Пятница 13 декабря 2019 года | 12:23
  • бел / рус
  • eng

Начать с доктрины

21.08.2012  |  Общество   |  Игорь Ильяш, "Беларусы и рынок",  
Начать с доктрины

Без соответствующей правовой доктрины и политической воли власти серьезная реформа белорусской судебно-правовой системы невозможна...

Без соответствующей правовой доктрины и политической воли власти серьезная реформа белорусской судебно-правовой системы невозможна. Такое мнение в интервью "БР" высказала руководитель просветительского учреждения "Центр правовой трансформации" Елена Тонкачёва.

- В чем главная проблема беларусской судебно-правовой системы: в законах либо в правоприменительной практике?

- Когда речь идет о судебной системе, я бы не делила беды на главные и второстепенные. Я бы говорила о задачах, которые необходимо решать, если мы серьезно относимся к построению независимой судебной ветви власти.

Несколько задач на разных отрезках становления беларусской судебной системы уже ставились. В первую очередь эти задачи ставились в концепции судебно-правовой реформы, которая была написана в 1992 году, но, к сожалению, реализована не была.

До сегодняшнего дня эксперты из академического сообщества, а иногда и из практической сферы (в частности, Министерства юстиции) убеждают, что одна из текущих задач состоит в том, чтобы была определена белорусская правовая доктрина.

Я полагаю, что здесь мы, скорее, сталкиваемся с определенного рода лукавством. Потому что если все-таки возвращаться к доктринальному подходу, на сегодняшний день мы видим следование правовой доктрине Вышинского о том, что право - политический инструмент власти. И до тех пор, пока мы не осознаем, что именно она лежит в основе того, что реализуется в правовой системе Беларуси, до тех пор мы не поймем, что мы с этим должны делать. Любой юрист знает, что правовая доктрина определяет и суть законов, и правоприменительную практику.

Проблемы у нас и в законах, и в правоприменительной практике. Нарушены принципы и стандарты независимой судебной системы. Нарушены на уровне Конституции, нарушены в положении судебного корпоративного сообщества. Влияние самого сообщества на стандарты и этику внутри судейского корпуса отсутствует, дискуссия об этом не ведется.

На элементарные обращения правозащитных организаций, которые прозвучали не так давно относительно административных судов по произвольным задержаниям, судебная система могла отреагировать достаточно точно, если бы имела такую цель. Потому что анализ судебной практики в первую очередь доступен Верховному суду, и те профессиональные люди, которые работают в Верховном суде, вполне способны выработать конкретный набор механизмов для возвращения в правовое русло действующих законов правоприменительной практики.

Однако воли к совершению подобных действий мы не наблюдаем.

- Какими вам видятся перспективы реформ в правовой системе Беларуси? Что следовало бы закрепить на законодательном уровне?

- Речь идет о целом блоке вопросов, которые должны быть разрешены системно. Здесь вряд ли есть смысл говорить о том, каких законов хватает, а каких нет. Невозможно издавать закон за законом, не имея представления о том, к чему мы стремимся.

Я не зря говорила об идеях доктрины и концепции. Концепцию, которая была создана в 1992 году, можно, конечно, критиковать, но она четко ставила перед собой задачи: обеспечение независимости судебной ветви власти, организационные подходы в деятельности прокуратуры, независимость адвокатуры, введение поста уполномоченного по правам человека, введение института административной юстиции. Ни одна из этих задач сегодня не решена.

Проблема именно в этом. Посредством набора новых законов можно только сымитировать решение проблемы. Необходима экспертная группа, необходима воля государства на изменения, необходима подготовка новой концепции судебно-правовой реформы, необходимо качественное исследование общественного мнения.

Все это должно быть предметом рассмотрения нормальной смешанной экспертной группы, которая могла бы работать над новой концепцией судебно-правовой реформы. Только новая концепция судебно-правовой реформы и пошаговый план ее реализации позволят отказаться от доктрины Вышинского. Просто латанием дыр решить эту проблему нельзя.

- В какой срок можно провести полноценную судебно-правовую реформу? Что говорит опыт других стран?

- Учитывая опыт постсоветских стран, я полагаю, что этот срок - 15-20 лет. Этот срок необходим, чтобы увидеть качественные изменения. К сожалению, следует констатировать, что прошедшие 20 лет были нами потеряны в этом смысле.

