Вторник 20 августа 2019 года | 00:52
  • бел / рус
  • eng

Свобода слова и "глушилки"

12.05.2015  |  Общество   |  Владимир Мацкевич, философ и методолог - специально для журнала "Абажур",  
Свобода слова и "глушилки"

В 1980-е годы интернет представлялся фантастической возможностью получить доступ к знаниям, ко всем богатствам, накопленным человечеством.

И никто не предполагал, что он станет средством распространения селфи и котиков. И ареной праведных и неправедных битв за свободу слова.

Двадцать лет назад Фонд Сороса начал финансировать подключение Беларуси к интернету. Выход в интернет существовал и до того, но был доступен только немногим. Фонд Сороса собирался обеспечить доступность интернета для учреждений образования, для тех, кто учит, и тех, кто учится. В те времена я плотно работал с программой "Трансформация гуманитарного образования" Фонда Сороса, и меня мало интересовали технические проблемы или трудности провайдеров. Проблема была в обеспечении самой доступности: монополизм единственного провайдера, цена за трафик, языковая и компьютерная грамотность потенциальных пользователей. Но на разных собраниях, совещаниях и встречах я поднимал еще одну проблему - контент. Я спрашивал у всех, кто тогда занимался этим вопросом: "А что мы будем писать в интернет, чем мы сможем его заполнить?" Мой вопрос, к сожалению, повисал в воздухе, всех занимали радужные перспективы интернета, а не "мнимые", как тогда казалось, опасности.

А ведь как все хорошо начиналось! Рост объема информации в геометрической прогрессии, электронные письма с моментальной доставкой на дом, чаты, форумы, роскошь человеческого общения. Но в чатах стоял мат-перемат, форумы заселили тролли, виртуальное общение стало вытеснять реальное. А потом появились "социальные сети" - правда, до сих пор никто не знает, что в них социального.

"...А счастья нет!"

Человеческая речь - первый и самый доступный способ донести информацию от одного человека к другому. Без особого напряжения голосовых связок можно донести мысль, знание, призыв или просьбу до нескольких человек, а если перемещаться и повторять сказанное, то до нескольких десятков человек. Если очень громко кричать на площади или с трибуны, то можно получить аудиторию в несколько сотен человек и даже тысяч. Веками СМИ были ограничены такими пределами. Даже печатный станок не намного увеличил аудиторию. Первые книги печатались всего лишь десятками экземпляров. Газеты выходили уже тысячными тиражами, но радио охватывало миллионные аудитории слушателей.

Человечество всегда на все вызовы, инновации и изобретения реагирует двумя противоположными способами: приветствовать и бежать навстречу либо избегать. Избегание может принимать форму луддизма - уничтожить, сломать, не пускать. В истории так было всегда. Мы знаем про "революцию Гутенберга", но забыли, что среди первых напечатанных книг были и методички по инквизиции.

Как шутил Илья Ильф, "в фантастических романах главное это было радио. При нем ожидалось счастье человеческое. И вот радио есть, а счастья нет".

Изобретатели радио мечтали о том, что с его помощью можно будет принимать сигналы SOS и спасать терпящие бедствие корабли, что можно будет слушать дома выступления лучших музыкантов, просвещать публику. Но по радио чаще транслировались речи Геббельса, а не оперы из "Ла Скала". Советское радио стало эффективным средством промывания мозгов.

Прогресс СМИ ничем не отличается от прогресса в других областях человеческой деятельности. Кто-то стремится сделать СМИ лучше, информацию - доступнее, чтобы расширить аудиторию, кто-то, наоборот, - монополизировать и подчинить СМИ только себе, информацию упростить и дозировать, аудиторию контролировать и воспитывать в "правильном", т.е. нужном для себя духе. А если не получается, то глушить СМИ!

С появлением печатной продукции в виде газет и журналов возник институт цензуры. До этого книги просто жгли или уничтожали. После разделов Речи Посполитой на присоединенных территориях ВКЛ имперская администрация целенаправленно уничтожала все книги на старобеларусском языке, включая православную литературу. Цензура как профессия и социальный институт распространилась уже в ХІХ веке.

