Четверг 20 февраля 2020 года | 09:40
  • бел / рус
  • eng

Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 10.1

18.01.2020  |  Общество   |  Владимир Мацкевич, философ и методолог,  
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 10.1

Доступно ли гражданское общество непосредственному наблюдению? Как его можно увидеть, зафиксировать, измерить?

Понятия существуют в теории, они умопостигаемы и этим отличаются от явлений, которые доступны наблюдению. Мы можем видеть, как материальные вещи падают на землю, и объясняем эти явления гравитацией. Но саму гравитацию мы не видим. Точно так же мы не видим магнетизм, электричество, энергию, но можем видеть и ощущать их проявления. В ощущениях нам дана вовсе не материя, а материальные вещи. Ощущая вещи, мы домысливаем в них материю, или субстанцию вещей, их скрытую от ощущений сущность. Материю и сущность вещей можно атрибутировать, выделить существенные необходимые и достаточные признаки. Зная атрибуты, мы можем их измерить, определить органолептически и на этом основании сделать умозаключение о сущности вещей. Так, по радиоактивности, магнитным свойствам, электропроводимости мы определяем металлы, из которых состоят вещи. По тестам мы определяем тип заболевания и т.д.

С гуманитарными понятия точно так же. Гражданское общество не дано в ощущениях. Но у гражданского общества можно выделить наблюдаемые атрибуты, по которым мы можем судить о том, присутствует ли оно в конкретной исторической ситуации или нет.

Самые простые атрибуты фиксируются в категориях пространства, времени, модальности и интенсивности. Мы можем измерять размеры, протяженность, длительность, ритмичность, сходство-различие, силу и количество чего-либо.

У гражданского общества тоже необходимо выделить пространственно-временные характеристики, качественные и количественные признаки.

Проще всего начать с количественных характеристик. Обществом (а значит, и гражданским обществом) можно называть некоторое множество людей. Людей, а не кого угодно. Не можем мы считать обществом множество манекенов или статуй, но также и множество животных.

Общество — это люди и это качественный, или модальный, атрибут. Его можно конкретизировать: взрослые люди, живые люди, каким-то образом связанные между собой люди. И их много.

Можно разбираться дальше с тем, много — это сколько? Или взрослые люди — это с какого возраста? Достаточно ли аттестата зрелости, совершеннолетия или чего-то еще (прохождение обрядов инициации, конфирмации, службы в армии, "возраста согласия" или физиологического созревания и т.п.). В разные эпохи и в разных ситуациях это определяется по-разному. Поэтому качественные и количественные атрибуты гражданского общества существуют, но они слишком просты, абстрактны и размыты, их определение ничего нам не дает для понимания сущности.

Почти то же самое с пространственно-временными атрибутами. Множество людей, собранных в одном месте и в одно время, может быть народным собранием, а может быть просто случайной толпой. Множество людей на площади может быть митингом или толпой в базарный день, зеваками на празднике и т.д.

Все эти атрибуты — либо случайные черты, либо необходимые, но недостаточные, не позволяющие установить сущность гражданского общества, сделать умозаключение об этой субстанции.

Гражданское общество — достаточно новое явление в исторической перспективе, и само понятие гражданского общества сформировалось совсем недавно. Поэтом и для его атрибутирования необходимо использовать более современные категории.

К таким категориям относятся энергетические и информационные связи и отношения. Именно через энергетический и информационный метаболизм только и можно определить и зафиксировать гражданское общество.

В первоначальном значении термин "метаболизм" относился к обмену веществ. С появлением термодинамики стало возможным говорить об энергетическом метаболизме. А после работ Антония Кемпинского в обиход вошел термин "информационный метаболизм". Через энергетический и информационный метаболизм мы и попробуем сформулировать исходные представления о гражданском обществе, выделим его атрибуты и видимые проявления.

