Воскресенье 8 декабря 2019 года | 02:16
  • бел / рус
  • eng

«Повестка 50»: от антисолидарности к взаимодействию

07.07.2017  |  Инклюзив   |  Служба информации "ЕвроБеларуси",  
«Повестка 50»: от антисолидарности к взаимодействию

Что мешает формировать локальные повестки по реализации прав людей с инвалидностью в беларусских городах: недостаток ресурсов или традиционализм и «антисолидарность» местных сообществ?

Второй год в Беларуси при финансовой поддержке Евросоюза реализуется кампания под названием "Повестка 50". Кампания — и по названию, и по содержанию — апеллирует к Конвенции ООН о правах инвалидов, которую Беларусь подписала осенью 2015 года после длительной (восьмилетней!) подготовки. 3 октября 2016 года Конвенция наконец была ратифицирована, что позволило запустить процесс ее имплементации. 50 статей документа, по мнению организаторов кампании, должны быть "прочитаны" и адаптированы как на национальном, так и на локальном уровнях, и по отношению к каждой из статей спроектированы конкретные действия, ведущие к реализации прав и свобод, закрепленных в Конвенции.

Основным "двигателем" кампании выступает Офис по правам людей с инвалидностью. Вместе со своими беларусскими и европейскими партнерами (НПО "Европейский дом", Международным консорциумом "ЕвроБеларусь", Центром европейской трансформации, фондом TUS) эксперты Офиса пытаются организовать формирование местных "Повесток 50" в регионах Беларуси. Проблемы и перспективы реализации кампании Служба информации "ЕвроБеларуси" обсудила с директором Офиса па правам людей с инвалидностью Сергеем Дроздовским.

— В чем основной замысел кампании, каких целей она должна достигнуть?

— Прямая и формальная цель — это запуск инновационного процесса в формулировании местных повесток в сфере инвалидности, который подразумевает привнесение в данный процесс демократических технологий, процедур, форматов взаимодействия. Вторая, подспудная цель — это подтягивание к решению проблемы силы и ресурсы, которые раньше к ее решению не привлекались.

— Какие ресурсы вы имеете в виду?

— Задача состоит в том, чтобы проблемы и вопросы, связанные с политикой инвалидности, перестали быть только вопросами государства и самих людей с инвалидностью, а стали заботой местного сообщества. По нашей задумке, формирование местных повесток должно стать своеобразным "навстречным движением" тем изменениям, которые реализуются на национальном уровне, с помощью таких инструментов, например, как Национальный план. Там запускается движение сверху вниз, а тут наоборот, или, лучше сказать, навстречу.

— Кампания началась больше года назад, что произошло за это время, какие планы удалось реализовать?

— Мы довольно много времени потратили на изучение ситуации. Дело в том, что если мы действительно всерьез относимся к Конвенции, то нам приходится отказываться от традиционных подходов в работе с инвалидностью и очень серьезно разбираться с теми конкретными проблемами и субъектами, которые есть на местном уровне. В связи с этим, нам понадобилось видение проблематики инвалидности местными сообществами и общее видение и понимание подхода для Беларуси. Мы пошли двумя параллельными путями. С одной стороны, наши польские партнеры собирали и систематизировали польский опыт по этой проблеме. С другой стороны, беларусские исследователи, Центр европейской трансформации, "разведывали" и анализировали местный материал: а что у нас есть, с чем нам предстоит работать.

Этот этап был очень важен, и мы не жалеем, что потратили на него довольно много времени. Зато теперь мы четко понимаем, что те принципиальные подходы, которые есть в Конвенции, не могут лечь на имеющиеся рамочные представления, которые распространены в наших регионах. Даже лучшие практики, которые мы там обнаружили, строятся на иных представлениях. Это исследование показало нам, что традиционные подходы к инвалидности в Беларуси крайне сильны, и те живые ростки, которые мы искали, они очень слабенькие. Это потребовало определенного пересмотра стратегии реализации самой кампании.

— И на каком варианте развития кампании вы решили остановиться?

— Конечно, мы могли бы выбрать самые "сильные" места, реализовать там какие-то действия, и это выглядело бы как успех. Но это не дало бы нам возможности впоследствии создать такую "универсальную" технологию, к которой мы стремимся — чтобы любой регион Беларуси мог взять данную технологию, и реализовывать у себя. Мы решили работать в городах с разным потенциалом, понимая, что и успехи, и провалы на местах для нас будут источником ценной информации для создания такой технологии.

Что еще мы успели сделать — мы проехали по всем регионам, познакомились с тем активом, который был выявлен в ходе исследовании, со всеми заинтересованными сторонами. И сразу же столкнулись с большими проблемами с втягиванием людей в общую дискуссию, не говоря уже об общей работе.

