Воскресенье 16 июня 2019 года | 20:57
  • бел / рус
  • eng

Владимир Мацкевич: Уничтожение НИСЭПИ – последняя стадия разгрома беларусской социологии

15.08.2016  |  Общество   |  Алексей Юрич,  ЕвроБеларусь
Владимир Мацкевич: Уничтожение НИСЭПИ – последняя стадия разгрома беларусской социологии

Беларусь стремительно превращается в страну третьего мира: уничтожение интеллектуальных ресурсов делает нас обществом, неспособным на самоорганизацию – как на Кубе или Северной Корее.

Разгром социологии, аналитического центра или экспертной команды наносит гораздо больший урон демократии, национальным интересам страны, чем уличное противостояние милиции нескольки десятков активистов. Если Беларусь потеряет остатки интеллектуальных ресурсов, страна одновременно потеряет независимость и интеллектуальную свободу.

9 августа основатель НИСЭПИ Олег Манаев объявил, что институт сворачивает исследовательскую деятельность в Беларуси. Руководство последнего независимого социологического института решило прекратить исследования после показа фильма «Примат НИСЭПИ» по телеканалу «Беларусь 1». Как пояснили  авторы, фильм основан на документах, подброшенных анонимной женщиной, где фигурируют расписки и имена координаторов опросной сети в Беларуси.

О причинах и последствиях ликвидации НИСЭПИ Служба информации «ЕвроБеларуси» побеседовала с философом и методологом Владимиром Мацкевичем.

- Беларусские власти очень терпеливы: они могут откладывать расправу над неугодными людьми или организациями на очень долгий срок. Уничтожение НИСЭПИ – последняя стадия разгрома беларусской социологии, который длился в течение последних 15 лет. Прямому давлению подверглись и лаборатория «Новак», и НИСЭПИ, и другие структуры; независимые социологические службы вытеснены за границу: тот же НИСЭПИ зарегистрирован в Литве. Разгром социологии – явление не сегодняшнего дня, это завершение длительного процесса. Не следует связывать уничтожение НИСЭПИ с выборами или другими текущими событиями: просто не нужна беларусскому режиму независимая социологическая служба, независимые опросы, которые могут давать обществу достоверную информацию.

Сам режим нуждается в достоверной информации и собирает ее либо через КГБ, либо в засекреченном виде используя материалы опросов Ротмана или Института социологии. Последний способен провести опрос, но ему не под силу самостоятельно поставить задачи и интерпретировать полученные результаты, которые могут быть использованы спецслужбами. В свое время при КГБ была создана социологическая служба «Зеркало», которая работала полупублично, потом в ее услугах нуждаться перестали. Сейчас, я думаю, они проводят исследования исключительно для себя абсолютно засекреченным образом.

- Почему руководство НИСЭПИ приняло решение свернуть исследовательскую деятельность в Беларуси? Ведь, в конце концов, можно сменить сеть внутри страны, а можно перейти на телефонные опросы – по примеру лаборатории аксиометрических исследований «Новак».

- Понимаете, подпольная социология – нонсенс.

Знаете, ведь не только беларусские власти предъявляли претензии к социологам. Очень часто независимые исследователи высказывали опасения, что при авторитарном режиме социологические опросы вообще нельзя проводить, потому что люди отвечают не так, как думают, а дают ответы, правильные с точки зрения власти. Поэтому уже на этом этапе предполагается появление искаженной информации.

Социолог должен представляться; организация заклеймлена беларусским телевидением – как интервьюеру приходить к респондентам от имени НИСЭПИ, организации, разгромленной в средствах массовой информации?

Людей, которых можно привлечь к социологическим опросам, в стране не так и много. Социолог – не массовая профессия, это психологов сегодня штампуют тысячами, из-за чего они имеют низкий уровень квалификации. Для соцопросов нужны подготовленные люди,  с соответствующим уровнем образования, которые имеют хотя бы минимальное представление о социологии. Но главное, что публичной деятельностью невозможно заниматься тайно. Понятно решение руководства НИСЭПИ и Манаева свернуть работу по проведению массовых опросов. Очень прискорбный факт для беларусской аналитики, в целом для гражданского общества, но решение НИСЭПИ вполне объяснимо, и, наверное, это единственно разумное решение в сложившихся условиях.

