BE RU EN
rss facebook twitter

Мысли вслух

У нас говорить вслух то, что думаешь, вообще не принято. Публичные люди ждут от журналистов предсказуемых вопросов, чтобы дать на них свои заученные ответы. Непубличные люди вообще стараются держать свои мысли при себе...
... Мы не задаем нашим героям наводящих вопросов, не пытаемся сориентировать их в нужном направлении. И, как знать, возможно, поэтому их монологи на свободную тему всегда оказываются к месту и ко времени.

Ганна ЯНКУТА. Цікавыя гісторыі дзеля Беларусі
Ганна ЯНКУТА. Цікавыя гісторыі дзеля Беларусі
14.10.2014 Анна ЯНКУТА

Ці хапае нам у жыцці асэнсаванага выбару? Як і чаму мы вучымся? Дзе працуем? Ці атрымліваем асалоду ад таго, што робім і як жывем?

Калі юнак ці дзяўчына заканчваюць школу, яны вымушаны адказваць на тузін пытанняў: у які ўніверсітэт яны пойдуць, якую абяруць спецыяльнасць, кім будуць працаваць. І моладзь нешта прыхапкам вырашае, папаўняючы шэрагі благіх мэнэджэраў, юрыстаў ці маркетолагаў.

Беларусь – гэта сума нашых уласных гісторый. Як зрабіць гэтыя гісторыі больш і цікавымі і яскравымі? Як навучыцца выбіраць асэнсавана? – разважала літаратурны крытык і перакладчык Ганна Янкута.

Алексей СТРЕЛЬНИКОВ. Для кого мы делаем наше дело?
Алексей СТРЕЛЬНИКОВ. Для кого мы делаем наше дело?
30.09.2014 Алексей СТРЕЛЬНИКОВ

Многие наши проблемы приняты по умолчанию. То есть по умолчанию принято их не решать. В этом можно убедиться, проанализировав самые разные сферы беларусской жизни. Да вот хоть театр.

На первый взгляд, цепочка очень простая и понятная: артистам мало платят, они вынуждены подрабатывать кто где может, это вредит микроклимату в отдельно взятом театре, и ярких постановок становится все меньше. Но разрешится ли проблема, если артистам поднимут зарплату? Скорее всего, нет.

Где же решение этой задачи? Ответы – в монологе кандидата искусствоведения, театрального критика Алексея Стрельникова.

Саша РOMAНОВА. Народ, лежащий лицом к стенке
Саша РOMAНОВА. Народ, лежащий лицом к стенке
24.09.2014 Саша РОМАНОВА

Когда вы в последний раз видели хохочущего человека на улице? Сходу и не вспомнишь. В нашем обществе почему-то не принято выражать радость.

Рассмеялся в общественном транспорте – извинись. Это считается неприличным – смеяться при других – и даже граничит с распущенностью. Посмотрите по сторонам: почти все беларусы, вне зависимости от возраста, носят на лицах одинаковое выражение — угрюмой раздражительности.

О причинах беларусской унылости – в монологе главного редактора портала Kyky.org Саши Романовой.

Iгар Скрыпка. Любіць могуць толькі свабодныя людзі
Iгар Скрыпка. Любіць могуць толькі свабодныя людзі
23.09.2014 Игорь СКРИПКА

Мы жывем у дзяржаве, якая пра нас надзвычай моцна клапоціцца. Яна паводзіць сябе ці то як турэмны наглядчык, ці то як выхавацелька ў дзіцячым садку, якая сустрэла свайго былога выхаванца і пачынае з ім сюсюкаць. І хоць выхаванец мае ўжо за 30 гадоў, у яго жонка, дзеці і неблагая праца, яна не заўважае гэтага і ўвесь час спрабуе з ім цацкацца.

Хто пакутуе з гэтай нагоды? У першую чаргу, мы самі, бо дзяржава не дае нам “пасталець” і абраць той фармат жыцця, які нам насамрэч патрэбен. Але, як ні парадаксальна, сама дзяржава пакутуе таксама. Чаму так атрымліваецца? Адказы — у прамове літаратара і перакладчыка Ігара Скрыпкі.