А в ХХ веке стали глушить радиостанции. Во всех городах СССР стояли глушилки, забивавшие радиочастоты, на которых вещали "вражеские голоса". Были ли они эффективными? Трудно сказать без специального исследования. Но фактом является то, что советские люди долго жили за "железным занавесом", десятилетиями потребляли одностороннюю информацию о мире и искаженные сведения о самих себе.

Казалось, что интернет навсегда разрушил "железный занавес", что впервые в человеческой истории информация стала абсолютно доступной.

Так ли это или не так - можно обсуждать и дискутировать. Но, скорее, не так.

О том, что можно и нельзя

Абсолютная доступность информации недостижима по многим причинам. Это и языковые барьеры, это малограмотность, это фанатизм и приверженность какой-то одной идеологии, что делает человека закрытым для иных точек зрения. Технические препятствия на пути распространения информации не самые главные.

Интернет - это не только "железо", не только хард и софт, интернет - это гуманитарные технологии. Без учета права, аксиологии, этики, образования, личностных и социальных установок не понять и не разобраться в интернете. Политическим режимам и диктаторам некогда разбираться в тонкостях технологий, тем более - гуманитарных. Они, видя угрозу и опасность, которую несет для них неконтролируемый ими интернет, сразу же приняли защитные меры. От простейших (если интернету необходимы провода, то их можно в любой момент перерезать) до очень сложных (специальные программы и политика в интернете).

Самый простой способ, который видели государства в своих попытках ограничить интернет, - это монополизация доступа (в Беларуси монополистом в предоставлении доступа в интернет был "Белтелеком"). Существует еще множество возможностей ограничить доступ в интернет, и некоторые политические режимы ими пользуются. Изоляция общества от мирового информационного пространства ведет к застою, торможению развития и фатальному отставанию страны. Поэтому только самые реакционные режимы в самых бедных странах готовы идти на такие меры. "Продвинутые" режимы ищут более тонкие способы "глушить" интернет.

Одним из самых очевидных приемов, лежащих на поверхности, является правовое регулирование распространения информации в глобальной сети. Этот способ хорош еще и тем, что он выглядит вполне моральным и оправданным. Всем понятно, что информация может быть правдивой, а может быть ложной. Кто же станет возражать против ограничений в распространении лжи? Во многих странах, даже самых демократичных, существуют законы о клевете. Клевета в СМИ наказуема, это правильно, и с этим никто не станет спорить. Сложности и тонкости здесь кроются в определении того, что является клеветой, а что - нет. Техническими способами этого не определить, для этого существуют соответствующие институты - в первую очередь, независимый суд. Поэтому законы о клевете не наносят ущерба свободе распространения информации и свободе слова в странах с сильными демократическими институтами, но могут использоваться во зло там, где не существует независимого суда.

Немного сложнее обстоят дела с государственной и коммерческой тайной, с личными и персональными данными. Пока решение о том, что составляет государственную или военную тайну, принимают спецслужбы, будут существовать WikiLeaks, Джулиан Ассанж и Эдвард Сноуден. И пока людей вроде Ассанжа и Сноудена будут преследовать, будут препятствовать всем порталам, сайтам, частным лицам в распространении сведений, не только составляющих действительную тайну, но даже при малейшем подозрении на то, что информация может быть секретной. Кто-то будет скрывать информацию, кто-то - организовывать ее утечку, кто-то - преследовать тех, кто эту утечку организовал. Но свободные СМИ будут также разоблачать тех, кто неоправданно засекретил ту или иную информацию, тех, кто превысил полномочия при охране государственной тайны или в преследовании людей, пустивших ее в оборот. Такая игра в "кошки-мышки" или в "полицейского и вора" будет длиться еще очень долго, если вообще когда-нибудь закончится.

Еще существуют по умолчанию принятые нормы приемлемой и неприемлемой информации. Эти нормы не всегда оформляются в законах, иногда это регулируется политкорректностью. Например, в Европе и в остальном цивилизованном мире разжигание национальной или религиозной розни однозначно считается недопустимым. В некоторых странах это даже внесено в законы о СМИ, например, в очень демократичной Швеции. Могут ли разжигать национальную или религиозную рознь шутки, юмор и карикатуры? Как показывает практика - могут. А что могут сделать с этим суды? Ничего не могут. Запрет на разжигание розни (расовой, религиозной, гендерной или какой иной) легко записать в закон, но практически невозможно реализовать. Здесь все упирается в наличие или отсутствие чувства юмора, в особенности личностного отношения к миру, в тонкости национального характера. То, над чем один человек посмеется, для другого может стать поводом для обиды и гнева. Можно запретить шутить на некоторые темы, например, о Холокосте. А об изнасилованиях? А можно ли шутить над священниками? И где грань для таких запретов, перейдя которую, мы навсегда откажемся от свободы слова?