- Исследования НИСЭПИ являлись единственным барометром, который более-менее объективно отражал состояние общества. Барометра больше нет – как измерять пульс общественной жизни?

- Иногда невозможно что-то заменить. НИСЭПИ, проводивший соцопросы более двадцати лет, накопил базу – ни одна новая команда не будет иметь такого опыта и данных для анализа, а потому их результаты с научной точки зрения будут иметь гораздо меньшее значение.

Кроме того, сегодня создать новую независимую структуру крайне сложно. Можно представить объем работы, который необходимо провести (подготовку, отбор людей, наработку заказчиков). Социология стоит денег, и эта стоимость измеряется десятками тысяч условных единиц; у новой команды не будет соответствующей репутации, наработанной клиентской базы, за что заказчики могли бы платить. Я не представляю себе, что могло бы заменить НИСЭПИ в ближайшее время.

- Почему власти уничтожили НИСЭПИ, но позволяют существовать, например, оппозиционным партиям?

- Беларусское общество, оппозиционно настроенное к сегодняшнему режиму, со стороны выглядит однобоко и ущербно. Предполагается, что основную борьбу с режимом ведут политические партии, что борьба выливается в массовые акции протеста. Но давайте посмотрим на оппонентов глазами беларусского режима.

Малочисленные, невыразительные акции протеста, которые возможны сегодня, не представляют для режима серьезной угрозы. А вот правдивая информация, научная аналитика, экспертиза, мониторинги напрягают режим и представляют для него определенную опасность. Поэтому режим позволяет существовать маргинальным, невлиятельным и малочисленным партиям, позволяет немногочисленные акции протеста, а вот существование независимых экспертных, аналитических, социологических центров режим не может себе позволить.

Обществу давно пора сменить представление о том,  что противостоит беларусскому режиму в действительности. В первую очередь противостояние идет по интеллектуальной линии. Обычно, когда задерживают на 15 суток или на более длительный срок оппозиционного политика, об этом трубят правозащитники, говорят СМИ. Но десятки профессоров, докторов наук, уволенных из академических институтов за "невосторженный образ мыслей", сотни кандидатов, доцентов, подвергшихся запрету на профессию, которые не могут найти соответствующую своей квалификации работу в учреждениях образования и госучреждениях – это намного более болезненные результаты сопротивления режиму, чем репрессии против нескольких политических деятелей.

Мы не понимаем, что разгром социологии, аналитического центра или экспертной команды наносит гораздо больший урон демократии, национальным интересам, чем уличное противостояние нескольки десятков активистов. Урон, который наносится всему беларусскому обществу, просто катастрофический; мы можем вообще лишиться интеллектуальной, духовной основы для сопротивления и превратиться в общество, неспособное к самоорганизации – примерно так сегодня выглядит общество на Кубе или в Северной Корее, где вообще не осталось ресурсов, чтобы развернуть общественное движение, движение сопротивления.

На этом фоне могут действовать псевдооппозиционные партии, квазипартии. Пока мы не поймем, где лежит граница безопасности беларусского общества европейского типа, до тех пор мы будем позволять режиму уничтожать остатки всего лучшего, умного, образованного, интеллектуального, которое все еще остается в Беларуси. Это касается и бизнеса, и науки, и социологии. Уже практически разгромлена историческая наука, разгромлена социология. Что остается? Еще немного теплится теоретическая экономика, потому что вся практическая экономика, которую невозможно запретить, пока есть производство, торговля, ужасно деформирована и искажена; общественно-политические отношения настолько извращены, что только теоретики сохраняют здравый смысл. Но теоретики редко способны на организацию производства, реформы, реорганизацию. Они знают, как это правильно должно быть устроено, но не знают пути перехода к «правильному».

Что остается? Остаются считанные группы интеллектуалов, которые держатся из последних сил; если мы потеряем их, то если Беларуси и суждено когда-нибудь пережить обновление, трансформацию, реформы, то их придется делать с опорой на внешние силы, приглашая специалистов извне. Мы стремительно превращаемся в страну третьего мира, не способную к самостоятельному движению в будущее.

