Среда 20 марта 2019 года | 21:28
  • бел / рус
  • eng

Яков Рогалин: Злу в Украине нужно противопоставить цепную реакцию доброты

28.07.2014  |  Общество   |  Служба информации "ЕвроБеларуси",  
Яков Рогалин: Злу в Украине нужно противопоставить цепную реакцию доброты фото www.facebook.com/yakov.rogalin

Донецкий фонд "Доброта" в условиях боевых действий в регионе умудряется наращивать помощь детям. В фонде убеждены, что творящемуся вокруг злу можно и нужно противопоставлять добрые дела.

 О том, как живет и с какими основными проблемами сталкивается это уникальное донецкое НГО, Служба информации "ЕвроБеларуси" попросила рассказать его директора, доктора Якова Рогалина:

- Как вы оцениваете ситуацию в Донецке и в целом в Украине? Насколько непримиримы противоборствующие стороны и как к этому относятся простые жители Донецка?

- Ситуация в Украине укладывается  в понятие "цепная реакция зла", когда уже не так уж важно, кто и с чего начал и за кем была правда. Важно, что сейчас правды нет ни за кем, кроме тех, кто здесь и сейчас, как говаривал Вольтер, "добросовестно возделывает свой сад". Другими словами, благотворительствует в самом широком смысле слова. Что касается противоборствующих сторон, то так называемые "простые" жители Донецка и являются человеческим наполнением этих сторон – индоктринизированные донельзя, утратившие фундаментальные ориентиры, т.е. действующие, как сказал бы Ницше : "По ту сторону добра и зла".
Убежден, что цепной реакции зла в Украине сейчас нужно противопоставить цепную реакцию доброты. Как это практически сделать? Нужно избрать тему, которая бы устраивала все противоборствующие стороны.  Чтобы люди почувствовали вкус от совершения добра, а не зла. И делать добро надо максимально прозрачно, отчетно, проверяемо. Такой подход у нас сработал. Поверьте, я очень прагматичный человек. Мы начали получать пожертвования от всех в возрастающих количествах.
- При этом произошел и рост объемов пожертвований?
- Да. Мы сегодня как раз посчитали, что в июле уже собрали пожертвований больше чем на 200 тыс гривен (около 17 тыс долларов – прим. "ЕвроБеларусь"). За месяц пожертвования выросли в два раза.  И это в ситуации изоляции, блокирования… Я думаю, в июле это еще не предел. И дальше объем пожертвований будет расти. Сейчас мы раскручиваем тему "Жажда доброты". Имеется ввиду жажда, как потребность в воде, и как крайняя нужда, необходимость. Мы сейчас  эту тему попытаемся вынести в качестве всеукраинского проекта. Нужно, чтобы из искры загорелось пламя. Ведь необходимо остановить, то, что происходит. Украина когда-то была христианской страной, а сейчас с обеих сторон настоящие каннибалы.  Происходит дегуманизация врага. Средства массовой информации и с той, и с другой стороны нацелены на то, чтобы показать, что враг – не человек. И единственное, чего он достоин – смерть. За два-три месяца раздули ситуацию до таких отношений. Как остудить людей? Я, во всяком случае, специалист  в том, как развивать благотворительность, практическое милосердие. И я обратился. В первую очередь, ко всем регионам Украины. И помощь пошла. Но надо отметить, что и россияне не отстают.
Таким образом, мы продемонстрировали принципиальную возможность цепной реакции добра. Осталось – работать над ее усилением. Более того, признаюсь, я другого пути не знаю. Ведь жить же как-то надо.
- Чем занимался ранее и чем занимается сейчас фонд "Доброта"?
Донецкий городской благотворительный фонд "Доброта" уже 16 лет занимается развитием благотворительности (не путать с благопотреблением!). Собственно, в этом секрет нашего успеха, широко известного в узких кругах .
Как и на всякой войне, первой ее жертвой является правда, поэтому приходится еще раз со всей ответственностью и доказательностью заявить , что наш фонд оказывает благотворительную помощь исключительно мирному населению без какой-либо дискриминации по политическим, этническим, религиозным и др. предпочтениям. Как правило, наши конечные реципиенты – обездоленные дети Донбасса.