В той же Швеции известны прецеденты, когда комментаторы на сайтах СМИ допускали высказывания, которые суды квалифицировали как разжигающие национальную или расовую рознь. СМИ и журналисты в силу своей квалификации и ответственности могут держаться в рамках политкорректности и балансировать на грани допустимого в критике или иронии. Но от комментаторов на сайтах и форумах этого требовать невозможно, такие требования просто-напросто невыполнимы. Однако форумы находятся на сайтах СМИ, поэтому суд возлагает ответственность за противозаконные комментарии на хозяев сайта, т.е. на СМИ. В результате у СМИ в таких случаях остается два выхода: жесткая модерация форумов либо отказ от интерактивности на своих сайтах. Шведские СМИ выбирают второе.

Их можно понять. Модерирование сайтов, форумов, комментариев технически несложно организовать, хотя это дополнительные ставки, рабочие места, а значит, и налоги. Но дело не в расходах: модерирование - это легкая форма цензуры. А цензоры кто? Если суды порой затрудняются квалифицировать тонкие материи корректности, то вправе ли мы ожидать, что это сделает модератор сайта? И каковы должны быть квалификация и компетентность такого модератора? Легче просто убрать форумы и обратную связь на сайте, решили шведы.

Можно задаться вопросом: а с какой стати СМИ должны контролировать то, что пишут их читатели в своих комментариях или отвечать за эти комментарии? Вопрос резонный, но... Пока мы чтим право собственности, все в этом мире кому-то принадлежит, находится в чьем-то владении. Это относится и к информационному пространству. Мы платим за хостинг, за трафик, за доменное имя, а раз платим, то имеем право распоряжаться тем, за что заплачено, и несем ответственность за то, что в оплаченном нами пространстве происходит. Все точно так же, как и с любым другим пространством: с квартирой, парковкой, сельхозугодьями. Если кто-то купил у города территорию и организовал платную автостоянку, а с нее украли автомобиль, то никто не подвергает сомнению ответственность хозяинасобственника - нужно было лучше охранять! Это - с одной стороны. А с другой... Виновен ли хозяин участка леса или берега, если на его территории совершено убийство или какое-то другое преступление? Разумеется, нет. Рамки собственности не совпадают с границами ответственности.

Если пользователь зашел на форум вашего сайта, зарегистрировался под псевдонимом и написал в комментарии нечто запрещенное, то вы не можете быть в этом виноваты. Это - с одной стороны. А с другой стороны, вы - хозяин сайта, поэтому отвечаете за его содержание. Требуйте при регистрации точных персональных данных, модерируйте, заключайте договоры о разделении ответственности с пользователями! Если это кажется вам обременительным, исключите возможность комментировать без авторизации, закройте форум.

Публичное и частное

Интернет порождает множество проблем и трудностей во всех областях жизни. Но интернет-СМИ - в любом случае СМИ, т.е. публичная деятельность. А публичная деятельность и жизнь всегда регламентируются множеством норм и ограничений, во все времена: начиная от первых форм социальной жизни в первобытном обществе, до глобализированного современного мира. Публичное пространство и общественная жизнь регулируются обычаями, моралью, писаными и неписаными правилами.

