Пятница 23 августа 2019 года | 17:35
  • бел / рус
  • eng

Аналитика от лукавого, или Дьявол роется в деталях

10.12.2014  |  Общество   |  Владимир Мацкевич, философ и методолог,  
Аналитика от лукавого, или Дьявол роется в деталях

«А пусть ваше слово будет «да, да», «нет, нет»; ибо что сверх этого, то от лукавого» Мф: 5:37

«Le diable est dans les détails» — поговорка. Говорят, что французская.

В марте у меня был серьезный разговор о Донбассе в одной аналитической передаче на радио, а совсем недавно я снова поговорил с ведущим той передачи уже про саму политическую и социальную аналитику: должна ли аналитика быть объективной и может ли быть таковой.

Мой собеседник сторонник объективной аналитики и много лет ее демонстрирует. Я же утверждаю, что объективной аналитики не бывает и быть не может, более того, объективизм аналитиков — это лукавство. Собеседник даже соглашается с тем, что суждения в гуманитарной и социальной сферах не могут быть столь же объективными, как в области естествознания, но стремиться к этому нужно. А зачем стремиться к тому, что недостижимо и невозможно? И к чему такое стремление приводит? Рассмотрим имеющийся случай.

Вспоминая ту давнюю передачу, мой собеседник характеризует мою позицию, как очень примитивную. Я утверждал, что Россия — агрессор и несет полную ответственность за войну и кровь на Донбассе. Ведущий пригласил в передачу оппонента с противоположной позицией, утверждавшего, что в донбасских событиях виноваты киевские власти, а сам занял позицию над схваткой, пытаясь рассматривать ситуацию объективно, выслушивая обе стороны, взвешивая «за» и «против». Вывод из такой объективной позиции выглядит совсем не примитивно: «Россия, конечно, агрессор, но и Киев тоже виноват!» Предъявив такое рассуждение, собеседник может смотреть на меня свысока, мол, мое суждение однобокое, оценочное и примитивное, а его сложное, объективное, поэтому более аналитическое и профессиональное.

Я не стал оспаривать примитивность и простоту своего суждения, я по-прежнему считаю его правильным и аналитически корректным. Могу ли я настаивать на том, что оно объективно? Нет, кое-что понимая в философских категориях и в методологии анализа, я не буду настаивать на объективности своего суждения, да и стремиться к объективности не стану. Мое суждение не объективно, но правильно. Как так может быть? Очень просто. Я рассказал своему собеседнику байку.

Представим себе ситуацию с маньяком, который вышел в парк с намерением кого-нибудь изнасиловать. Он встречает несколько женщин, которых не трогает, а проходит мимо. Одна ему совсем не понравилась, не в его вкусе, неопрятно одета, не красавица. Другая, напротив, яркая и неотразимая, идет уверенно и целеустремленно. Маньяк опасается, что эту яркую особу где-то рядом может поджидать кавалер, связываться с которым ему совсем не хотелось бы. Еще несколько девушек прошли мимо гурьбой, с ними маньяку одному не справиться. И вот на пустынную аллейку сворачивает одиноко бредущая девушка в короткой юбке — именно то, что маньяку и требуется, она-то и становится его жертвой.

Предположим, что маньяк пойман, и случай стал достоянием прессы. Как показывает практика, реакция читающей публики на такие случаи всегда стандартна: обязательно находятся люди, которые скажут, что жертва сама виновата! Зачем она ходит в таких вызывающих нарядах? Зачем пошла в парк, зачем свернула на пустынную аллею? Как она себя вела? И т.д. Мало найдется тех, кто оправдывает маньяка, разве что, будут настаивать на смягчающих обстоятельствах, минимизируя степень наказания. А в качестве смягчающего обстоятельства выдвигается вина жертвы. Более того, именно наряд и поведение жертвы вызывает самое бурное обсуждение среди определенной части публики. И эта часть публики считает свою позицию предельно объективной. Как же, они же не оправдывают маньяка, но и закрывать глаза на поведение жертвы, на ее вину, они тоже не могут. Те же, кто обвиняет только насильника, смотрят однобоко и примитивно.

Да, я в таких ситуациях примитивен и однобок. Был факт насилия? Если да, то насильник виновен. А уж то, как вела себя его жертва, — совсем другое дело. Если маньяк решился на свое злодеяние, то ему могла попасться эта или другая женщина.

Выслушав мою байку, мой объективный собеседник возразил: «Но ведь Путин не напал на Латвию или на Беларусь! Он напал именно на Украину. Значит, были причины, значит, что-то в Украине не в порядке! И это нельзя игнорировать в аналитике!»