— То есть даже те немногие активные люди и структуры, которые занимаются на местном уровне вопросами, связанными с политикой инвалидности, не стремятся к взаимодействию друг с другом?

— Да, взаимодействия нет. Я бы назвал это даже не просто отсутствием взаимодействия, а такой своеобразной антисолидарностью. Этакая опаска втягиваться в совместную работу. Люди боятся потратить свои небольшие силы на общее дело, а отдачи не получить.

Еще одно важное событие, которое удалось организовать в этот период — study visit в Варшаву. От каждого региона был как минимум один участник от местной власти, и один — от гражданского сектора. Была довольно насыщенная программа: начиная от офиса омбудсмена, заканчивая местечком под Варшавой, которое практикует в чистоте тот подход, которые есть в "Повестке", и не только в сфере инвалидности, а во всем. Местный мэр гордится тем, что он вообще ни одного решения без обсуждения с общественностью не принимает. Для беларусских участников это было настоящее открытие, что такое вообще возможно.

— И какие следующие шаги на пути к местным "Повесткам 50" планируются в ближайший период?

— Трезво оценив ситуацию, мы поняли, что той степени втягивания в проблематику, в язык и поход Конвенции, который необходим, мы не получили. И мы решили, что надо подстегнуть такой процесс втягиванием в конкретную деятельность. Это будет реализация локальных проектов, построенных на принципах Конвенции, своеобразное "обучение деятельностью". Мы рассчитываем на то, что даже если люди не очень стремятся постичь теоретические, концептуальные основы подхода, который мы приносим, они будут учиться на конкретных действиях. Заявляя эти действия и реализуя, они будут наталкиваться на те проблемы, которые мы выявили, отсутствие солидарности, взаимодействия, и вот тут мы готовы будем им помогать. И польский опыт как раз тут нам очень пригодится.

— А можно уже сейчас рассказать, какие проекты и где будут реализовываться?

— Каждый регион обладает своей самобытностью, своим человеческим ресурсом, и проекты, которые они хотели бы реализовать, очень разные. Это и информационная работа, просвещение, и продвижение Конвенции, и консолидация сил гражданского сектора в проблеме инвалидности. Проекты будут реализовываться в пяти городах: Столине, Бобруйске, Щучине, Воложине и Лепеле.

— Учитывая две интенции проектов — конкретное изменение условий среды для людей с инвалидностью и налаживание взаимодействия между разными заинтересованными сторонами — какие основные трудности вы видите в реализации этого процесса? В чем главные риски, если не считать обычных рисков, связанных с любой общественной деятельностью в Беларуси?

— Я бы сказал, довлеющий традиционализм. И дело не в формах, которые есть сейчас, я говорю именно про традиционализм в отношениях, во взаимодействии. Есть лидер, он один, а остальные либо ему подчиняются, либо игнорируют его. И это не только в государственных структурах — мы все такие, вот в чем проблема. И та инклюзивность, которую мы пытаемся привнести — она выглядит искусственно на таком фоне. Это попытка предложить, подтолкнуть к тому, чтобы процесс был более открытым, более взаимопроникающим. Это, конечно, вызов.

— Ведь опыт такой работы — с местными повестками — в Беларуси есть, и он скорее неудачный. Сколько лет у нас разрабатывали местные "Повестки 21", такой интенсивный был процесс, и, между прочим, гораздо более ресурсно обеспеченный. Но ведь они так и не стали инструментом изменения отношений, запуска процессов местного самоуправления и т.п. На что вы рассчитываете, когда говорите, что в этот раз все получится?

— Ну, во-первых, Конвенция о правах инвалидов, по сравнению с "Целями тысячелетия" — гораздо более конкретизированный документ, более сжатый, ясный и имеющий более четкие точки приложения. С другой стороны, она более понятна, чем общие и глобальные цели.

— То есть вы рассчитываете, что это "ближе людям"?

— Да, хотя я понимаю вашу иронию. С другой стороны, мы сейчас можем пытаться использовать имеющийся административный ресурс. Государство ратифицировало Конвенцию, и мы с самого начала рассматривали это как ресурс. Беларусская государственная машина в этом смысле может производить и позитивные эффекты; раз уж она развернулась в эту сторону, она будет двигаться. Это как с безбарьерной средой: не факт, что все понимают, что это и зачем, но уже делают. Нам надо попытаться использовать эту мощь "в мирных целях". И локальный уровень — это как раз то место, где с этим можно работать. Здесь есть возможность более гибко, более живо двигаться. А третье — это то, что на локальном уровне чувствуется очень большая ответственность. Работники учреждений, которые работают с вопросами инвалидности, формулируют это открытым текстом: "Да, пишутся большие государственные программы, а нам тут с людьми работать". Они находятся на переднем крае решения проблем. И часто попадают в ситуацию "между двух огней". И они часто склонны искать решения проблем, а не превращаться в какой-то непреодолимый бастион. Потому что на местном уровне все со всеми знакомы, все друг другу родственники, там сложнее не обращать внимания на человеческие отношения, чем в Минске, например. Ну и еще один фактор есть, он общий, конечно, но в данной ситуации тоже играет. Все понимают, что денег нет и не будет. И придется все застарелые проблемы решать самим.