В предшествующих фрагментах этого текста я связывал гражданское общество с общественным мнением и средствами массовой информации. Форма и тип массовой информации определяют исторические или временны́е рамки и границы возникновения гражданского общества.

Не углубляясь в историю, зафиксируем связку "СМИ—публика". С появлением оперативных и массовых средств распространения информации человеческое общество перешло в новое качество, одна их характеристик этого нового качества общества получила название — гражданское общество. Формой проявления гражданского общества стала публика.

В словарях и энциклопедиях можно найти множество определений понятия "публика", но в них мало толку. Для нашей темы важна категориальная оппозиция "толпа—публика", контекст для понимания заложен в дискуссии между Габриелем Тардом и Густавом Лебоном. Рассматривая толпу как общественный феномен, Густав Лебон характеризовал XIX век как эпоху толп и предсказывал, что и XX век будет таким же. Жан Габриель Тард оспаривал теорию и подход Лебона, он обратил внимание на фактор СМИ в общественных процессах не только для формирования общественного мнения, но и самого типа общества, его сущности, эту новую сущность он назвал старым термином "публика". Далее Тард сравнивает толпу и публику по целому ряду их атрибутов, описывая сходство и различие между ними.

Я мог бы воспользоваться достаточно глубокими размышлениями Тарда и Лебона, а также трудами тех, кто развивал их подходы (Хосе Ортега-и-Гассет, Серж Московичи и др.), но не могу ими ограничится. Габриель Тард описывает исторический эпоху публики, которая приходит на смену веку толп, но ведь и эпохе публики может прийти конец. Я думаю, что он уже и пришел, в наше время публика уступает место сетевым формам организации общества. А каждая новая эпоха побуждает к пересмотру всех прежних представлений, а не только непосредственно ей предшествующих.

Поэтому я даю собственную трактовку последовательности "толпа—публика—сети" в рамках анализа и исследования современного гражданского общества.

Поскольку для анализа и исследования гражданского общества первостепенное значение имеет энергетический и информационный метаболизм, то и феномены толпы, публики и сетей я буду рассматривать именно через эти атрибуты. Но и пространственно-временные, модальные и интенсивностные характеристики, которые в большей степени интересовали предшествующих исследователей, также нельзя обойти вниманием. Начнем по порядку.

Толпа

В рамках рассмотрения энергетического и информационного метаболизма понятие "толпа" требует некоторого расширения содержания и объема по сравнению с тем, как это рассматривалось Лебоном и Тардом. Толпа — это один из видов контактных групп. Контактные группы — любое собрание множества людей в одном месте и в одно время: это и привычная толпа на площади или рынке, и народное собрание на Агоре, и клуб по интересам. Некоторое количество людей, находящихся в контакте друг с другом непродолжительное время. Контактные группы могут быть устойчивыми, если одни и те же люди с некоторой периодичностью собираются в одном и том же месте или в разных местах, а могут быть спонтанными — разовое скопление разных людей.