Не вижу в этом возражении никакой логики. Это точно то же самое, что говорят моралисты, осуждающие жертв насилия, выдвигая аргумент, что в парке были и другие женщины, но их маньяк не тронул. Конечно, ему же нужна была одна жертва, он выбирал ее по своим собственным критериям, вовсе не заботясь о том, что и как чувствует жертва, все ли у нее в порядке. Возможно, что она и вышла одна в парк, потому что запуталась в жизни, у нее неприятности. И разве эти неприятности являются основанием для насилия?

Разве называя Россию агрессором, возлагая на нее всю ответственность за события на Донбассе, я утверждал, что в Украине все в порядке? В Украине множество внутренних проблем. И ни одна из этих проблем, какими бы острыми и сложными они ни были, не является основанием для внешнего вмешательства и агрессии! Вот и все, что я утверждаю. И далее я утверждаю, что агрессию России и украинские проблемы нельзя спутывать. «Мухи отдельно, а котлеты отдельно», — как любят говорить в той же России. Аналитика — от слова «анализ» или «анализус» (ἀνάλυσις) — разложение на части, расчленение. Анализ как метод может быть частью диалектики с ее единством противоположностей, но не может быть заменен синтезом. А профессионализм аналитика состоит во владении методом анализа, а не в том, чтобы складывать и соединять несоединимое.

Проблемы в Украине есть, но есть они и в России. Агрессия — это проблема России. Вместо того, чтобы решать свои проблемы, Россия пытается решить их за счет Украины, создавая, тем самым, новые проблемы, не решая старые.

Но я сейчас не о России и не об Украине, а об аналитике.

Ни один судья не станет смягчать приговор маньяку на основании длинны юбки и яркого макияжа его жертвы. Судья не станет, а вот присяжные могут. По крайней мере, в прошлые далекие времена обыватели, которых приглашают в присяжные, вполне могли так рассуждать. Но в этом-то и состоит разница между профессионализмом судьи и непрофессионализмом присяжных, от которых и не требуется профессионализма. А аналитик — он кто: скорее судья или больше присяжный? И как тут обстоят дела с объективностью?

Вот в таких размышлениях я пребывал после разговора об аналитике с известным в стране аналитиком. Этим размышлениями я поделился еще с одним аналитиком. Этот разговор был не менее поучительным.

Выслушав этот рассказ, мой второй собеседник объясняет мне разницу между мною как аналитиком и ведущим аналитической передачи на радио, которого тоже приходится считать аналитиком.

Разница между вами, объясняют мне, состоит в том, что я могу сформулировать ясный и категоричный тезис на основании аналитики, и этим ограничиться. Но ведущему аналитической передачи этим ограничиться невозможно! Ведь ему и завтра придется вести аналитическую передачу и анализировать ту же самую ситуацию. И что ему дает такой категоричный тезис: «Россия — агрессор!»? Если он скажет это сегодня, то что он будет говорить завтра? Он ведь не сможет завтра сказать, что виновна не Россия, а Украина! Он ведь тоже знает, что Россия — агрессор, и все факты об этом свидетельствуют. Но это невозможно повторять каждый день или в каждом выпуске передачи. Поэтому из двух разных высказываний, ведущий аналитической передачи выберет то, которое можно развивать, продолжать анализировать, но не категоричное, которое подводит черту, которое звучит как вердикт.

«Россия — агрессор, а Украина — жертва агрессии» — строгий аналитический вывод из всей информации, которую мы имели в марте 2014 года и которая многократно подтверждена в последствии. Все остальное от лукавого.

«Да, Россия, конечно, агрессор, но все не так просто: на Донбассе были причины для конфликта, киевские власти сделали массу ошибок и вообще...» — это то, что от лукавого. Такое высказывание может показаться разносторонним, глубоким, где-то в чем-то объективным. Но это не аналитическое высказывание. Это синкретическая попытка все смешать в кучу, где невозможно ничего понять и ничего выяснить. Но это дает возможность журналистам, аналитикам в СМИ, ведущим как бы аналитических цикловых передач бесконечно топтаться на этой теме. Выяснять детали, откапывать глубинные факторы, находить неожиданные связи и отношения.

Аналитика — странное занятие. Если аналитика проведена корректно и основательно, то ее вердикт категоричен: «Да, да», «нет, нет». При появлении новой информации, можно все заново проанализировать. Можно проанализировать заново и без появления новой информации — другим методом или другому аналитику. Но снова с таким же категорическим выводом. И не о чем тут рассусоливать.