В своей работе мы избрали партнеров , которые опекают больных, инвалидов, беженцев. Практически ежедневно получаем письма-обращения от десятков больниц, детских домов, приютов, интернатов, обществ инвалидов.
На сегодня наибольшая потребность в бутылированной воде, моющих и дезинфицирующих средствах, медикаментах и детском питании.
-  Как вам удается работать в нынешней ситуации? Кто оказывает помощь?
- Особенности работы в нынешней ситуации укладываются в концепт военно-городской благотворительности. Ее отличие от военно-полевой благотворительности – никакой помощи комбатантам, то есть участникам боевых действий. Мы не оказываем поддержку ни одной из противоборствующих сторон. Это понятно, ведь в противном случае меня легко было бы заподозрить и обвинить в пристрастности. Поэтому военно-городская благотворительность – это помощь исключительно мирному населению. От обычной благотворительности в нашей ситуации она отличается отсутствием лиц, принимающих решения о поддержке. Мы находимся в Донбассе – богатейшем регионе Украины. Здесь много предприятий, фирм. И если раньше я мог собрать помощь, что называется, на расстоянии двух рукопожатий, будь то лекарства, продукты или моющие средства, то сейчас лиц, принимающих решения о пожертвованиях,  здесь нет.
- А в ДНР?
- Мы не работаем с политическими структурами или заангажированными организациями. Мы сотрудничаем исключительно с юридическими и физическими лицами. Это принципиальная позиция. Мы так действуем уже 16 лет. Собираем пожертвования, а затем распределяем их.
- Не возникает сложности, скажем так, с новой властью?
- Этим все интересуются. Спрашивают, не происходит ли, например, мародерства. Нет. У фонда "Доброта" такой проблемы не существует. За 16 лет деятельности при доминировании в Донецке "Партии регионов" и противостоянии с оранжевой коалицией, мы не легли ни под кого.  И это всех устраивало. Нашу деятельность одобряли, но не поддерживали. Вот и сейчас ее одобряют, но не поддерживают.  
- А крупному донецкому бизнесу сейчас не до пожертвований…
- Да, в корпорациях людей, принимающих решений о благотворительности, здесь сейчас нет.  И мне пришлось создать социальную инновацию. Я назвал ее по аналогии с фандрайзингом, то есть привлечением инвестиций на некоммерческие проекты,  фрэндрайзингом.  То есть я обратился к друзьям. К людям, которые лично меня знают и знают, чем я занимаюсь. Причем люди эти придерживаются совершенно различных политических взглядов, различной этнической принадлежности и разных религиозных убеждений.  И очень важно, что все они согласились жертвовать на военно-городскую благотворительность, где конечным получателем почти всегда являются обездоленные дети. Они находятся в больницах, интернатах, приютах. И помощь им сегодня  – это больше чем благотворительность.
- На ваш призыв о помощи откликнулось уже более сотни доноров…
-  Да, из них сформирована Дружина доброты. В нее входит уже около 200 человек. Это именно те люди, которые оказывают помощь. Причем, подчеркну, зачастую они придерживаются диаметрально противоположных политических взглядов. Но эти люди нашли в себе силы на данный поступок. Конечно же, несмотря на то, что они меня знают, все равно задают вопросы: одни интересуются, не пойдут ли деньги на сепаратистов, другие – не пойдут ли деньги на бандеровцев.  Но тема детей не вызывает у благотворителей возражения.  При этом не имеет значения, из каких они семей, кто их родители. Зачастую у них и родителей нет. И эта тема, безусловно, объединяет. Что-то внутри нас говорит, что помочь обездоленному ребенку – это хорошо. Это – добро. И надо его культивировать. Чем дальше – тем больше.
