Вторник 26 мая 2020 года | 10:20
  • бел / рус
  • eng

Андрей Юров: Все это происходит с попустительства прекрасных демократий…

10.03.2015  |  Внешняя оценка. Пост-СССР   |  Николай Ходасевич, ЕвроБеларусь,  
Андрей Юров: Все это происходит с попустительства прекрасных демократий… fl.ru

Почему наплевательство на международное право стало привычным явлением и можно ли данный тренд изменить?

Игнорирование международного права и международных структур в последнее время стало весьма распространенным явлением. Например, Беларусь на международном уровне может поддерживать многие начинания, которые напрямую не касаются собственно беларусских проблем. Однако как только речь заходит об инициативах, затрагивающих поведение официального Минска, наше внешнеполитическое ведомство в лучшем случае их игнорирует. Так происходит со спецдокладчиком по Беларуси Совета по правам человека ООН Миклошем Харашти, мандат которого беларусский МИД не признает. Аналогично реагирует официальный Минск и на другие инициативы ООН, а также других международных структур, при реализации которых беларусские власти могут предстать в негативном свете.

Впрочем, столь избирательный подход к международному праву демонстрирует не только Беларусь. Какой в таком случае от международных структур прок? Можно ли сделать, чтобы решения подобных организаций уважались и выполнялись?

На эти вопросы Службы информации "ЕвроБеларуси", в ходе своего первого визита в Минск после длительного перерыва, ответил член Совета по правам человека при президенте России, правозащитник Андрей Юров. Напомним, в 2011 году белорусские власти запретили Юрову, руководившему тогда Международной наблюдательной миссией Комитета международного контроля за ситуацией с правами человека в Беларуси, въезд в нашу страну на два года.

- Действия беларусских властей критиковали и порицали в различных международных структурах на различных уровнях. Но теперь Лукашенко встречается с Меркель, Олландом и продолжает править страной. А на критику и порицания плевать хотел. Сколько такой формат взаимоотношений может продолжаться и можно ли его изменить?

- Это длинный и сложный разговор. У меня есть целый ряд соображений по данному поводу, но, боюсь, не для короткого интервью. Поэтому сейчас я сделаю несколько, так сказать, мазочков, без подробностей.

Структурная индифферентность

Когда мы говорим про международные структуры, то должны понимать, что данные структуры – это объединения имеющихся государств. Это, на самом деле, не какие-то надгосударственные структуры. Какой реально самый главный орган в Совете Европы? Комитет министров. Там собираются министры и разговаривают. Какой высший орган в ООН? Генеральная ассамблея и Совет безопасности. И там и там послы государств садятся и между собой разговаривают. Это же не какие-то мудрецы, которые думают обо всем человечестве. Это представители совершенно конкретных государств, со своими геополитическими, а часто экономическими и достаточно утилитарными интересами их собственных транснациональных корпораций. Неважно, говорим ли мы про "Газпром" или Shell. Они все ведут себя совершенно одинаково. И ждать от этих политиков, что они вдруг начнут думать обо всем человечестве, то есть отвлекутся от интересов собственных стран, собственных избирательных кампаний и избирателей, по меньшей мере, странно. Ведь очень часто я слышу, например, от делегатов Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), что они, прежде всего, заботятся, как вернутся в свою страну и как за них будут голосовать избиратели. А голосовать за них будут в зависимость от того, что они на ПАСЕ скажут. Это, наверное, нормальная практика. Но ждать, что они будут абсолютно беспристрастны, объективны и думать о всей Европе и о всем мире – наивно. Тем более, что сейчас, действительно, политики измельчали и стали довольно прагматичными, в отличие от фигур 60-х годов прошлого века. В то же время мы понимаем, что политики, которые в буквальном смысле работают как технические менеджеры, они, собственно, и не способны глобально мыслить.

В результате получается следующая ситуация. Назначен спецдокладчик по любой стране. Возьмем не Беларусь, а, скажем, Руанду. За назначение в Совете по правам человека ООН из 40 проголосовало 30 стран. Подчеркиваю, не людей, а стран. А руандийские власти заявляют: плевать мы хотели на вашего спецдокладчика, мы его к себе не пустим. Что, по идее, главы 30 государств, проголосовавших за спецдокладчика, должны были бы сделать? Прежде всего, они должны были бы объявить бойкот представителю Руанды, приостановить его голос в ООН, потребовать въезда спецдокладчика, пригрозив осложнением ситуации вплоть до разрыва дипломатических отношений. Но ведь этого никто не делает. И речь идет не только о реакции в отношении великих держав, которые в Совбезе ООН имеют право решающего голоса.  Этого не делается по отношению к любой стране. Казалось бы, почему вы не хотите пригрозить, подчеркиваю, дипломатическими, а не экономическими санкциями? Почему вы не желаете страну, которая не признает международное право, немного прищучить? Заставить уважать это право.