Ольга ГАПЕЕВА. Литература помогает быть
Ольга ГАПЕЕВА. Литература помогает быть
12.09.2014 Ольга ГАПЕЕВА

Беларусов сложно назвать эмоциональными людьми. На улице и в магазине тишину слышишь чаще, чем голоса. Иногда она нарушается громким разговором или хохотом, но ненадолго. Кто-нибудь обязательно одернет смеющегося: тише, мол.

И это желание, сделать так, «чтобы было тише», выходит за рамки публичного поведения. Эмоциональность всюду, даже дома с близкими, считается зазорной. Рациональность – это правильно и всегда к месту. А эмоции – ну, женщине еще простительно, и то иногда, и, желательно, без свидетелей. Так происходит потому, что под эмоциями подразумевают слезы и истерики. Хотя на самом деле и то, и другое – это не эмоции вовсе, а результат их сокрытия. Быть в ладу со своими эмоциями (и, в конечном счете, с самим собой) – это тоже наука, но как ее овладеть? На эту тему рассуждала поэтесса и переводчица Ольга Гапеева.

Дмитрий БЕЙНАРТ-СОЛОДУХА: Чего нам бояться?
Дмитрий БЕЙНАРТ-СОЛОДУХА: Чего нам бояться?
04.09.2014 Дмитрий БЕЙНАРТ-СОЛОДУХА

Толерантность – это беларусская национальная черта, скажет любой школьник. Потому что в школе, объясняя детям, чем беларусы примечательны по сравнению с другими народами, скажут, что они толерантные.
И это – из категории достоинств. Толерантность значит принятие другого: другой веры, другого образа мыслей, поведения, традиций. У термина «толерантность», безусловно, положительный заряд. Это качество не подразумевает безразличия или потворства. Толерантность – это по определению миролюбие, взаимоуважение и такт. По определению. А в действительности?
Не превратилась ли в нашем отдельном случае толерантность в безучастность и равнодушие? В первую очередь, к самим себе. В неразборчивость? Когда кто-то из вне навязывает нам модели жизни. В трусость? Когда нужно быть решительными: сделать шаг или дать отпор. Да, миролюбивое «принятие другого» осталось, и другим рядом с нами всегда комфортно. А нам с ними?
О том, почему страх был назван толерантность и что с этим страхом делать, рассуждал режиссер и продюсер Дмитрий Бейнарт-Солодуха.

Михаил СКОБЛА: Каиново братство
Михаил СКОБЛА: Каиново братство
01.08.2014 Михась СКОБЛА

Что такое братство? Ответ очевиден: или кровная связь между людьми, или содружество, основанное на общих интересах, убеждениях, целях.

И в том, и в другом случае братья – близкие люди, они – всегда опора друг для друга.

Впрочем, из любого «всегда» есть исключения. И история библейского Каина – это не нонсенс, а собирательный образ всех на свете «братских войн», много или малочисленных, но обязательно трагичных и ненормальных в своей основе.

Воюют не только братья или братства, воюют целые «братские народы». И тогда братоубийство идет с размахом: по условиям военного времени, с привлечением всех, даже тех, кто не хочет воевать, с потерями и невообразимым горем. Как такое может происходить между братьями? И о братьях ли речь? Быть может, о чужаках? Об особом «каиновом» братстве – в монологе писателя Михаила Скоблы.

Міхаіл БАЯРЫН: У нашай мове есць месца для вас
Міхаіл БАЯРЫН: У нашай мове есць месца для вас
22.07.2014 Михаил БОЯРИН

Чалавек – гэта не толькі сам чалавек, але ўвесь чалавечы род. Чалавек нясе ў сябе ўсіх сваіх продкаў, вынікам якіх ен з’яўляецца, і ўсіх сваіх нашчадкаў, якія ад яго народзяцца.

Род чалавечы паходзіць ад першага чалавека, які з’яўляецца ўвасабленнем вялікага продка.