— То есть ситуация кризиса в сфере социального обеспечения становится стимулом к развитию самой сферы и новых отношений в ней?

— Может стать. Мы надеемся, что станет, раз уж сам кризис неизбежен. Хотя может стать и как в Китае, или во Вьетнаме. Но мы рассчитываем, что это будет все-таки позывом к развитию. Чтобы люди на местах перестали ждать, когда государство даст денег (как это бывает с "безбрарьеркой"), а начали думать, как это можно сделать самим, или как в других местах деньги найти.

  


  

Материал подготовлен в рамках кампании "Повестка 50", поддерживаемой Европейским Союзом.

  

  

См. также отчет по результатам исследования: Потенциал и возможности внедрения механизмов локального планирования в беларусских регионах для обеспечения прав людей с инвалидностью

Другие новости раздела «Инклюзив»

Сакрэт поспеху “Бараньскіх Арабесак”
Сакрэт поспеху “Бараньскіх Арабесак”
Як маленькае швачнае прадпрыемства на Аршаншчыне вырасла ў сучасную вытворчасць з якаснай прадукацыяй і стварыла сістэму працаўладкавання моладзі з інваліднасцю.
Наталля Халанская: Магчымасці ёсць паўсюль
Наталля Халанская: Магчымасці ёсць паўсюль
Гаспадыня бабруйскага тайм-клуба “13:87” распавядае пра тое, як сумясціць бізнес і каштоўнасці, чаму важная даступнасць, а таксама дзеліцца праваламі і дасягненнямі.
Новыя бізнес-мадэлі – рэальнасць для сацыяльнай эканомікі
Новыя бізнес-мадэлі – рэальнасць для сацыяльнай эканомікі
Як зрабіць так, каб прадукты, якія ствараюць сацыяльныя прадпрыемствы, куплялі не з пачуцця шкадавання?
Сацыяльны бізнес у Беларусі: дзе шукаць прыбытак?
Сацыяльны бізнес у Беларусі: дзе шукаць прыбытак?
У Бабруйску 25 – 27 кастрычніка прайшла канферэнцыя сеткі сацыяльных прадпрыемстваў CINGO, прысвечаная новым бізнес-мадэлям.
"Повестка 50": история одной кампании
"Повестка 50": история одной кампании
Общественная кампания по реализации принципов Конвенции ООН о правах людей с инвалидностью подводит итоги и намечает новые горизонты.
Инвалидность: как нужно и не нужно о ней говорить
Инвалидность: как нужно и не нужно о ней говорить
Важно не только то, О ЧЁМ вы говорите, но и КАК. И если вы – журналист, блогер, публичный человек, а одна из ваших тем – люди с инвалидностью, то вот несколько рекомендаций, как подавать её корректно.
«Это наша большая совместная работа»
«Это наша большая совместная работа»
За три года (столько в Беларуси реализовывалась кампания «Повестка 50») изменить жизнь в городах невозможно. Но изменить структуру отношений в местных сообществах – вполне.
Кампания «Повестка 50» завершилась Форумом регионального развития
Кампания «Повестка 50» завершилась Форумом регионального развития
Форум был посвящён не столько итогам, сколько вызовам и перспективам после создания и подписания местных повесток.
«Пропал страх и появилась уверенность»
«Пропал страх и появилась уверенность»
Участники кампании «Повестка 50» представили собственные концепции проектов для решения проблем людей с инвалидностью в своих городах.
Михаил Мацкевич: Как создать местную повестку и сделать ее инструментом решения проблем
Михаил Мацкевич: Как создать местную повестку и сделать ее инструментом решения проблем
Чтобы достичь изменений, нужно быть заинтересованными в них и перестать возлагать все надежды на государство.
«Если человек не может выйти из квартиры, ему не нужен доступный Оперный театр»
«Если человек не может выйти из квартиры, ему не нужен доступный Оперный театр»
В Столбцах рассказали об универсальном дизайне и провели пилотный мониторинг доступности двух городских объектов.
Местная повестка в Воложине: миссия выполнима
Местная повестка в Воложине: миссия выполнима
«Специфика разная, приоритет один». В Воложине подписали локальную стратегию реализации Конвенции ООН по правам людей с инвалидностью.
«Сначала был шок». Как в Щучине шли к решению проблем людей с инвалидностью
«Сначала был шок». Как в Щучине шли к решению проблем людей с инвалидностью
В Щучине подвели итоги кампании «Повестка 50» и подписали местный план действий по реализации Конвенции по правам людей с инвалидностью.
В Столине разработали программу повышения качества жизни людей с инвалидностью
В Столине разработали программу повышения качества жизни людей с инвалидностью
Райцентр стал вторым городом в Беларуси и первым в Брестской области, где подписали местный план реализации принципов Конвенции ООН о правах людей с инвалидностью.
Законопроект о правах людей с инвалидностью: инновации в деталях, архаизм общего подхода
Законопроект о правах людей с инвалидностью: инновации в деталях, архаизм общего подхода
Обсуждение законопроекта «О правах инвалидов и их социальной интеграции» подошло к концу. Какие преимущества и недостатки содержит новый документ?
«Повестка 50» в Беларуси: от стратегий к воплощению
«Повестка 50» в Беларуси: от стратегий к воплощению
Участники кампании «Повестка 50» из пяти пилотных городов обсудили достижения в создании местных повесток по реализации Конвенции о правах людей с инвалидностью.
В Столбцах подписали местный план действий по реализации Конвенции о правах людей с инвалидностью
В Столбцах подписали местный план действий по реализации Конвенции о правах людей с инвалидностью
Примечательно, что из пяти пилотных городов Столбцы последними присоединились к кампании «Повестка 50», но первыми завершили подготовку местной повестки.
Зніжкі на лекі, бясплатны санаторый. Якія ільготы даступныя людзям з інваліднасцю ў Стаўпецкім раёне
Зніжкі на лекі, бясплатны санаторый. Якія ільготы даступныя людзям з інваліднасцю ў Стаўпецкім раёне
У Стоўпцах рэалізуецца праект “Адкрыты дыялог”, мэта якога – праінфармаваць людзей з інваліднасцю аб правах, ільготах, магчымасцях атрымання медыцынскіх, сацыяльных паслуг, мерах дзяржпадтрымкі.
“Павестка 50” у Стоўбцах: нізкапольны аўтобус, гукавыя светлафоры і кансультацыі
“Павестка 50” у Стоўбцах: нізкапольны аўтобус, гукавыя светлафоры і кансультацыі
У Стоўбцах распавялі пра вынікі стварэння лакальнай павесткі для вырашэння праблем людзей з інваліднасцю і прэзентавалі міні-праект “Адкрыты дыялог”.
Ларыса Шчарбачэвіч: Мы будзем развівацца ўстойліва
Ларыса Шчарбачэвіч: Мы будзем развівацца ўстойліва
У Валожыне прадставілі чарнавік мясцовай павесткі і падвялі вынікі рэалізацыі міні-праекта ў рамках кампаніі “Павестка-50”.
  • Гражданское общество (Часть 3)