Но так как подобного не делается, можно говорить о двойных стандартах. Конечно, у всех двойные стандарты. С одной стороны они говорят: "Какой ужас! Какой кошмар! Диктатор!", а с другой стороны, ребята, как вы сами себя ведете? Вы что заявили, что "спецдокладчик – наше общее решение и если вы его не признаете, мы, например, уровень диппредставительсва снижаем с посла до консула". Почему вы сами распустили ситуацию во всем мире? Все это происходит с попустительства прекрасных демократий. Ведь если так может поступать глава Руанды, значит, может и глава Египта, Ливии или Беларуси. Почему можно одним и нельзя другим?

Поэтому нужна реальная политическая воля и политическая консолидация государств, неважно Востока или Запада, которые действительно хотят укрепления стандартов в сфере международного права.

А Запад себя ведет вяло. Может там с правами человека все достаточно неплохо, но дело же не в этом. А в том, что Запад, видимо, давно уже отказался  от идеи, что можно укреплять международное право вообще. То есть в самом ЕС эти права хотят укреплять, но не за пределами.  

Универсальная юрисдикция

Второй аспект касается того, что ряд каких-то государств должен решиться на законы об универсальной юрисдикции. Что это такое? Это когда в Испании открылось дело против Пиночета за убийство испанцев. Пиночет въехал со своей дипломатической неприкосновенностью и был арестован в Испании как преступник. Вот если бы хотя бы по самым важным правам: право на жизнь, право на свободу от пыток, право на свободу от рабства и право на свободу и личную неприкосновенность какие-то страны приняли законы об универсальной юрисдикции. Чтобы, например, в Италии могли возбудить уголовное дело на руандийскую хунту. А так как на итальянские дела действует механизм Интерпола, представителей хунты могли бы арестовать в любой другой стране за пределами Руанды. И передать в Италию для суда. Вот такие дела намного интереснее, чем эти бесконечные списки невъездных. Для меня они очень сомнительны. Пусть люди въезжают и садятся в тюрьму. Что списками-то обмениваться? Но никто не спешит вводить универсальную юрисдикцию. Потому что это - страшно. Сегодня она действует на граждан одних государств, а завтра – на тебя тоже. Кроме того, я сильно сомневаюсь, что, например, США, признают любую другую универсальную юрисдикцию, кроме своей собственной. Хотя США могли бы подать такой пример. Тем более, понятно, что первыми государствами, которые должны будут подать пример универсальной юрисдикции должны быть демократически развитые страны. Кстати, сейчас у Украины есть уникальная возможность ввести универсальную юрисдикцию хотя бы по двум-трем самым важным статьям. Чтобы можно было  на любого человека в любой стране открывать уголовное дело прямо в Киеве.

Это интересный путь и он также может изменить подход к международному праву в целом.

Гуманитарные силы быстрого развертывания

Кроме того, совершенно очевидно, что не хватает не вооруженных миротворцев, а гуманитарных сил быстрого развертывания. Пока ОБСЕ определилась со своими наблюдателями, в Киеве уже произошел переворот. На Майдане было колоссальное количество жертв, в том числе, погибших от рук правоохранителей.  Понятно, что в это время там должно было быть огромное количество наблюдателей от множества международных структур. Но их там не было. Я убежден, что если бы тогда правоохранительные органы вели себя по-другому, мы сегодня бы имели другую Украину. Но тогда некому было милицию остановить. Потому что никаких реальных команд международных наблюдателей развернуть было невозможно. А их нужно было иметь несколько сотен только в Киеве, не говоря уже об остальной Украине.

Это значит, что нужны какие-то силы быстрого гуманитарного  развертывания под эгидой ОБСЕ, ООН, Совета Европы или каких-то других структур. Да, это серьезные деньги, но это и серьезная "мягкая" безопасность.