Журналистика же противопоказана аналитике. Если перед вами стоит задача именно рассусоливать, длить рассуждение до тех пор, пока тянется ситуация, то для вас неприемлемы категорические выводы и суждения. Если вывод категоричен, то тема закрыта. Закрыта до появления новых фактов. Но фактов, а не домыслов или мнений.

И нет никакой глубины в том, чтобы в ясной и понятной ситуации искать нюансы, мелочи и детали! Это не глубина, это видимость глубины, «глубокомыслие» в самом дурном смысле этого слова. Именно такое «глубоко-глупо-мыслие» можно наблюдать в российских ток-шоу, особенно в исполнении Соловьева. Но в более мягком варианте это свойственно всем СМИ и журналистской «аналитике». Здесь срабатывает совсем другая мотивация: не проанализировать проблему, не получить решение и вывод, а длить обсуждение. Чтобы длить обсуждение, нужны разные мнения, много «за» и много «против», «с одной стороны, нельзя не признать..., с другой стороны, нельзя не согласиться...» и так без конца.

И нет в этом наборе противоположных мнений никакой объективности. Объективность в гуманитарной, социальной, политической аналитике — это результат рефлексии предвзятости, ангажированности и мотивации, а не воспарение над схваткой и не отказ от позиции. Позиции категоричной, ответственной и профессиональной.

Россия — агрессор, «ибо что сверх этого, то от лукавого».

В Украине множество нерешенных проблем, но это уже совсем другая история. И если мы станем с этими проблемами разбираться аналитически, то точно так же — ясно и категорически!

* * *

В рассуждении о лукавой аналитике затронут только один аспект, но есть намек и еще на один из многих — о внимании аналитика к деталям и мелочам.

Нужно ли рыться в деталях? Конечно, если вы ищете именно дьявола, то именно в деталях он и может скрываться. Дьявол лукав и хорошо маскируется, порой обнаружить его можно только в мелких деталях. Собственно, за знание деталей и мелочей, порой ускользающих от беглого взгляда, и ценятся аналитики и эксперты.

Но я сейчас не о том, где Кроется дьявол, а о том, в чем он Роется.

Разумеется, в деталях и мелочах роется не козлоногий и рогатый уродец — дьявол вынуждает других заниматься этим.

С метафизической точки зрения, дьявол — это антиномия, никому не известно, существует он или нет, науке это неизвестно.

Дьявол — категория этическая, не имеющая онтологического статуса. Дьявол — это такая моральная установка, которая не позволяет человеку остановиться на определенной моральной позиции, сделать моральный выбор, вовлекая человека вместо этого в бесконечный поиск якобы недостающих фактов и факторов, в бессмысленный перебор мелочей и ковыряние в ничего не значащих деталях.

Вместо того чтобы опознать в «зеленых человечках» в Крыму российских военных, о чем ясно свидетельствовали используемое вооружение, язык общения, знание территории, траектории передвижения, аналитики, совращаемые дьяволом, искали отсутствующие опознавательные знаки, строили гипотезы, одна глупее другой.

Они не желали делать выводы, поскольку им якобы не хватало информации. С их точки зрения, разделяемой «рассудительной» интеллигенцией, такое воздержание от выводов должно говорить об их серьезности и объективности.

Но потом этим «зеленым человечкам» выдали российские медали за покоренье Крыма. Но это не убедило «рассудительных и объективных». Потом президент России признал их российскими солдатами. Но и это не привело таких аналитиков к пересмотру своих методов анализа. Так и не закончив свой анализ, они просто переключились на новую тему: Донбасс, ДНР, ЛНР или Лугандонию.

Там все повторилось сначала.

Потом был сбитый «Боинг». В рассыпанных по большой территории деталях сначала рылись мародеры, а аналитики рылись в фальшивых записях переговоров, лжесвидетельствах «очевидцев», в отфотошопленных фотографиях из космоса.

Дьявол роется в мелочах руками аналитиков и экспертов, прячущихся за объективностью, избегающих субъективного морального выбора. А без морального выбора нет человека. Если аналитик или эксперт, знающий тысячу деталей, тонкостей и мелочей, не занимает моральной позиции, он перестает быть человеком.

В исследовании природы следует избегать субъективной моральной оценки явлений и событий.

В этом и состоит этос ученого естествоиспытателя, в этом его доблесть. Ведь природа изощрена, но не злонамеренна. Она не злонамеренна и не добронамеренна, она просто никак не намеренна.