Такім чынам, вялікі продак нараджаецца ў кожным з нас. Чалавек – гэта таксама частка чалавечай грамады, пэўнай структуры. А грамада – гэта пэўная мова, у якой есць свае імены і формы. І гэтыя імены ініцыялізуюцца з жывымі людзьмі, з кожным з нас.

Як працягваецца гэты лагічны ланцуг? Як мова пэўнага народа суадносіцца з мовай усяго чалавецтва? І чаму чалавек, які не мае імя ў сваей мове, – гэта “чалавек пра запас”? На гэтую тэму разважаў філосаф і лінгвіст Міхаіл Баярын.

Светлана БЕНЬ: Проводник света
Светлана БЕНЬ: Проводник света
15.07.2014 Светлана БЕНЬ

Есть такой вопрос из категории философских, на который каждый человек вынужден отвечать самому себе хотя бы раз в жизни. Некоторые люди отвечают на него ежедневно – это связано с их профессией.
Например, журналисты.
Вопрос звучит так: имею ли я право скрывать негативную, жестокую информацию? В случае с журналистикой на ум сразу приходят две крайности: советское телевидение и современный российский телеканал НТВ. Если первые не считали нужным уведомить вас даже о том, что на атомной электростанции вчера рвануло, то вторые бьют по вам информацией, как из брандспойта. Причем, такой информацией, который вы, возможно, предпочли бы и не владеть. Как правильно? Наверное, не так и не этак, а как-то по-третьему. Когда вас не обманывают в главном, но и не внушают мысль, что тот злой, глупый, бездарный мир, созданный на телеэкранах ради чьей-то наживы, – и есть ваша жизнь. О том, какой информацией нужно делиться друг с другом – в монологе музыканта, лидера коллектива «Серебряная свадьба» Светланы Бень.

Николай ЛЕОНОВ: Чем занимаются наши мужчины?
Николай ЛЕОНОВ: Чем занимаются наши мужчины?
10.07.2014 Николай ЛЕОНОВ

Ответ наготове: работают, учатся, какая-то часть бездельничает, бомжует, сидит в тюрьме. А если конкретней?

Сколько из них работает на заводах, а сколько на стройках, сколько учится в институтах и на каких специальностях?

В нашем обществе произошли весьма существенные изменения за последние годы. Взять профессии, для которых нужно высшее образование. Много ли сегодня учителей-мужчин или врачей-мужчин? Ответ очевиден. А что с заводами? Немало заводов закрылось, часть влачит жалкое существование. Заводские старожилы говорят, что молодые держатся совсем недолго, а потом уходят. На вопрос, куда, чаще всего отвечают: в никуда.

Но в никуда уйти нельзя, если говорить не метафорично. О том, кем сегодня работают беларусские мужчины и чем это грозит нашему обществу, рассуждал математик Николай Леонов.

Максим ЖБАНКОВ. Почему мы так тормозим?
Максим ЖБАНКОВ. Почему мы так тормозим?
24.06.2014 Максим ЖБАНКОВ

Почему за двадцать лет независимости со страной не произошло ничего существенного и, по сути дела, мы остаемся в той же точке, с которой начинали?

Все те проекты, которые нам предлагали как модели общественной системы, оказывались для нас совершенно чужими. Другими словами, дилемма «восток или запад» так и не разрешилась. Почему? Возможно, потому, что она и не может разрешиться на этой территории. Но все-таки нужно же что-то строить. Если не социализм и не капитализм, не «европейскость» и не «русский мир», тогда что? – на эту тему рассуждает культуролог и журналист Максим Жбанков.

Ольга ДАШУК. Ненужное кино
Ольга ДАШУК. Ненужное кино
17.06.2014 Ольга ДАШУК

«Возможно, я больше не буду заниматься кино, — говорит знаменитый беларусский кинодокументалист Ольга Дашук, — или буду неизвестно когда…».

«Беларусьфильм» застыл в ожидании решения Минкульта: будут дальше финансировать студию или нет.

Речь даже не о том, что сотрудники студии останутся без средств к существованию – хотя и это катастрофа – а о том, что в стране не будет национального кино.