Правозащитный "Красный крест"

Совершенно очевидно, что нет и гражданских организаций подобного типа. Было бы неплохо, если бы имелась организация, такая как "Красный крест", разворачивающаяся с целью проведения мониторинга и предотвращения конфликтов. Никакого аналога правозащитного "Красного креста", способного послать, скажем, 500 наблюдателей в страну, где еще нет прямого вооруженного противостояния, не существует. Где происходят столкновения демонстрантов с полицией. Так было, например, в Турции. Но никто не развернул там никаких миссий, хотя Турция – член Совета Европы.

То есть, мы видим, что очень многие действия были бы возможны даже без реформы ООН. Можно в нынешних рамках придумывать новые механизмы, новые структуры. Но для этого нужна очень серьезная воля. И политиков, и гражданского общества. Но сейчас я не вижу такой воли ни у первых, ни у вторых.  

Другие новости раздела «Внешняя оценка. Пост-СССР»

Орест Билоскурский: Чем больше телеканалов, тем лучше
Орест Билоскурский: Чем больше телеканалов, тем лучше
Будущее беларусского телевидения – за развитием собственного локального контента.
Анна-Мария Дынер: Между Беларусью и Польшей нет противоречий в военном плане
Анна-Мария Дынер: Между Беларусью и Польшей нет противоречий в военном плане
Зато в беларусско-польских отношениях имеется ряд нерешенных проблем и много возможностей.
Конгресс исследователей Беларуси проходит в Каунасе
Конгресс исследователей Беларуси проходит в Каунасе
Первая часть первого дня конгресса была посвящена беларусско-немецким отношениям и тематикам Второй мировой войны.
Вано Чхиквадзе: Грузия пока остается в зоне российского влияния
Вано Чхиквадзе: Грузия пока остается в зоне российского влияния
Успехи Грузии на евронаправлении — в программе «Восточное партнерство» — все же не дадут стране уйти из-под влияния Москвы, пока продолжается оккупация части грузинской территории.
Андрей Юров: В Крыму поле гражданского общества и СМИ практически полностью зачищено
Андрей Юров: В Крыму поле гражданского общества и СМИ практически полностью зачищено
Последний год Крым существует в виде серой правовой зоны, где прав и свобод граждан значительно меньше, не только по сравнению с Украиной, но и с Россией.
Дэвид Хофман: Миссия МВФ прогнозирует спад экономики Беларуси примерно на 2 процента
Дэвид Хофман: Миссия МВФ прогнозирует спад экономики Беларуси примерно на 2 процента
Если не проводить кардинальных преобразований, темпы роста беларусской экономики в ближайшие 5 лет останутся крайне низкими.
Ян Хаверкамп: Польша не доверяет России в строительстве АЭС, а почему - спросите у господина Туска
Ян Хаверкамп: Польша не доверяет России в строительстве АЭС, а почему - спросите у господина Туска
Почему строительство АЭС в Островце затянется? И чем рискуют жители Бреста в случае возведения реактора в польской Любляне?
Андрей Юров: Все это происходит с попустительства прекрасных демократий…
Андрей Юров: Все это происходит с попустительства прекрасных демократий…
Почему наплевательство на международное право стало привычным явлением и можно ли данный тренд изменить?
Эгидия Смилингене: Беларусы становятся туристическим феноменом Паланги
Эгидия Смилингене: Беларусы становятся туристическим феноменом Паланги
Российская аннексия Крыма вынудила беларусов еще в прошлом году поменять свои туристические предпочтения. Одним из наиболее привлекательных вариантов отдыха на море стало балтийское побережье Литвы.
Николай Маломуж: Украина вела подготовку к худшему сценарию, но она оказалась недостаточной
Николай Маломуж: Украина вела подготовку к худшему сценарию, но она оказалась недостаточной
Имея информацию о готовящемся наступлении, украинское командование провело недостаточное боевое слаживание Вооруженных сил Украины, координацию, усиление особо важных стратегических объектов.
Беларускія НДА супраць COVID-19

Якія выклікі пандэмія каронавіруса кідае грамадскім арганізацыям і як яны з імі спраўляюцца?

Политтехнологии третьего поколения. Вебинар Владимира Мацкевича #2 (Видео)

25 мая беларусский философ и методолог Владимир Мацкевич провел второй вебинар по теме: "Что нужно знать про политику в Беларуси, России и Украине, чтобы не дать себя обмануть".

Андрей Егоров — Al Jazeera: "Лукашенко ведет себя безответственно"

Беларусь столкнется с ухудшением экономической ситуации не только из-за пандемии, но и вследствие нефтяного конфликта с Россией.

Владимир Мацкевич: Продолжаем Думать Беларусь!

Пора валить! Знаю — кого и знаю — куда.