Но это природа, а не люди. Люди всегда намеренны. Все, что они делают, может быть расположено на оси добра и зла. На этой оси может быть ноль — точка, равноудаленная от полюсов добра и зла, но это именно точка пересечения оси добра и зла с осью природных процессов, где этика не применима. Наука подходит к объекту своего интереса анравственно, но сама наука, как человеческая практика, может и должна оцениваться морально. Без моральной оценки ученый подходит к предмету своего исследования, но не к самому себе и к другим ученым, к другим людям. Поэтому человека исследовать научными методами можно только в ограниченных проявлениях. В полноте же своей человека понимают и изучают ненаучными методами.

И аналитика людских дел, явлений и событий требует совмещения объективистской, а правильнее — рефлексивной позиции и моральной, т.е. описания, объяснения, понимания и оценки.

Роющиеся в деталях и мелочах аналитики и эксперты, если воздерживаются от моральной оценки явлений, детали которых разбирают, отдают себя в руки дьявола — работают во зло. Т.е. они не находят дьявола в деталях, а сами в его руках находятся.

С чего это я ударился в такой метафорику?

Ну, во-первых, это просто такое изложение методов, принципов и подходов гуманитарной, социальной и политической аналитики. К сожалению, этому не учат в вузах, но это нужно знать и понимать.

Во-вторых, в нашей стране в очередной раз твориться огромное зло — «выборы». Уже начались зачистки, посадки, репрессии. Все, как всегда.

И аналитики с экспертами снова востребованы, они сейчас будут ковыряться в деталях, нюансах и мелочах, воздерживаясь от оценок.

Мое предложение не участвовать в этом мошенничестве под названием «президентские выборы» относится не только к избирателям и потенциальным кандидатам, но и к экспертам и аналитикам.

Аналитики! Перестаньте слушаться дьявола и рыться в деталях «предвыборной» кампании! Прекратите перемалывать мелочи и нюансы! Сделайте правильный моральный выбор, выносите свой приговор!

Выборов нет, «выборы» — обман и мошенничество, участие в мошенничестве делает мошенником каждого.

И больше анализировать в этом нечего.

Текст впервые был опубликован в блоге Владимира Мацкевича в «Живом журнале»

Другие новости раздела «Общество»