Рис. 1. Контактная группа, толпа

  • Контактная группа (толпа), сколь бы многочисленной она ни была, это всегда подмножество некоего, еще большего количества людей.
  • Контактная группа (толпа) ограничена в пространстве и времени. Может перемещаться в пространстве и может периодически собираться и рассыпаться.
  • Контактная группа (толпа) характеризуется некой общностью, или единством, выражаемым местоимением "мы". Эта общности, или единство, могут быть устойчивыми (клубы, секты, собрания партий и т.д.), а могут быть разовыми и случайными (разбушевавшаяся возмущенная толпа на рынке или площади, праздничная толпа или ритуальная на обрядах, митингах, похоронах).
  • Характер и содержание осознаваемой общности и единства различаются в контактных группах с фиксированным членством (клубы, банды, средневековые армии в походе и т.п.) и случайных группах, которые и принято считать толпами.
  • Контактная группа (толпа) энергетически заряжена. Энергетика, в данном случае, не имеет отношения ни к физике, ни к эзотерике, речь об эмоциональном возбуждении, возмущении, пафосе, о тех состояниях, которые побуждают толпу к определенным поступкам. Поступки могут быть нормированы (религиозные ритуалы, правила проведения собраний), а могут быть спонтанными. Именно спонтанные, но закономерные и воспроизводимые поступки толпы были предметом пристального внимания Лебона и Тарда.
  • Энергетика разных людей в толпе может быть различной по степени, но люди заражаются энергетически друг от друга. Поэтому в толпе часто захватывают лидерство самые паранояльные и фанатичные индивиды, от них исходит энергетика, захватывает толпу и выливается в действие или поступки. Поступки могут быть любыми: от "суда Линча" до взятия Бастилии, от разрушения до триумфального вознесения лидеров и кумиров. Энергетическим метаболизмом толпы можно научиться управлять. Искусство риторики и демагогии изобретено специально для этого.
  • Сильные энергетические воздействия захватывают толпу и контактные группы с высокой скоростью. Паника в толпе распространяется мгновенно, точно так же как пароксизмы восторга и агрессии.
  • С точки зрения информационного метаболизма, контактная группа (толпа) представляет собой броуновское движение. Информация передается хаотично, от индивида к индивиду, через контакт всех со всеми. Общая для всех информация передается некорректно, с искажениями, поэтому информационный метаболизм в толпе выполняет служебную функцию по отношению к энергетическому.
  • До эпохи СМИ общество существовало преимущественно в виде и форме контактных групп или толп. Это не значит, что не существовало прототипов публики и сетей. Феномен публики с древних времен можно было увидеть в религиозных сообществах, в транслируемых философских школах, в древнегреческом театре. Сети тоже существовали с древних времен в виде дипломатических отношений монархов, в инфраструктуре караванных и торговых путей.
  • Любые контактные группы и толпы имеют пределы количественного роста, пространственно-временные рамки, они ограничены необходимостью контакта всех со всеми. В степи и в походах контактные группы могут вырастать до размеров огромных орд. В городах и на местности со сложным ландшафтом большие орды рассыпаются на мелкие толпы или отряды. "Разрезание толпы", уменьшение ее количества и массы — один из важнейших тактических приемов борьбы с толпами армии и полиции.

Гражданское общество в XVIII веке зарождалось в контактных группах. В университетах, в городских академиях ученых, в клубах Лондона и Парижа. Эти малочисленные, но активные контактные группы использовали спонтанные и организованные толпы для достижения своих целей и для распространения своих идей. Других способов для гражданского действия у них не было. Но эти же контактные группы стали использовать прото-СМИ для политической деятельности. Они распространяли листовки и прокламации, становились авторами зарождающихся газет. Для появившихся газет контактные группы были первой целевой аудиторией, а потом сами стали использовать газеты для выхода на большую аудиторию.

Публика

Термин "публика" был в ходу задолго до Тарда и использовался в смысле, близком к тому, который придал ему Тард, когда речь шла о публике в театре, на религиозных празднествах, при инаугурации монархов или иерархов церкви. Древнее происхождение слова всегда вызывает трудности с определением точного значения. В некотором смысле можно принимать латинское слово publica за синоним слова populus, примерно, как люди = народ (так можно понимать выражение Цицерона: “Res publica est res populi”), но не plebs of Rome.

Сравнивая термин res publica с термином δημοκρατία, можно предположить, подобие слов publica и δῆμος, но вряд ли это будет корректным.

Иногда термином "публика" обозначают общество, но не как субъекта и актора, а как объект воздействия — общественность, например, в английском Public Relations.

Публику в театре, на лекции, на проповеди в церкви можно называть аудиторией, так же как мы говорим про аудиторию телеканала или СМИ.

Проще всего, разбираясь с тардовским социологическим и политологическим понятием "публика", схематизировать его представления и атрибутировать публику в рамках информационного метаболизма.