- Можно пояснить, о помощи каким детям идет речь? Делается ли акцент на подростках, пострадавших в ходе боевых действий?
- Дети становятся сиротами по-разному. Но, как правило, речь идет о тех, кто стал сиротой еще до начала конфликта. Но ситуация для этих детей после начала боевых действий ухудшилась многократно.  Прекратилось усыновление, прекратилось опекунство, прекратились выезды в летние загородные лагеря, прекратилось обеспечение детских домов не только продуктами питания, но и лекарствами.
Обратите внимание, мы благотворительный фонд, а не волонтерская организация. У нас нет воспитателей, аниматоров, медработников. То, что я врач –  просто совпадение. Мы занимаемся помощью детям, находящимся под опекой. Мы привлекаем пожертвования и превращаем их в добрые дела. Поверьте, трансформировать средства в доброе дело, зачастую еще сложнее, чем их привлечь. Если ты не собираешься разбазаривать ресурсы. Нужно разбираться, кому, куда, сколько и чего нужно. Можно привезти ящик печенья в детдом, где живет 300 детей, и получится по три печенья на нос. А можно привезти этот ящик в многодетную семью и там его хватит на месяц. Согласитесь, есть разница.
- Но ведь довезти помощь в условиях боевых действий – это тоже проблема…
- Сложности с доставкой – это то, чего раньше не было. Чтобы привезти помощь в детдом за пределами Донецка, нужно проехать через череду блокпостов, преодолеть массу запретов.  Сейчас действует запрет на вывоз воды, продуктов и лекарств за территорию Донецка. И эти запреты надо преодолевать, всеми правдами и неправдами. Раньше таких проблем никогда не было. А теперь попробуйте в Славянск доставить бутылированную воду. Это подвиг. Во всяком случае, очень похоже на подвиг.
- На фотографии ваша машина обгоревшая. Что произошло?
- Это она так выглядит. Все нормально. Вообще, на самом деле, здесь в Донецке ситуация точно лучше, чем показывают по телевизору и пишут в интернете, но она намного хуже, чем хотелось бы. Журналисты слишком сгущают краски.
- Приходится ли сейчас взаимодействовать с другими общественными организациями из Украины, России, Беларуси, других стран?
- Я сам ротарианец, а потому на призыв о помощи первыми откликнулись члены Ротари-клубов, действующих во всем мире.
- Как выживают сегодня другие донецкие НГО?
- Лучше об этом спросить у других донецких НГО, но помните, что они - очень и очень немногочисленны и весьма разные во всех аспектах. За 16 лет я их всех познал достаточно глубоко, но как пел Высоцкий: "Не то, чтобы не знаю. Рассказывать нельзя".
- Абсурдный вопрос: Какие основные трудности сегодня для вашей работы в Донецке, не считая боевых действий? Не возникает ли желания плюнуть на все и уехать туда, где тихо и спокойно?
-  Абсурдный не вопрос, а ситуация, которая, впрочем, при грамотном/креативном подходе, на самом деле, полна скрытых возможностей. Желание плюнуть на все и на всех уже давно не появляется, да и слюны не хватит… А есть ведь еще и зеркало – в него бы плюнуть не захотелось, вот в чем проблема .
-  Как могут беларусы помочь фонду "Доброта"?
 - Вопрос, как помочь, с тех пор, как финикийцы изобрели деньги – не сложный. Самый простой способ оказать помощь - воспользоваться системой электронных платежей (кнопка «ПОЖЕРТВОВАТЬ» слева на нашем сайте). При формировании платежа в поле «Описание» указать: «Благотворительная помощь от..." (ФИ или название компании/организации). В затруднительных случаях можно пожертвовать на мою карту Приватбанка (номер карты 5168 7423 1142 6369) Все варианты оказания помощи - см. http://www.dobrota.donetsk.ua/news/2014/index.php (публ. от 22 мая). Заметьте, что размер пожертвования может быть символически небольшим по размеру, но символически значимым для нас, как бесспорный факт поддержки.

