Вторник 26 мая 2020 года | 08:50
  • бел / рус
  • eng

Николай Маломуж: Украина вела подготовку к худшему сценарию, но она оказалась недостаточной

05.02.2015  |  Внешняя оценка. Пост-СССР   |  Алексей Юрич, ЕвроБеларусь,  
Николай Маломуж: Украина вела подготовку к худшему сценарию, но она оказалась недостаточной

Имея информацию о готовящемся наступлении, украинское командование провело недостаточное боевое слаживание Вооруженных сил Украины, координацию, усиление особо важных стратегических объектов.

Если в ближайшие дни Украина не допустит продвижения боевиков и российских войск вглубь страны, они вынуждены будут пойти на переговоры, считает глава Общественного совета национальной безопасности и обороны Украины, экс-председатель Службы внешней разведки, генерал армии Николай Маломуж.

В эксклюзивном интервью Службе информации «ЕвроБеларуси» он рассказал о ситуации в Украине и возможных сценариях развития событий.

- С середины января боевики активизировали военные действия на Донбассе. После теракта в Мариуполе, когда 30 человек погибли и свыше 100 ранены, стало очевидно: российско-украинская война вступает в новую фазу. Как Вы ее охарактеризуете?

- Мы предвидели такой поворот событий. Украина получила оперативную информацию, что после нового года боевики активизируются с целью расширить зону своего влияния. Они наметили 18 городов и объектов Украины: аэропорт Донецка, Дебальцево, Мариуполь, Авдеевка, Пески, - за счет захвата которых боевики планировали расширить свой контроль над Донецкой и Луганской областями в пределах административных границ.

Эту стратегию вырабатывала Россия, она готовила боевиков к наступлению. Обеспечение боевиков, нацеленных на Донецкий аэропорт, Дебальцево, Пески, Авдеевку  и Мариуполь – именно в этом направлении планировалось наступление, - техникой и вооружениями приобрело особый размах в конце декабря-начале января. Началась реализация нового этапа войны: расширение территории, контролируемой боевиками, и попытка дестабилизировать ситуацию в целом в Украине с учетом социальных проблем. Противник предполагал также  проблемы с мобилизацией и распространение политического противостояния вглубь страны.

- Что послужило спусковым крючком для эскалации конфликта, который до того развивался достаточно вяло?

- Россия искала повод для эскалации конфликта. И такой повод «нашелся»: Украина якобы не отвела тяжелые вооружения от линии соприкосновения, и особенно – от Донецкого аэропорта. Якобы в Песках базируются украинские войска, которые обстреливают Донецк. Чтобы не допустить обстрела Донецка, других городов, боевики и начали наступление с целью отодвинуть украинские войска от линии разграничения. Активная фаза операции началась с Донецкого аэропорта.

- На фоне теракта в Мариуполе боевики объявили о планах захвата всей Донецкой и Луганской области, о «добровольной» мобилизации жителей «ДНР», чтобы к весне создать объединенную армию «ДНР» и «ЛНР» численностью 100 тысяч человек. Можно ли считать эти заявления планом дальнейших действий «ДНР» и «ЛНР», а именно: продолжение войны?

- Российская Федерация определяет стратегию, и даже конкретные направления боевых действий террористов по расширению зоны контроля до административных границ Донецкой и Луганской областей. Украинская армия держит оборону, по некоторым направлениям проводит активные контртеррористические операции; в сложившихся условиях боевикам не хватает резервов, особенно живой силы. Поэтому и Россия поставляет дополнительные контингенты военнослужащих, и сами боевики вынуждены проводить «мобилизацию». В момент захвата Донецкого аэропорта Захарченко решил, что началось победное наступление, и озвучил планы боевиков на данном этапе; предположительно, боевики планировали пробиваться на юг.

Однако сегодня можно утверждать, что и реализация плана по захвату всей территории Донецкой и Луганской областей уже сорвалась, и планы боевиков по продвижению на юг Украины уже практически не реальны. Российская Федерация прекрасно это понимает, и в ближайшее время таких масштабных операций, особенно с участием вооруженных сил России, проводиться не будет.

- Судя по прозвучавшим заявлениям, весна 2015 года имеет особое значение для Кремля и боевиков. Россия готова пойти на открытое вторжение?

- Россия не готова к открытому вторжению. Москва дала определенные обещания в рамках «восьмерки», «двадцатки», Совета безопасности ООН, Совета Европы, нарушение которых окажется слишком вероломным. Вторжение в Украину будет означать глобальную войну, потому что будут массово гибнуть не только украинцы, но и россияне. Эта война может породить глобальное противостояние со странами НАТО, что может стать началом мировой войны или даже ядерной войны. Три сдерживающих фактора не позволят развязать открытую войну, Россия пока будет прикрываться боевиками и указывать на то, что они бьются за Донецкую и Луганскую области. И будет помогать техникой, войсками, боеприпасами, а также оказывать политическую поддержку.