Рис. 2. Публика

Публика — это люди из подмножества всего множества людей, отличающихся тем, что они потребляют информацию из одного источника. Грубо говоря, это те люди, которые регулярно читают одну газету, слушают радио, смотрят одни и те же фильмы.

Люди из этого подмножества могут оказаться в случайной или организованной толпе, но будут несколько отличаться своим поведением от остальных. Могут иногда сами объединяться во временную случайную толпу или создавать контактные группы с постоянным членством в них.

Но принцип организации публики в том, что контакты людей между собой в ней необязательны. Публика ориентирована на идеи, ценности, мнения, которые черпаются из средств массовой информации.

  • Размер (количество) публики изменяется в очень больших масштабах: от маленькой аудитории стенгазеты до всей нации. Исторически публика никогда не совпадает со полным множеством людей, но может стремиться к этому. Такой предел практически был почти достигнут к началу Первой мировой войны, когда патриотическая и националистическая эйфория охватила не просто нации, но подданных огромных империй Германии, Австро-Венгрии, России и Великобритании.
  • Пространственно-временные рамки публики не ограничены местом и временем собрания больших групп людей. Пространство публики задается ареалом распространения языка и СМИ на этом языке. Если газета распространяется в одном городе, то и ареал пребывания публики совпадает с размерами этого города, читатели общенациональных газет обитают во всех уголках страны. Временные пределы публики заданы длительностью существования СМИ, информацию которых она потребляет. Течение времени для публики не имеет принципиального значения, поскольку кто-то может читать газету утром, а кто-то вечером или в другой день. Радио вещает на всю аудиторию одновременно (в первые десятилетия своего существования радио вещало только в прямом эфире), но слушатели находятся в разных местах и не вступают в контакт друг с другом.
  • Общность и единство публики задается идеями и содержанием СМИ, интерпретациями модных и влиятельных публицистов и журналистов. В эпизодических контактах представители публики опознают друг друга по ключевым словам, по паролям, почерпнутым из газетных материалов, по совпадающим оценкам событий и фактов.
  • У публики вырабатывается иллюзия, что то, что известно каждому, известно всем, и наоборот. То, что опубликовано в общих СМИ и рассказано в эфире, знает каждый.
  • Специфика информационного взаимодействия в публике состоит в отсутствии (практическом отсутствии, которое не отменяется письмами читателей в редакции газет) обратной связи. Информация распространяется в одном направлении: от источника к потребителю.
  • Энергетическая составляющая публики определяется очень многими факторами: от таланта и харизмы публициста и радиооратора до частоты повторений и длительности воздействия информации. Возбуждение и заряженность публики возрастает вместе с иллюзией общераспространенности идей, мнений и оценок. Преданный читатель газет и слушатель радио тем более эмоционально заряжен, чем больше уверен в том, что его мнение и оценку разделяет "весь народ".
  • Формы энергетической заряженности у публики и толпы существенно различаются. Экстатические и панические у публики принимают иные формы и могут становиться хроническим. Экстаз и паника в толпе проходят так же быстро, как возникают, а у публики они могут принимать формы фанатизма или фобий, становятся чертами характера. Не имея непосредственного контакта с другими, находящийся под длительным воздействием СМИ читатель и слушатель склонен принимать свои реакции как собственные, а не как эффект заражения от других.
  • Информационный метаболизм в публике также сложнее, чем в толпе. Лишенный обратной связи читатель и слушатель превращается в пассивного потребителя информации и привыкает некритично воспринимать мнения, оценки и интерпретации, получаемые из газет и радио. Высокое доверие к печатному слову и эфирной информации вырабатывалось десятилетиями и усваивалось поколениями. Пережитки такого некритического доверия к СМИ встречаются еще и в наше время, хотя весь эфир и все информационное пространство полно противоречащих один одному месседжей, постправды и фейков.
  • Индивидуальные реакции отдельных представителей публики изменяются в широких пределах, от интоксикации информацией, до идиосинкразии на нее.