Впрочем, нормы публичной деятельности не распространяются на частную жизнь. Граждане свободного демократического общества имеют право получать любую информацию о публичной жизни и деятельности, включая сведения о жизни и деятельности публичных персон и должностных лиц. В то же время, информация о частной жизни граждан защищается законом, хоть это и не государственная тайна. И здесь нас тоже подстерегает масса проблем. А где проходит граница между публичной деятельностью и частной жизнью президента, чиновника, известного журналиста, популярного артиста? Проблема такой границы может возникать в веселых ситуациях с папарацци, которые охотятся за снимками звезд, а звезды сами готовы им подыгрывать, но может касаться финансовых счетов, информации о семье и детях, о собственности. Бизнесмен и предприниматель вправе рассчитывать, что их счета доступны только аудиторам и могут быть открыты исключительно по решению суда, но вот у чиновника нет и не должно быть такого права. Все его финансовые документы могут быть востребованы избирателями и налогоплательщиками, волей которых он получил власть и которые содержат его на налоги, отданные государству. Как востребованы? Разумеется, через СМИ, через журналистов. И каждый журналист, который берется выполнять волю избирателей и блюсти права налогоплательщиков, может оказаться в сложной, скользкой и неоднозначной ситуации. Опасное и непростое это дело - журналистские расследования, да и просто журналистика.

Однако интернет создает проблемы не только журналистам. Он меняет баланс между публичной и частной жизнью, между необходимой регламентацией общественных отношений и защитой персонального пространства человека.

Персональное пространство предусматривалось в интернете с самого начала и существует до сих пор в виде электронной почты, куда не должно быть доступа никому, кроме индивида, который ее завел. Читать частную переписку посторонним лицам и неприлично, и противозаконно. Но, разумеется, всегда найдутся охотники читать чужие письма. Взломщиками почтовых ящиков могут стать и безответственные хакеры, и спецслужбы, и просто любопытные ротозеи, если вы не заботитесь о сохранении своих паролей, оставляете включенными компьютеры и прочие гаджеты.

Пределы откровений

По-настоящему размываться границы приватного пространства стали с появлением в интернете персональных блогов. Блог вроде бы есть частное дело каждого пользователя. В чем-то он похож на открытку в старой почте: если послать карточку без конверта, ее могут прочесть почтальоны или сортировщики почты, т.е. посторонние люди. Имейлы мы отправляем конкретному адресату, а в блог пишем, предполагая, что его смогут прочесть посторонние люди, любой желающий, случайный пользователь. Но мы ведь и пишем в блогах, зная об этом! Поэтому сами должны решить, насколько будем откровенны. Раньше люди вели дневники. Писали в них что-то для себя, могли показать кому-то близкому или оставить потомкам как персональное свидетельство из прошлого. Отчасти блоги похожи на дневники давних эпох. Похожи, но не совсем. Сейчас появилось много желающих сообщать в блогах о том, что они едят, где, как и с кем спят, фотографировать себя, семью, детей, домашних животных - все то, что раньше составляло содержание личных интимных дневников, семейных альбомов и частной переписки. В чем же разница?

Можно представить себе интимное фото в девичьем дневнике. Да и в семейном альбоме тоже можно себе такое представить. А в блоге? Почему бы и нет, ведь это частный блог, и никому нет дела до того, в каком виде хозяин блога там себя выставляет. Ведь в популярных журналах, порой очень респектабельных, можно встретить обнаженную натуру. Там модели фотографируются за деньги, и это никого не смущает. Почему то же самое должно настораживать в частном блоге? Даже если любительские фото совсем не эстетичны, а моделями выступают вовсе не красавицы! Это вопросы вкуса и стиля, частное дело каждого.

Такая любительская порнография провоцирует множество конфликтов с блюстителями нравов. Многие к таким столкновениям относятся как к пережиткам прошлого, мол, нравы меняются, а люди медленно привыкают к переменам.

Но что делать с информацией в частном блоге, обнародование которой в СМИ запрещено или преследуется законом? Речь даже не о государственных секретах, а о неполиткорректных высказываниях частных лиц.

По-моему, если распространить на частные индивидуальные блоги в интернете те же нормы, правила и законы, которые применимы к СМИ, человечество сделает большой шаг назад.

Это будет грубейшим нарушением приватного пространства человека, посягательством на частную жизнь.

Частная жизнь - это одно из величайших достижений цивилизации, появившееся только в Новое время. Всего-то два столетия человечество живет, разделяя частную и публичную жизнь, чтит и охраняет приватное пространство, права и свободы индивида. Сегодня мы имеем очень много прав и свобод. Не только гражданских и политических. Сегодня никто не посягает на свободу совести и не указывает, во что нам верить, а во что не верить. Общество привыкает не заглядывать в постель и не осуждает, если там окажутся лица "не того" пола. Любопытство у людей не исчезло, но оно уже не агрессивно и не опасно. По крайней мере, по сравнению с тем, как это было еще при жизни старших современников.