- Украинские войска оказались явно не готовы к эскалации войны. Нависла угроза создания Дебальцевского котла, кремлевские боевики концентрируют свои войска под Мариуполем, существуют проблемы с мобилизацией. Украина готовилась к худшему сценарию, но все равно оказалась не готовой. Почему?

- Украина вела подготовку к худшему сценарию, но она оказалась недостаточной во всех отношениях; зная планы боевиков и российского руководства в отношении контроля над территорией, имея информацию о готовящемся наступлении, предполагаю, что мы провели недостаточное боевое слаживание Вооруженных сил Украины, координацию, усиление особо важных стратегических объектов, включая аэропорты, Дебальцево, Мариуполь. И, конечно, следует отметить недостаточное обеспечение украинских войск вооружением и техникой.

Зная о подготовке жестких военных действий на мариупольском, дебальцевском, донецком, луганском направлении, следовало соединить две составляющие: усилить боевую мощь украинской армии и провести очень мощные политические геополитические шаги на упреждение. Следовало задействовать все международные механизмы для предотвращения эскалации конфликта: и на уровне Евросоюза, и США, и стран СНГ. В данном случае ни одна составляющая – ни военная, ни политическая и геополитическая – не оказалась эффективной.

- Можно ли сейчас говорить о том, что попытка боевиков перейти в наступление сорвана?

- Только частично сорвана. Мы понесли стратегические потери, утратив контроль над донецким аэропортом. Однако и боевикам не удалось продвинуться по всем направлениям, а тем более захватить всю территорию Донецкой и Луганской областей. Они предприняли попытки все-таки реализовать этот сценарий, который сейчас уже сорван.

- Что может переломить ход войны? Запад ввел санкции против России, однако не готов помогать Украине вооружениями. Осталась надежда только на себя?

- Очень важный фактор, способный переломить ход войны, - Вооруженные силы Украины. Очень важны мощные политические шаги на международном уровне. Международные санкции – и секторальные, и введенные отдельными странами – не являются эффективными. И решения Совбеза ООН, Совета Европы, Парламентской ассамблеи Совета Европы, Евросоюза недостаточно эффективны, поскольку Россия воспринимает их как операцию Запада против Российской Федерации. Этот сценарий не будет работать в положительном ключе. Безусловно, нужны очень мощные международные санкции, но, даже задействовав санкции, нужно тут же выработать дорожную карту по урегулированию конфликта с привлечением игроков мирового уровня, и прежде всего, президентов и премьер-министров стран большой семерки, двадцатки, глав стран СНГ. Как раз такие форматы равнозначны Путину, их он понимает и с ними считается. Тем более, что конфликт в Украине поставил мир перед глобальными угрозами: холодная война, гонка вооружений, глобальное противостояние.

- Какие надежды связывает официальный Киев с минскими переговорами или на них окончательно поставлен крест?

- Я считаю их неэффективными с самого начала, потому что они не были подкреплены конкретными решениями и механизмами; в переговорах должны принимать участие не только представители «ДНР», «ЛНР», Украины, России и ОБСЕ среднего уровня, к переговорам нужно привлекать первых лиц Украины, России и, возможно, западных стран, которые являлись бы гарантами выполнения достигнутых договоренностей.

Договоренности правильные, но они не реализуемые, потому что их нарушают боевики «ДНР», «ЛНР» и российское руководство. За исключением пункта об обмене пленными, все остальные пункты нарушены: прекращение огня, контроль границы, вывод всех иностранных войск и наемников. Ни один пункт не выполнен, потому что на это не было политической воли России и боевиков. Если бы переговоры и реализация договоренностей проходили не только под наблюдением ОБСЕ, но стран семерки, России, Украины, СНГ – это был бы совсем другой формат: каждый пункт договоренностей находился бы под контролем.

Я думаю, что мы не должны отказываться от минских переговоров – это базовые переговоры, которые могут содействовать хотя бы прекращению огня, расширению линии разграничения, отводу тяжелых вооружений и обмену пленными. Выполнить эти три пункта реально в рамках минских переговоров. Остальные пункты - контроля за границей, по выводу войск, по стабилизации ситуации на Донбассе – можно выполнить, задействовав более весомые форматы переговоров.

- Способны ли покончить с войной любые переговоры – в минском, женевском или любом ином формате?

- Комплекс мер, начиная с прекращения огня и отвода войск, - это первый этап стабилизации ситуации. Но для этого нужно соединить волю руководства Украины, России, стран ОБСЕ и боевиков, и сделать это необходимо в минском формате в ближайшие дни. Параллельно следует выходить на женевский формат переговоров или на более широкий формат, который обеспечит мир. В формате двадцатки, России и Украины можно ставить вопрос о системном регулировании проблем: глобальная война, выживание мира, нерушимость границ, энергетика, финансы; эти проблемы, которые условно можно назвать «Женева-2», нужно ставить на повестку дня. В 70-ые годы мир оказался на грани ядерной и термоядерной войны, сегодня существуют предпосылки для повторения кризиса. А ключ от решения всех глобальных проблем находится в Украине.