- Власти сознательно взяли курс на выдавливание, уничтожение интеллектуальных ресурсов?

- Совершенно верно: это долгосрочная планомерная политика властей с середины 90-ых годов. Сейчас мы находимся в заключительной фазе этого процесса.  Еще что-то в стране сохраняется, еще есть эксперты, которые накопили багаж, социальный капитал в середине 90-ых годов, которые поработали за рубежом, а  в своей стране не могут найти применения в государственном секторе или даже публичном пространстве. Если такая политика продлится еще несколько лет, то эксперты состарятся, а молодого поколения практически нет; если мы потеряем даже то, что имеем сегодня, мы одновременно потеряем независимость, интеллектуальную свободу. Просто перестанем быть хозяевами своей судьбы.

Мы и так сегодня уже не хозяева своей судьбы: в Беларуси правит компрадорский коррумпированный режим, держащийся только за счет российской помощи, за счет поддержки Кремля и готовности предоставить силы для подавления противников. Мы и сейчас не имеем полноценной независимости, но угроза в том, что мы окажемся не готовы к ней даже при создании благоприятных условий. Чаще всего государства, страны, нации обретают независимость при изменении внешнеполитической ситуации, но чтобы воспользоваться изменениями внешних условий, нужно иметь хорошую базу, прежде всего мозги активных людей. Если мозги останутся только у стариков, лишенных активности, а у молодых, полных активности, мозгов не окажется, нас ждут очень плачевные времена.

Другие новости раздела «Общество»