Другие новости раздела «Общество»

Владимир Мацкевич: Я — философ и методолог
Владимир Мацкевич: Я — философ и методолог
Философия — это то, чем я занимаюсь.
Пять самых актуальных задач, которые стоят перед беларусским обществом и нацией
Пять самых актуальных задач, которые стоят перед беларусским обществом и нацией
Как-то политолог Павел Усов написал: "Тема выборов уже стала проблемой не политической, а философской. Проблемой мировоззренческой. В спорах сталкиваются не практические, а ценностные системы".
Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений
Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений
Проект "Живая Библиотека" представил отчет по результатам пилотного исследования "Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений".
Оксана Шелест: Еще рано говорить о партнерских отношениях структур гражданского общества и власти
Оксана Шелест: Еще рано говорить о партнерских отношениях структур гражданского общества и власти
30 января 2019 года в Гомеле прошел информационный день программы ЕС "Восточное партнерство".
Ребята с нашего двора. Как Осмоловка избежала сноса и станет ли она образцом городского активизма
Ребята с нашего двора. Как Осмоловка избежала сноса и станет ли она образцом городского активизма
Четыре года борьбы за Осмоловку ее жителей и активистов принесли победу: первый послевоенный микрорайон Минска сносить не будут.
Владимир Мацкевич: У каждого есть возможность внести свою лепту в общее дело
Владимир Мацкевич: У каждого есть возможность внести свою лепту в общее дело
Беларусский философ и методолог Владимир Мацкевич в своем блоге в Фейсбуке поделился размышлениями, которые озаглавил "О правилах поведения".
Ці выратуе дэпалітызацыя і дыялог з уладамі грамадзянскую супольнасць Беларусі? (Фота)
Ці выратуе дэпалітызацыя і дыялог з уладамі грамадзянскую супольнасць Беларусі? (Фота)
Старшы аналітык Цэнтра еўрапейскай трансфармацыі Аксана Шэлест тлумачыць, "што можа развіць і забіць" грамадзянскую супольнасць Беларусі.
Спор философа с Богом за Беларусь
Спор философа с Богом за Беларусь
"Бороться с Богом мне незачем, а вот поспорить за Беларусь — есть повод", — пишет философ и методолог Владимир Мацкевич.
До Киева не доведет. Почему нет связи между языком и готовностью бороться за независимость страны
До Киева не доведет. Почему нет связи между языком и готовностью бороться за независимость страны
Большинство беларусов считают свою страну самодостаточной — вне зависимости от того, на каком языке говорят. И уверены, что она должна оставаться независимой.
Публичная встреча с Адамом Михником "[Не]своя страна" (Видео)
Публичная встреча с Адамом Михником "[Не]своя страна" (Видео)
17 декабря 2018 года в Минске Летучий университет и Галерея TUT.BY провели публичную встречу с легендарным польским диссидентом, общественным деятелем и журналистом Адамом Михником.
Уладзімір Мацкевіч: Каля ста чалавек кожны год вучыцца ў беларускім Лятучым універсітэце (Аўдыё)
Уладзімір Мацкевіч: Каля ста чалавек кожны год вучыцца ў беларускім Лятучым універсітэце (Аўдыё)
Адукацыйная пляцоўка была створана на ўзор Лятучага ўніверсітэта, які пад канец 1970-х гадоў дзейнічаў у Польшчы.
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 12, 2018
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 12, 2018
Центр правовой трансформации (Lawtrend) представляет выпуск Электронного бюллетеня LawtrendMonitor, # 12, 2018.
Ці ёсць жыццё пасля стартапу, альбо Што агульнага паміж культурай і мопсам?
Ці ёсць жыццё пасля стартапу, альбо Што агульнага паміж культурай і мопсам?
Пры цяперашняй модзе на стартапы людзі навучыліся вельмі добра прэзентаваць сябе і свае праекты, але адказу на пытанне “А што далей?” – няма.
Татьяна Водолажская: Онлайн­ создает совершенно новую образовательную среду
Татьяна Водолажская: Онлайн­ создает совершенно новую образовательную среду
Дистанционные программы стремительно набирают популярность. Как в таких условиях трансформировать работу университетов, чтобы сохранить их конкурентоспособность на рынке образовательных услуг?
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 11, 2018
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 11, 2018
Центр правовой трансформации (Lawtrend) представляет выпуск Электронного бюллетеня LawtrendMonitor, # 11, 2018.
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 10, 2018
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 10, 2018
Центр правовой трансформации (Lawtrend) представляет выпуск Электронного бюллетеня LawtrendMonitor, # 10, 2018.
Жыццё, якое яно ёсць. За што любяць і ненавідзяць “Ганцавіцкі час”
Жыццё, якое яно ёсць. За што любяць і ненавідзяць “Ганцавіцкі час”
Калі не заўважаць праблем і нарываў, то ўсё згніе і загіне.
Минимум политики, денег и влияния. Как живет гражданское общество Беларуси
Минимум политики, денег и влияния. Как живет гражданское общество Беларуси
В Беларуси действуют три тысячи инициатив и организаций гражданского общества. Действуют часто без формальной регистрации, денег и возможности влиять на принятие решений на уровне государства.
Гражданское общество Беларуси: актуальное состояние и условия развития (2015-2017)
Гражданское общество Беларуси: актуальное состояние и условия развития (2015-2017)
Представляем вашему вниманию отчет по результатам комплексного исследования гражданского общества Беларуси за период 2015-2017 годов.
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 9, 2018
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 9, 2018
Центр правовой трансформации (Lawtrend) представляет выпуск Электронного бюллетеня LawtrendMonitor, # 9, 2018.
Местная повестка в Воложине: миссия выполнима

«Специфика разная, приоритет один». В Воложине подписали локальную стратегию реализации Конвенции ООН по правам людей с инвалидностью.

Doing Crypto Index: первый проект FlyUni Labs

Представляем вашему вниманию Doing Crypto Index — первый проект лаборатории Летучего университета FlyUni Labs.

Донорская помощь гражданскому обществу Беларуси — под колпаком у государства

Государство перехватывает донорские потоки у независимых организаций и инициатив, имеющих демократическую повестку.

Я говорю, ты говоришь, он/она говорит. Мы говорим? Мы — народ!

Сейчас над страной нависла реальная угроза утраты независимости. Если мы ничего не сделаем и это произойдет, у нас на целый исторический период не будет возможности самим что-то решать в своей стране.