Может быть, поэтому мы и не ценим свою свободу и вольности. А то, что люди не ценят, они могут легко потерять. Мы теряем политическую свободу и права, потому что большинство абсолютно равнодушно к политике, к политическим правам и свободам. 90% пользователей интернета, даже те, кто ведет собственные блоги, просто не придадут значения тому, что кого-то из блогеров могут преследовать по политическим мотивам, наказывать за политические высказывания и комментарии. А ведь такие случаи уже встречаются, но многим кажется, что это их не касается.

Но даже если политика вас действительно не касается, то наступление на ваше приватное пространство, на ваше право вести персональный блог по своему усмотрению уже началось. И если сегодня власть интересуется только политическими интонациями вашего блога, то завтра может решить, что ваши фото недостаточно пристойны. Да и еда на фото недостаточно кошерная (халяльная, постная - нужное подчеркнуть). Или вы неправильно воспитываете своих детей, и ваши отношения с женой не соответствуют новому Домострою.

Хотелось бы просто напомнить: право на частную жизнь - наше общее достояние. И защита частной жизни - наше общее дело.

Когда "глушилки" ставят для средств массовой информации, вторгаются и в личное пространство человека, в его частную жизнь.

"Абажур", № 2 (110), 2015

Другие новости раздела «Общество»