Культурная политика как фактор развития (Фото)
Культурная политика как фактор развития (Фото)
В Беларуси есть цензура и не соблюдаются авторские права, а Кодекс о культуре направлен прежде всего на ее контроль, а не на развитие.
Татьяна Водолажская: Беларусам не свойственно рефлексировать свои эмоции и рассказывать о них
Методолог Мацкевич: "Чернобыльский шлях" нужно сохранить, отвязавшись от протестов (Видео)
Методолог Мацкевич: "Чернобыльский шлях" нужно сохранить, отвязавшись от протестов (Видео)
Три десятка лет истории проведения "Чернобыльского шляха", приуроченного к годовщине катастрофы на Чернобыльской АЭС, делают его культурным достоянием Беларуси.
Владимир Мацкевич: Я — философ и методолог
Владимир Мацкевич: Я — философ и методолог
Философия — это то, чем я занимаюсь.
Пять самых актуальных задач, которые стоят перед беларусским обществом и нацией
Пять самых актуальных задач, которые стоят перед беларусским обществом и нацией
Как-то политолог Павел Усов написал: "Тема выборов уже стала проблемой не политической, а философской. Проблемой мировоззренческой. В спорах сталкиваются не практические, а ценностные системы".
Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений
Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений
Проект "Живая Библиотека" представил отчет по результатам пилотного исследования "Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений".
Оксана Шелест: Еще рано говорить о партнерских отношениях структур гражданского общества и власти
Оксана Шелест: Еще рано говорить о партнерских отношениях структур гражданского общества и власти
30 января 2019 года в Гомеле прошел информационный день программы ЕС "Восточное партнерство".
Ребята с нашего двора. Как Осмоловка избежала сноса и станет ли она образцом городского активизма
Ребята с нашего двора. Как Осмоловка избежала сноса и станет ли она образцом городского активизма
Четыре года борьбы за Осмоловку ее жителей и активистов принесли победу: первый послевоенный микрорайон Минска сносить не будут.
Владимир Мацкевич: У каждого есть возможность внести свою лепту в общее дело
Владимир Мацкевич: У каждого есть возможность внести свою лепту в общее дело
Беларусский философ и методолог Владимир Мацкевич в своем блоге в Фейсбуке поделился размышлениями, которые озаглавил "О правилах поведения".
Ці выратуе дэпалітызацыя і дыялог з уладамі грамадзянскую супольнасць Беларусі? (Фота)
Ці выратуе дэпалітызацыя і дыялог з уладамі грамадзянскую супольнасць Беларусі? (Фота)
Старшы аналітык Цэнтра еўрапейскай трансфармацыі Аксана Шэлест тлумачыць, "што можа развіць і забіць" грамадзянскую супольнасць Беларусі.
Спор философа с Богом за Беларусь
Спор философа с Богом за Беларусь
"Бороться с Богом мне незачем, а вот поспорить за Беларусь — есть повод", — пишет философ и методолог Владимир Мацкевич.
До Киева не доведет. Почему нет связи между языком и готовностью бороться за независимость страны
До Киева не доведет. Почему нет связи между языком и готовностью бороться за независимость страны
Большинство беларусов считают свою страну самодостаточной — вне зависимости от того, на каком языке говорят. И уверены, что она должна оставаться независимой.
Публичная встреча с Адамом Михником "[Не]своя страна" (Видео)
Публичная встреча с Адамом Михником "[Не]своя страна" (Видео)
17 декабря 2018 года в Минске Летучий университет и Галерея TUT.BY провели публичную встречу с легендарным польским диссидентом, общественным деятелем и журналистом Адамом Михником.
Уладзімір Мацкевіч: Каля ста чалавек кожны год вучыцца ў беларускім Лятучым універсітэце (Аўдыё)
Уладзімір Мацкевіч: Каля ста чалавек кожны год вучыцца ў беларускім Лятучым універсітэце (Аўдыё)
Адукацыйная пляцоўка была створана на ўзор Лятучага ўніверсітэта, які пад канец 1970-х гадоў дзейнічаў у Польшчы.
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 12, 2018
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 12, 2018
Центр правовой трансформации (Lawtrend) представляет выпуск Электронного бюллетеня LawtrendMonitor, # 12, 2018.
Ці ёсць жыццё пасля стартапу, альбо Што агульнага паміж культурай і мопсам?
Ці ёсць жыццё пасля стартапу, альбо Што агульнага паміж культурай і мопсам?
Пры цяперашняй модзе на стартапы людзі навучыліся вельмі добра прэзентаваць сябе і свае праекты, але адказу на пытанне “А што далей?” – няма.
Татьяна Водолажская: Онлайн­ создает совершенно новую образовательную среду
Татьяна Водолажская: Онлайн­ создает совершенно новую образовательную среду
Дистанционные программы стремительно набирают популярность. Как в таких условиях трансформировать работу университетов, чтобы сохранить их конкурентоспособность на рынке образовательных услуг?
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 11, 2018
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 11, 2018
Центр правовой трансформации (Lawtrend) представляет выпуск Электронного бюллетеня LawtrendMonitor, # 11, 2018.
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 10, 2018
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 10, 2018
Центр правовой трансформации (Lawtrend) представляет выпуск Электронного бюллетеня LawtrendMonitor, # 10, 2018.
Жыццё, якое яно ёсць. За што любяць і ненавідзяць “Ганцавіцкі час”
Жыццё, якое яно ёсць. За што любяць і ненавідзяць “Ганцавіцкі час”
Калі не заўважаць праблем і нарываў, то ўсё згніе і загіне.
Кампания «Повестка 50» завершилась Форумом регионального развития

Форум был посвящён не столько итогам, сколько вызовам и перспективам после создания и подписания местных повесток.

Doing Crypto Index: первый проект FlyUni Labs

Представляем вашему вниманию Doing Crypto Index — первый проект лаборатории Летучего университета FlyUni Labs.

Улад Вялічка — пра ўдзел Беларусі ва Усходнім партнёрстве: трэба больш жадаць і намагацца большага

10 год удзелу Беларусі ва Усходнім партнёрстве. Што гэта дало нашай краіне? Як складваліся адносіны з ЕС? Якімі магчымасцямі Беларусь да гэтага часу не скарысталася? Чаго чакаць надалей?

21 июня ровно в N часов... Что делать?

Страной правит диктатор. Диктатура опирается на безответственное меньшинство, состоящее из людей, лично отобранных диктатором, назначенных контролировать все ресурсы и средства в стране.