- Мы говорим о переговорах. Но как в сложившейся ситуации поведут себя Россия и боевики?

- Если в ближайшие дни Украина не допустит продвижения боевиков и российских войск вглубь страны, они вынуждены будут пойти на переговоры. Путин уже заговорил о прекращении огня и обещал содействовать этому процессу через давление на боевиков. Поэтому сейчас нужно сделать шаг навстречу друг другу, прекратить огонь, приняв предложение Российской Федерации, чтобы не допустить жертв. А затем можно говорить о разграничении и сил, и тяжелых вооружений, и обмене военнопленными – это второй этап, который нужно реализовать в течение нескольких дней или недели. Это по силам и реально. 

Другие новости раздела «Внешняя оценка. Пост-СССР»

Орест Билоскурский: Чем больше телеканалов, тем лучше
Орест Билоскурский: Чем больше телеканалов, тем лучше
Будущее беларусского телевидения – за развитием собственного локального контента.
Анна-Мария Дынер: Между Беларусью и Польшей нет противоречий в военном плане
Анна-Мария Дынер: Между Беларусью и Польшей нет противоречий в военном плане
Зато в беларусско-польских отношениях имеется ряд нерешенных проблем и много возможностей.
Конгресс исследователей Беларуси проходит в Каунасе
Конгресс исследователей Беларуси проходит в Каунасе
Первая часть первого дня конгресса была посвящена беларусско-немецким отношениям и тематикам Второй мировой войны.
Вано Чхиквадзе: Грузия пока остается в зоне российского влияния
Вано Чхиквадзе: Грузия пока остается в зоне российского влияния
Успехи Грузии на евронаправлении — в программе «Восточное партнерство» — все же не дадут стране уйти из-под влияния Москвы, пока продолжается оккупация части грузинской территории.
Андрей Юров: В Крыму поле гражданского общества и СМИ практически полностью зачищено
Андрей Юров: В Крыму поле гражданского общества и СМИ практически полностью зачищено
Последний год Крым существует в виде серой правовой зоны, где прав и свобод граждан значительно меньше, не только по сравнению с Украиной, но и с Россией.
Дэвид Хофман: Миссия МВФ прогнозирует спад экономики Беларуси примерно на 2 процента
Дэвид Хофман: Миссия МВФ прогнозирует спад экономики Беларуси примерно на 2 процента
Если не проводить кардинальных преобразований, темпы роста беларусской экономики в ближайшие 5 лет останутся крайне низкими.
Ян Хаверкамп: Польша не доверяет России в строительстве АЭС, а почему - спросите у господина Туска
Ян Хаверкамп: Польша не доверяет России в строительстве АЭС, а почему - спросите у господина Туска
Почему строительство АЭС в Островце затянется? И чем рискуют жители Бреста в случае возведения реактора в польской Любляне?
Андрей Юров: Все это происходит с попустительства прекрасных демократий…
Андрей Юров: Все это происходит с попустительства прекрасных демократий…
Почему наплевательство на международное право стало привычным явлением и можно ли данный тренд изменить?
Эгидия Смилингене: Беларусы становятся туристическим феноменом Паланги
Эгидия Смилингене: Беларусы становятся туристическим феноменом Паланги
Российская аннексия Крыма вынудила беларусов еще в прошлом году поменять свои туристические предпочтения. Одним из наиболее привлекательных вариантов отдыха на море стало балтийское побережье Литвы.
Николай Маломуж: Украина вела подготовку к худшему сценарию, но она оказалась недостаточной
Николай Маломуж: Украина вела подготовку к худшему сценарию, но она оказалась недостаточной
Имея информацию о готовящемся наступлении, украинское командование провело недостаточное боевое слаживание Вооруженных сил Украины, координацию, усиление особо важных стратегических объектов.
Беларускія НДА супраць COVID-19

Якія выклікі пандэмія каронавіруса кідае грамадскім арганізацыям і як яны з імі спраўляюцца?

Политтехнологии третьего поколения. Вебинар Владимира Мацкевича #2 (Видео)

25 мая беларусский философ и методолог Владимир Мацкевич провел второй вебинар по теме: "Что нужно знать про политику в Беларуси, России и Украине, чтобы не дать себя обмануть".

Андрей Егоров — Al Jazeera: "Лукашенко ведет себя безответственно"

Беларусь столкнется с ухудшением экономической ситуации не только из-за пандемии, но и вследствие нефтяного конфликта с Россией.

Владимир Мацкевич: Продолжаем Думать Беларусь!

Пора валить! Знаю — кого и знаю — куда.