С другой стороны, существует пример других стран, есть возможность опираться на их опыт и исследования этих реформ. Где-то успешно проходила реформа пенитенциарной системы, но менее успешно - судебной. Где-то адвокатская корпорация достаточно быстро достигала определенного качества работы, но при этом страдал доступ к бесплатной правовой помощи.

Однако повторюсь: без политической воли руководства государства ни одна реформа не совершалась (тем более судебно-правовая). Это вопрос политического решения плюс вовлеченности в подготовку и реализацию реформы корпоративного сообщества. Если на сегодняшний день наши судьи и прокуроры не являются носителями этой идеи, если академическое сообщество просто уклоняется от публичного обсуждения этих вопросов - значит, мы пока не готовы к реформе.

- Как вы видите проблему реформы правовой системы Беларуси в русле новой инициативы Евросоюза "Европейский диалог о модернизации"? Что эта программа может дать для правовой трансформации Беларуси?

- Я полагаю, что к этому нужно относиться как к возможности вернуться к дискуссии по правовой реформе. У меня нет серьезных надежд, что именно программа "Диалог о модернизации" является в текущий момент площадкой, способной восполнить пустоты, о которых я говорила. Я не думаю, что эта программа в том виде, в котором она есть сегодня, является отражением потребности, сложившейся внутри белорусского профессионального сообщества.

Тем не менее эту программу можно и нужно использовать как возможность доступа к экспертизе, как возможность круглого стола для переговоров. Но за этим круглым столом недостает академического сообщества и представителей государственных органов.

Не имея за столом в качестве субъекта дискуссии государства, весь этот разговор становится клубом для обмена мнениями тех, кто о реформе готов говорить, но не в состоянии ее реализовать. Я сама с удовольствием участвую в этом диалоге, но вижу достаточно много слабых мест в подобного рода программе.

Справка "БР":

Андрей Вышинский - прокурор СССР в 1935-1939 гг. Один из наиболее одиозных советских политических деятелей, активный участник сталинского террора, государственный обвинитель на публичных политических процессах 1936-1938 гг.

Другие новости раздела «Общество»