Мониторинг реализации Конвенции ЮНЕСКО об охране разнообразия форм культурного самовыражения (2019)
Мониторинг реализации Конвенции ЮНЕСКО об охране разнообразия форм культурного самовыражения (2019)
Представляем отчет по результатам второго комплексного исследования-мониторинга реализации Республикой Беларусь Конвенции ЮНЕСКО об охране и поощрении разнообразия форм культурного самовыражения.
Улад Вялічка: Я з цеплынёй і павагай узгадваю 10 год у "ЕўраБеларусі". Гэта было варта і годна!
Улад Вялічка: Я з цеплынёй і павагай узгадваю 10 год у "ЕўраБеларусі". Гэта было варта і годна!
Ад учорашняга дня Улад Вялічка сыйшоў з пасады генеральнага дырэктара Міжнароднага кансорцыума "ЕўраБеларусь", але шэрагаў сябраў арганізацыі ён не пакідае.
Мацкевич: В Беларуси есть подготовка кадров, воспитание и обучение, но образования как такового нет
Мацкевич: В Беларуси есть подготовка кадров, воспитание и обучение, но образования как такового нет
Образование в Беларуси не меняется, потому что государство заинтересовано в дешевой и в меру грамотной рабочей силе.
Владимир Мацкевич: Ежедневный плебисцит беларусской нации должен продолжаться и развиваться
Владимир Мацкевич: Ежедневный плебисцит беларусской нации должен продолжаться и развиваться
11 марта 1882 года в Сорбонне Эрнест Ренан прочел свою знаменитую лекцию "Что такое нация".
Владимир Мацкевич: Нация — множество всех людей с одинаковым государственным паспортом
Владимир Мацкевич: Нация — множество всех людей с одинаковым государственным паспортом
Я знаю, что такое национальная валюта, но не знаю, что такое национальный характер.
Культурная политика как фактор развития (Фото)
Культурная политика как фактор развития (Фото)
В Беларуси есть цензура и не соблюдаются авторские права, а Кодекс о культуре направлен прежде всего на ее контроль, а не на развитие.
Татьяна Водолажская: Беларусам не свойственно рефлексировать свои эмоции и рассказывать о них
Методолог Мацкевич: "Чернобыльский шлях" нужно сохранить, отвязавшись от протестов (Видео)
Методолог Мацкевич: "Чернобыльский шлях" нужно сохранить, отвязавшись от протестов (Видео)
Три десятка лет истории проведения "Чернобыльского шляха", приуроченного к годовщине катастрофы на Чернобыльской АЭС, делают его культурным достоянием Беларуси.
Владимир Мацкевич: Я — философ и методолог
Владимир Мацкевич: Я — философ и методолог
Философия — это то, чем я занимаюсь.
Пять самых актуальных задач, которые стоят перед беларусским обществом и нацией
Пять самых актуальных задач, которые стоят перед беларусским обществом и нацией
Как-то политолог Павел Усов написал: "Тема выборов уже стала проблемой не политической, а философской. Проблемой мировоззренческой. В спорах сталкиваются не практические, а ценностные системы".
Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений
Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений
Проект "Живая Библиотека" представил отчет по результатам пилотного исследования "Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений".
Оксана Шелест: Еще рано говорить о партнерских отношениях структур гражданского общества и власти
Оксана Шелест: Еще рано говорить о партнерских отношениях структур гражданского общества и власти
30 января 2019 года в Гомеле прошел информационный день программы ЕС "Восточное партнерство".
Ребята с нашего двора. Как Осмоловка избежала сноса и станет ли она образцом городского активизма
Ребята с нашего двора. Как Осмоловка избежала сноса и станет ли она образцом городского активизма
Четыре года борьбы за Осмоловку ее жителей и активистов принесли победу: первый послевоенный микрорайон Минска сносить не будут.
Владимир Мацкевич: У каждого есть возможность внести свою лепту в общее дело
Владимир Мацкевич: У каждого есть возможность внести свою лепту в общее дело
Беларусский философ и методолог Владимир Мацкевич в своем блоге в Фейсбуке поделился размышлениями, которые озаглавил "О правилах поведения".
Ці выратуе дэпалітызацыя і дыялог з уладамі грамадзянскую супольнасць Беларусі? (Фота)
Ці выратуе дэпалітызацыя і дыялог з уладамі грамадзянскую супольнасць Беларусі? (Фота)
Старшы аналітык Цэнтра еўрапейскай трансфармацыі Аксана Шэлест тлумачыць, "што можа развіць і забіць" грамадзянскую супольнасць Беларусі.
Спор философа с Богом за Беларусь
Спор философа с Богом за Беларусь
"Бороться с Богом мне незачем, а вот поспорить за Беларусь — есть повод", — пишет философ и методолог Владимир Мацкевич.
До Киева не доведет. Почему нет связи между языком и готовностью бороться за независимость страны
До Киева не доведет. Почему нет связи между языком и готовностью бороться за независимость страны
Большинство беларусов считают свою страну самодостаточной — вне зависимости от того, на каком языке говорят. И уверены, что она должна оставаться независимой.
Публичная встреча с Адамом Михником "[Не]своя страна" (Видео)
Публичная встреча с Адамом Михником "[Не]своя страна" (Видео)
17 декабря 2018 года в Минске Летучий университет и Галерея TUT.BY провели публичную встречу с легендарным польским диссидентом, общественным деятелем и журналистом Адамом Михником.
Уладзімір Мацкевіч: Каля ста чалавек кожны год вучыцца ў беларускім Лятучым універсітэце (Аўдыё)
Уладзімір Мацкевіч: Каля ста чалавек кожны год вучыцца ў беларускім Лятучым універсітэце (Аўдыё)
Адукацыйная пляцоўка была створана на ўзор Лятучага ўніверсітэта, які пад канец 1970-х гадоў дзейнічаў у Польшчы.
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 12, 2018
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 12, 2018
Центр правовой трансформации (Lawtrend) представляет выпуск Электронного бюллетеня LawtrendMonitor, # 12, 2018.
"Повестка 50": история одной кампании

Общественная кампания по реализации принципов Конвенции ООН о правах людей с инвалидностью подводит итоги и намечает новые горизонты.

Мониторинг реализации Конвенции ЮНЕСКО об охране разнообразия форм культурного самовыражения (2019)

Представляем отчет по результатам второго комплексного исследования-мониторинга реализации Республикой Беларусь Конвенции ЮНЕСКО об охране и поощрении разнообразия форм культурного самовыражения.

Улад Вялічка — пра ўдзел Беларусі ва Усходнім партнёрстве: трэба больш жадаць і намагацца большага

10 год удзелу Беларусі ва Усходнім партнёрстве. Што гэта дало нашай краіне? Як складваліся адносіны з ЕС? Якімі магчымасцямі Беларусь да гэтага часу не скарысталася? Чаго чакаць надалей?

Перспективы политического протеста в России: эскизный набросок

Нельзя понять анатомию человека, основываясь исключительно на анатомии обезьяны. Человек продвинулся в своей эволюции куда дальше.