В рамках 67-ого Каннского кинофестиваля Украина представила документальный фильм Сергея Лозницы «Майдан», обратив на себя внимание всего европейского «кинобомонда». Предвижу возражения, «Беларусьфильм» де не высказывается так жестко и прямолинейно, как Лозница по политическим вопросам. Не высказывается, верно – не дают. Но национальное кино, в том числе и документальное, — это не всегда конъюнктура или памфлет на злобу дня. Рассказывать о своей стране можно в разных жанрах. Зачем отказываться от серьезного интеллектуального продукта, позволяющего на очень высоком уровне представить Беларусь в международных проектах? О национальном кино – в монологе кинорежиссера Ольги Дашук.

Андрей РАСИНСКИЙ: Страна в разломе между реальностями
Андрей РАСИНСКИЙ: Страна в разломе между реальностями
10.06.2014 Андрей РАСИНСКИЙ

Существует асимметрия коммуникаций. Коммуникация между разными пространствами, разными временами, разными культурами, разными людьми – когда один высказывается, а другой прислушивается.

Есть асимметрия между жизнью и смертью.

Разлом между ассиметричными реальностями рождает вопрос: а что такое реальность, в которой мы живем? Неподконтрольный хаос, где мы самостоятельны и ответственны за каждый шаг? Или же мы не одни, и действуем в сотворчестве с богом? И тогда это уже совсем другая история. Не только человек, но и его страна, оказываются в разломе между реальностями. А что там, на границе, между…? И главное, как действовать, находясь там? - размышлял культуролог Андрей Расинский.

Анна БАЛАШ. Осуществленный рай, или страна вчерашнего завтра
Анна БАЛАШ. Осуществленный рай, или страна вчерашнего завтра
04.06.2014 Анна БАЛАШ

Что такое вчерашнее завтра? Это отсутствие сегодня, каким вчера мы представляли себе завтра. Не осуществленное завтра, не получившиеся. А каким бы оно было, если бы получилось?

На что похоже это «желаемое завтра»? На осуществленный рай? Есть фольклорный образ рая – это вечная трапеза, это ложка, в которой никогда не заканчивается нектар и амброзия. В свою очередь, образ ада — это ложка, зачерпывающая нектар и амброзию и остающаяся пустой. Разумеется, рай у каждого свой. И сложно вообразить его неким универсальным – одним для целой страны, например. Но из каждого (осуществленного или хотя бы мыслимого) отдельного рая складывается наше завтра. Мы сами творим его, и грустно думать, что наш осуществленный рай сводится к трапезе и полной ложке. О том, что такое рай для белоруса, — рассуждала художник Анна Балаш.

Сергей ХАРЕВСКИЙ. Что говорить про страну, которую мы еще не создали?
Сергей ХАРЕВСКИЙ. Что говорить про страну, которую мы еще не создали?
27.05.2014 Сергей ХАРЕВСКИЙ

Ключевое понятие беларусского менталитета — травма. Если оглянуться на поколения наших дедов и прадедов, кого мы увидим?

Людей, переживших репрессии, оккупации, несколько войн за одну человеческую жизнь, крепостное право.

Едва ли такие понятия, как «культура», «свобода совести», «демократия», входили в их картину мира. Какой же опыт передали нам наши родные? Прежде всего, способность выживать. В любых условиях.

Что делать с тем травматическим синдромом, который мешает нам создать свою державу? – рассуждал культуролог Сергей Харевский.

Ольга БОБКОВА. Прежде всего, человек
Ольга БОБКОВА. Прежде всего, человек
20.05.2014 Ольга БОБКОВА

Эммануил Сведенборг — ученый и христианский мистик — еще в восемнадцатом веке открыл тайну неба. Он сказал, что по своей форме оно напоминает огромного человека. Красивая метафора, правда?

Этот ученый писал, что самое большое, в чем находится божественное, — это небо, а самое малое — человек. И даже в его времена эта гипотеза была уже не нова — еще античные философы понимали человека как Вселенную в миниатюре. Интуитивно вроде бы не сложно «схватить» эту мысль, понять, какой в ней заложен смысл. Но что меняет это понимание в нашей с вами жизни? В нашем отношении к себе и другим? О человеке, в котором заключена вся Вселенная, — в монологе историка и литератора Ольги Бобковой.