Как понятие "толпа" у Лебона и Тарда не совпадает с греческим понятием "охлос" (ὄχλος), так и понятие "публика" не совпадает в XIX и XX веках с понятием "народ" (δῆμος). Век толп нельзя понимать, как охлократию (ὀχλοκρατία), толпа в этот период не имела власти, но всегда использовалась как инструмент власти или орудие, направленное против власти. Поэтому корректнее употреблять термин "толпа" во множественном числе. В отличие от греческой охлократии — власти толпы-черни, где охлос был чем-то единым, худшей частью народа, — в XIX и XX веках приходится говорить о множестве толп, особенно если понимать толпу только как разновидность контактных групп.

Точно так же и публика. Мы можем обсуждать абстрактное понятие — публика, а конкретно — в обществе сосуществует множество разных публик. Можно выделить светскую публику, можно говорить об образованной публике (интеллигенции) или об интеллектуалах, можно помнить о богеме (раскрепощенной артистической и художественной публике). Да и этих разновидностей публик может быть несколько даже в одном крупном городе. Либеральные, социалистические, христианские и прочие газеты рассчитаны на свои целевые аудитории и формируют соответствующие разновидности публик.

В XIX и XX веках развивалось и видоизменялось гражданское общество, и вместе с ним менялась и сущность, или субстанция, демократии.

Древнегреческая демократия была властью одной контактной группы, это была прямая демократия — власть демоса, т.е. всего народа. Демос-народ не совпадает с населением, может быть, даже составляет меньшую часть от всего населения. В XVIII-XIX веках прямая демократия невозможна, как невозможна власть одной контактной группы над всеми остальными. На любую возбужденную и агрессивную толпу всегда найдется антагонистическая толпа, и между такими толпами возводятся баррикады.

Такие баррикадные бои толп продолжаются больше столетия, вплоть до Парижской коммуны, все это составляло кульминацию политической борьбы до 70-х годов XIX века.

С широким распространением ежедневных газет политическая жизнь кардинально меняется. Театр военных действий переносится с улиц и баррикад в пространство общественного мнения, в борьбу различных публик между собой и их всех вместе с государством. Наступает время публик и расцвет гражданского общества. Относительный расцвет, конечно. Гражданское общество пережило несколько катастрофических кризисов.

Выжило в этих кризисах. Но к концу ХХ века оно столкнулось с новым вызовом: век публик закончился. Наступило новое время, и на смену старым толпам, новым публикам пришло новейшее сетевое общество. Наступил век сетей.

Рис. 3. Сети, бесконтактная коммуникация

Но об этом в продолжении.

Читайте также:

Текст впервые был опубликован в блоге Владимира Мацкевича в Фейсбуке:

Подписывайтесь на наш Telegram-канал "Думаць Беларусь": http://t.me/methodology_by!

Другие новости раздела «Общество»

Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 11
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 10.3
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 10.3
Еще несколько добавлений про сети и сетевое общество.
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 10.2
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 10.2
Сетевое общество и сетевая коммуникация уже давно в центре внимания культурологов и политологов. Сейчас эта тема обсуждается в связке с интернетом и таким интернет-явлением, как социальные сети.
Владимир Мацкевич: Русский образ мыслей — это подданство, а беларусский образ мысли — гражданский
Владимир Мацкевич: Русский образ мыслей — это подданство, а беларусский образ мысли — гражданский
Окровавленные руки русского империализма — сильный символ. Талантливый перформанс.
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 10.1
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 10.1
Доступно ли гражданское общество непосредственному наблюдению? Как его можно увидеть, зафиксировать, измерить?
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 9.2
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 9.2
Мужество иметь собственное мнение, о котором я говорил в предыдущем фрагменте, ничего не стоит без истинности этого мнения.
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 9.1
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 9.1
Мне часто приходилось слышать в разных ситуациях высказывание: "Я представляю здесь гражданское общество Беларуси/Х-ландии". И меня всегда коробило это высказывание.
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 8
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 8
Беларусские политики не знают беларусского общества, не знают своей страны. И не хотят знать.
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 7
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 7
Нет ничего практичнее хорошей теории.
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 6.2
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 6.2
Единство нации — это просвещенческая идея, или явление эпохи модерна.
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 6.1
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 6.1
Если бы мне понадобилось описать гражданское общество Беларуси в лицах, я бы начал с Валентина Акудовича и Светланы Алексиевич.
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 5
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 5
Гражданское общество — это реализация идеалов Просвещения. Современное воплощение этих идеалов.
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 4
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 4
Гражданское общество немыслимо без общественного мнения, общественное мнение невозможно без СМИ. Но гражданское общество — это еще и гражданское действие, гражданское поведение.
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 3
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 3
Гражданское общество немыслимо без общественного мнения, а общественное мнение невозможно без средств массовой информации.
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 2
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 2
"Ну, уж это положительно интересно, — трясясь от хохота проговорил профессор, — что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!" Думаю, все помнят, откуда это.
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 1
Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 1
Гражданское общество в Беларуси есть. Я это точно знаю, поскольку именно солидарность гражданского общества спасла меня от смерти в октябре 2006 года.
Мониторинг реализации Конвенции ЮНЕСКО об охране разнообразия форм культурного самовыражения (2019)
Мониторинг реализации Конвенции ЮНЕСКО об охране разнообразия форм культурного самовыражения (2019)
Представляем отчет по результатам второго комплексного исследования-мониторинга реализации Республикой Беларусь Конвенции ЮНЕСКО об охране и поощрении разнообразия форм культурного самовыражения.
Улад Вялічка: Я з цеплынёй і павагай узгадваю 10 год у "ЕўраБеларусі". Гэта было варта і годна!
Улад Вялічка: Я з цеплынёй і павагай узгадваю 10 год у "ЕўраБеларусі". Гэта было варта і годна!
Ад учорашняга дня Улад Вялічка сыйшоў з пасады генеральнага дырэктара Міжнароднага кансорцыума "ЕўраБеларусь", але шэрагаў сябраў арганізацыі ён не пакідае.
Мацкевич: В Беларуси есть подготовка кадров, воспитание и обучение, но образования как такового нет
Мацкевич: В Беларуси есть подготовка кадров, воспитание и обучение, но образования как такового нет
Образование в Беларуси не меняется, потому что государство заинтересовано в дешевой и в меру грамотной рабочей силе.
Владимир Мацкевич: Ежедневный плебисцит беларусской нации должен продолжаться и развиваться
Владимир Мацкевич: Ежедневный плебисцит беларусской нации должен продолжаться и развиваться
11 марта 1882 года в Сорбонне Эрнест Ренан прочел свою знаменитую лекцию "Что такое нация".
Аксана Бярнацкая: Падабаецца дапамагаць людзям, якія хочуць нешта рабіць

Навагодняя гісторыя пра тое, як паляпшаць жыццё навокал і пры гэтым заставацца шчаслівым.

Оксана Шелест: В Беларуси начали появляться новые общественные инициативы (Видео)

В ситуации угрозы для независимости Беларуси они не опираются на традиционные институты гражданского общества и политической оппозиции, а также не ищут и не рассчитывают на какую-либо поддержку извне.

Улад Вялічка — пра ўдзел Беларусі ва Усходнім партнёрстве: трэба больш жадаць і намагацца большага

10 год удзелу Беларусі ва Усходнім партнёрстве. Што гэта дало нашай краіне? Як складваліся адносіны з ЕС? Якімі магчымасцямі Беларусь да гэтага часу не скарысталася? Чаго чакаць надалей?

Краткая политическая история современной Беларуси

Наша политическая история выглядит как деградация структур. А разум, совесть и человеческое достоинство есть у граждан. И каждый гражданин способен сам решать, в чем ему участвовать, а в чем нет.