    Гражданское общество немыслимо без общественного мнения, а общественное мнение невозможно без средств массовой информации.

  • Гражданское общество (Часть 2)

    "Ну, уж это положительно интересно, — трясясь от хохота проговорил профессор, — что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!" Думаю, все помнят, откуда это.

  • Гражданское общество (Часть 1)

    Гражданское общество в Беларуси есть. Я это точно знаю, поскольку именно солидарность гражданского общества спасла меня от смерти в октябре 2006 года.

Сакрэт поспеху “Бараньскіх Арабесак”

Як маленькае швачнае прадпрыемства на Аршаншчыне вырасла ў сучасную вытворчасць з якаснай прадукацыяй і стварыла сістэму працаўладкавання моладзі з інваліднасцю.

Оксана Шелест: В Беларуси начали появляться новые общественные инициативы (Видео)

В ситуации угрозы для независимости Беларуси они не опираются на традиционные институты гражданского общества и политической оппозиции, а также не ищут и не рассчитывают на какую-либо поддержку извне.

Улад Вялічка — пра ўдзел Беларусі ва Усходнім партнёрстве: трэба больш жадаць і намагацца большага

10 год удзелу Беларусі ва Усходнім партнёрстве. Што гэта дало нашай краіне? Як складваліся адносіны з ЕС? Якімі магчымасцямі Беларусь да гэтага часу не скарысталася? Чаго чакаць надалей?

Гражданское общество (Часть 3)

Гражданское общество немыслимо без общественного мнения, а общественное мнение невозможно без средств массовой информации.