Мониторинг реализации Конвенции ЮНЕСКО об охране разнообразия форм культурного самовыражения (2019)
Мониторинг реализации Конвенции ЮНЕСКО об охране разнообразия форм культурного самовыражения (2019)
Представляем отчет по результатам второго комплексного исследования-мониторинга реализации Республикой Беларусь Конвенции ЮНЕСКО об охране и поощрении разнообразия форм культурного самовыражения.
Улад Вялічка: Я з цеплынёй і павагай узгадваю 10 год у "ЕўраБеларусі". Гэта было варта і годна!
Улад Вялічка: Я з цеплынёй і павагай узгадваю 10 год у "ЕўраБеларусі". Гэта было варта і годна!
Ад учорашняга дня Улад Вялічка сыйшоў з пасады генеральнага дырэктара Міжнароднага кансорцыума "ЕўраБеларусь", але шэрагаў сябраў арганізацыі ён не пакідае.
Мацкевич: В Беларуси есть подготовка кадров, воспитание и обучение, но образования как такового нет
Мацкевич: В Беларуси есть подготовка кадров, воспитание и обучение, но образования как такового нет
Образование в Беларуси не меняется, потому что государство заинтересовано в дешевой и в меру грамотной рабочей силе.
Владимир Мацкевич: Ежедневный плебисцит беларусской нации должен продолжаться и развиваться
Владимир Мацкевич: Ежедневный плебисцит беларусской нации должен продолжаться и развиваться
11 марта 1882 года в Сорбонне Эрнест Ренан прочел свою знаменитую лекцию "Что такое нация".
Владимир Мацкевич: Нация — множество всех людей с одинаковым государственным паспортом
Владимир Мацкевич: Нация — множество всех людей с одинаковым государственным паспортом
Я знаю, что такое национальная валюта, но не знаю, что такое национальный характер.
Культурная политика как фактор развития (Фото)
Культурная политика как фактор развития (Фото)
В Беларуси есть цензура и не соблюдаются авторские права, а Кодекс о культуре направлен прежде всего на ее контроль, а не на развитие.
Татьяна Водолажская: Беларусам не свойственно рефлексировать свои эмоции и рассказывать о них
Методолог Мацкевич: "Чернобыльский шлях" нужно сохранить, отвязавшись от протестов (Видео)
Методолог Мацкевич: "Чернобыльский шлях" нужно сохранить, отвязавшись от протестов (Видео)
Три десятка лет истории проведения "Чернобыльского шляха", приуроченного к годовщине катастрофы на Чернобыльской АЭС, делают его культурным достоянием Беларуси.
Владимир Мацкевич: Я — философ и методолог
Владимир Мацкевич: Я — философ и методолог
Философия — это то, чем я занимаюсь.
Пять самых актуальных задач, которые стоят перед беларусским обществом и нацией
Пять самых актуальных задач, которые стоят перед беларусским обществом и нацией
Как-то политолог Павел Усов написал: "Тема выборов уже стала проблемой не политической, а философской. Проблемой мировоззренческой. В спорах сталкиваются не практические, а ценностные системы".
Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений
Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений
Проект "Живая Библиотека" представил отчет по результатам пилотного исследования "Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений".
Оксана Шелест: Еще рано говорить о партнерских отношениях структур гражданского общества и власти
Оксана Шелест: Еще рано говорить о партнерских отношениях структур гражданского общества и власти
30 января 2019 года в Гомеле прошел информационный день программы ЕС "Восточное партнерство".
Ребята с нашего двора. Как Осмоловка избежала сноса и станет ли она образцом городского активизма
Ребята с нашего двора. Как Осмоловка избежала сноса и станет ли она образцом городского активизма
Четыре года борьбы за Осмоловку ее жителей и активистов принесли победу: первый послевоенный микрорайон Минска сносить не будут.
Владимир Мацкевич: У каждого есть возможность внести свою лепту в общее дело
Владимир Мацкевич: У каждого есть возможность внести свою лепту в общее дело
Беларусский философ и методолог Владимир Мацкевич в своем блоге в Фейсбуке поделился размышлениями, которые озаглавил "О правилах поведения".
Ці выратуе дэпалітызацыя і дыялог з уладамі грамадзянскую супольнасць Беларусі? (Фота)
Ці выратуе дэпалітызацыя і дыялог з уладамі грамадзянскую супольнасць Беларусі? (Фота)
Старшы аналітык Цэнтра еўрапейскай трансфармацыі Аксана Шэлест тлумачыць, "што можа развіць і забіць" грамадзянскую супольнасць Беларусі.
Спор философа с Богом за Беларусь
Спор философа с Богом за Беларусь
"Бороться с Богом мне незачем, а вот поспорить за Беларусь — есть повод", — пишет философ и методолог Владимир Мацкевич.
До Киева не доведет. Почему нет связи между языком и готовностью бороться за независимость страны
До Киева не доведет. Почему нет связи между языком и готовностью бороться за независимость страны
Большинство беларусов считают свою страну самодостаточной — вне зависимости от того, на каком языке говорят. И уверены, что она должна оставаться независимой.
Публичная встреча с Адамом Михником "[Не]своя страна" (Видео)
Публичная встреча с Адамом Михником "[Не]своя страна" (Видео)
17 декабря 2018 года в Минске Летучий университет и Галерея TUT.BY провели публичную встречу с легендарным польским диссидентом, общественным деятелем и журналистом Адамом Михником.
Уладзімір Мацкевіч: Каля ста чалавек кожны год вучыцца ў беларускім Лятучым універсітэце (Аўдыё)
Уладзімір Мацкевіч: Каля ста чалавек кожны год вучыцца ў беларускім Лятучым універсітэце (Аўдыё)
Адукацыйная пляцоўка была створана на ўзор Лятучага ўніверсітэта, які пад канец 1970-х гадоў дзейнічаў у Польшчы.
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 12, 2018
Электронный бюллетень Центра правовой трансформации "LawtrendMonitor", # 12, 2018
Центр правовой трансформации (Lawtrend) представляет выпуск Электронного бюллетеня LawtrendMonitor, # 12, 2018.
"Повестка 50": история одной кампании

Общественная кампания по реализации принципов Конвенции ООН о правах людей с инвалидностью подводит итоги и намечает новые горизонты.

Мониторинг реализации Конвенции ЮНЕСКО об охране разнообразия форм культурного самовыражения (2019)

Представляем отчет по результатам второго комплексного исследования-мониторинга реализации Республикой Беларусь Конвенции ЮНЕСКО об охране и поощрении разнообразия форм культурного самовыражения.

Улад Вялічка — пра ўдзел Беларусі ва Усходнім партнёрстве: трэба больш жадаць і намагацца большага

10 год удзелу Беларусі ва Усходнім партнёрстве. Што гэта дало нашай краіне? Як складваліся адносіны з ЕС? Якімі магчымасцямі Беларусь да гэтага часу не скарысталася? Чаго чакаць надалей?

Перспективы политического протеста в России: эскизный набросок

Нельзя понять анатомию человека, основываясь исключительно на анатомии обезьяны. Человек продвинулся в своей эволюции куда дальше.