Анна СИЛИВОНЧИК. Подумаешь, Беларусь?
Анна СИЛИВОНЧИК. Подумаешь, Беларусь?
13.05.2014 Анна СИЛИВОНЧИК

Помните фразу советских времен, которая сегодня вызывает улыбку: «низкопоклонство перед Западом»? Да и тогда над этим выражением шутили.

Чего только стоит монолог домоуправа в «Бриллиантовой руке»: «…Элементы сладкой жизни!».

Но если отбросить шутки и предубеждение перед «всем советским», то в этом идеологическом клише, как ни удивительно, можно найти рациональное зерно. Наверняка среди ваших знакомых немало тех, кто был в Лувре, но не был в Национальном музее, живя в Минске всю жизнь. Нет-нет, Лувр тоже стоит того, чтобы быть увиденным, обязательно! Равно как и Эрмитаж, и Третьяковская галерея. Но почему интерес к культуре чужой страны часто уживается с флегматичным, если не сказать пренебрежительным, отношением к культуре своей? На эту тему рассуждала художник Анна Силивончик.

Сергей Кручинин. Как решать социальные проблемы с помощью социальной рекламы?
Сергей Кручинин. Как решать социальные проблемы с помощью социальной рекламы?
06.05.2014 Сергей КРУЧИНИН

Год или два назад в Минске появились билборды с изображением колоритных ягод с дивными надписями: «ажыны», «шыпшына», «агрэст».

Этот арт-проект — «Смак беларускай мовы» — простой и добротный. И результативный. И… единственный настолько удачный.

Значение социальной рекламы не нужно недооценивать. Несмотря на полусерьезный и ненавязчивый характер — понятно, что билборд с ягодкой не в состоянии переломить языковую ситуацию в стране — соцреклама может как бы тронуть человека за плечо: у нас ведь такой красивый язык, помнишь?

Почему же в Беларуси так мало хорошей социальной рекламы, которая должна заострять внимание общества на языковых и многих других проблемах? Почему этот социальный продукт получается то комичным, то пугающим и почти всегда чудовищно безвкусным? Ответы – в монологе председателя Экспертного Совета информационной стратегии Сергея Кручинина.

Татьяна БЕМБЕЛЬ. Что остается, когда разрушается все?
Татьяна БЕМБЕЛЬ. Что остается, когда разрушается все?
30.04.2014 Татьяна БЕМБЕЛЬ

Среди многих вопросов, которые человек задает себе на протяжении жизни, есть такой: где та точка, вокруг которой формируется его душа, его образ мыслей?

В гуманитарных науках она называется идентификацией.

Что же это за точка? Дом, где жила бабушка, или старое дерево, которое росло у нее в саду, или железный турник, на котором вы висели в детстве? Может быть, как раз это и есть ваша Родина, и вы сами.

Как отыскать эти идентификационные факторы? А главное, исчезают ли они когда-нибудь? Если дом разрушается, а дерево погибает, остается ли что-нибудь? И если да, то что? Рассуждения на эту тему — в монологе искусствоведа Татьяны Бембель.

Михаил ВОЛОДИН. Я живу в городе колхозников и программистов
Михаил ВОЛОДИН. Я живу в городе колхозников и программистов
22.04.2014 Михаил ВОЛОДИН

Сегодня словом «колхозник» можно обидеть любого. Оно стало экспрессивным, почти ругательным. Но кто такие колхозники? Люди, работающие коллективно на общий результат. Разве в этом есть что-то стыдное?

Колхозов у нас осталось совсем немного. Но это не значит, что вместе с коллективными хозяйствами исчезли люди коллективного труда. Изменилась сфера их деятельности, но не изменился принцип работы – конвейерный. А главное, таких людей не стало меньше. Может быть, и Минск можно назвать городом общего результата? Городом командной игры?

О Минске и минчанах, об утраченных городских традициях – в монологе писателя и поэта Михаила Володина.

Видео