Гражданское общество (Часть 6)
Гражданское общество (Часть 6)
Если бы мне понадобилось описать гражданское общество Беларуси в лицах, я бы начал с Валентина Акудовича и Светланы Алексиевич.
Гражданское общество (Часть 5)
Гражданское общество (Часть 5)
Гражданское общество — это реализация идеалов Просвещения. Современное воплощение этих идеалов.
Гражданское общество (Часть 4)
Гражданское общество (Часть 4)
Гражданское общество немыслимо без общественного мнения, общественное мнение невозможно без СМИ. Но гражданское общество — это еще и гражданское действие, гражданское поведение.
Гражданское общество (Часть 3)
Гражданское общество (Часть 3)
Гражданское общество немыслимо без общественного мнения, а общественное мнение невозможно без средств массовой информации.
Гражданское общество (Часть 2)
Гражданское общество (Часть 2)
"Ну, уж это положительно интересно, — трясясь от хохота проговорил профессор, — что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!" Думаю, все помнят, откуда это.
Гражданское общество (Часть 1)
Гражданское общество (Часть 1)
Гражданское общество в Беларуси есть. Я это точно знаю, поскольку именно солидарность гражданского общества спасла меня от смерти в октябре 2006 года.
Мониторинг реализации Конвенции ЮНЕСКО об охране разнообразия форм культурного самовыражения (2019)
Мониторинг реализации Конвенции ЮНЕСКО об охране разнообразия форм культурного самовыражения (2019)
Представляем отчет по результатам второго комплексного исследования-мониторинга реализации Республикой Беларусь Конвенции ЮНЕСКО об охране и поощрении разнообразия форм культурного самовыражения.
Улад Вялічка: Я з цеплынёй і павагай узгадваю 10 год у "ЕўраБеларусі". Гэта было варта і годна!
Улад Вялічка: Я з цеплынёй і павагай узгадваю 10 год у "ЕўраБеларусі". Гэта было варта і годна!
Ад учорашняга дня Улад Вялічка сыйшоў з пасады генеральнага дырэктара Міжнароднага кансорцыума "ЕўраБеларусь", але шэрагаў сябраў арганізацыі ён не пакідае.
Мацкевич: В Беларуси есть подготовка кадров, воспитание и обучение, но образования как такового нет
Мацкевич: В Беларуси есть подготовка кадров, воспитание и обучение, но образования как такового нет
Образование в Беларуси не меняется, потому что государство заинтересовано в дешевой и в меру грамотной рабочей силе.
Владимир Мацкевич: Ежедневный плебисцит беларусской нации должен продолжаться и развиваться
Владимир Мацкевич: Ежедневный плебисцит беларусской нации должен продолжаться и развиваться
11 марта 1882 года в Сорбонне Эрнест Ренан прочел свою знаменитую лекцию "Что такое нация".
Владимир Мацкевич: Нация — множество всех людей с одинаковым государственным паспортом
Владимир Мацкевич: Нация — множество всех людей с одинаковым государственным паспортом
Я знаю, что такое национальная валюта, но не знаю, что такое национальный характер.
Культурная политика как фактор развития (Фото)
Культурная политика как фактор развития (Фото)
В Беларуси есть цензура и не соблюдаются авторские права, а Кодекс о культуре направлен прежде всего на ее контроль, а не на развитие.
Татьяна Водолажская: Беларусам не свойственно рефлексировать свои эмоции и рассказывать о них
Методолог Мацкевич: "Чернобыльский шлях" нужно сохранить, отвязавшись от протестов (Видео)
Методолог Мацкевич: "Чернобыльский шлях" нужно сохранить, отвязавшись от протестов (Видео)
Три десятка лет истории проведения "Чернобыльского шляха", приуроченного к годовщине катастрофы на Чернобыльской АЭС, делают его культурным достоянием Беларуси.
Владимир Мацкевич: Я — философ и методолог
Владимир Мацкевич: Я — философ и методолог
Философия — это то, чем я занимаюсь.
Пять самых актуальных задач, которые стоят перед беларусским обществом и нацией
Пять самых актуальных задач, которые стоят перед беларусским обществом и нацией
Как-то политолог Павел Усов написал: "Тема выборов уже стала проблемой не политической, а философской. Проблемой мировоззренческой. В спорах сталкиваются не практические, а ценностные системы".
Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений
Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений
Проект "Живая Библиотека" представил отчет по результатам пилотного исследования "Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений".
Оксана Шелест: Еще рано говорить о партнерских отношениях структур гражданского общества и власти
Оксана Шелест: Еще рано говорить о партнерских отношениях структур гражданского общества и власти
30 января 2019 года в Гомеле прошел информационный день программы ЕС "Восточное партнерство".
Ребята с нашего двора. Как Осмоловка избежала сноса и станет ли она образцом городского активизма
Ребята с нашего двора. Как Осмоловка избежала сноса и станет ли она образцом городского активизма
Четыре года борьбы за Осмоловку ее жителей и активистов принесли победу: первый послевоенный микрорайон Минска сносить не будут.
Владимир Мацкевич: У каждого есть возможность внести свою лепту в общее дело
Владимир Мацкевич: У каждого есть возможность внести свою лепту в общее дело
Беларусский философ и методолог Владимир Мацкевич в своем блоге в Фейсбуке поделился размышлениями, которые озаглавил "О правилах поведения".
Сакрэт поспеху “Бараньскіх Арабесак”

Як маленькае швачнае прадпрыемства на Аршаншчыне вырасла ў сучасную вытворчасць з якаснай прадукацыяй і стварыла сістэму працаўладкавання моладзі з інваліднасцю.

Оксана Шелест: В Беларуси начали появляться новые общественные инициативы (Видео)

В ситуации угрозы для независимости Беларуси они не опираются на традиционные институты гражданского общества и политической оппозиции, а также не ищут и не рассчитывают на какую-либо поддержку извне.

Улад Вялічка — пра ўдзел Беларусі ва Усходнім партнёрстве: трэба больш жадаць і намагацца большага

10 год удзелу Беларусі ва Усходнім партнёрстве. Што гэта дало нашай краіне? Як складваліся адносіны з ЕС? Якімі магчымасцямі Беларусь да гэтага часу не скарысталася? Чаго чакаць надалей?

Гражданское общество (Часть 6)

Если бы мне понадобилось описать гражданское общество Беларуси в лицах, я бы начал с Валентина Акудовича и Светланы Алексиевич.