Четверг 12 декабря 2019 года | 05:15
  • бел / рус
  • eng

Паранойя вузов Беларуси на питательной среде произвола

14.10.2014  |  Общество   |  Елена Борель, ЕвроБеларусь,  
Паранойя вузов Беларуси на питательной среде произвола Фото Службы информации "ЕвроБеларуси"

Исследование академической свободы в вузах страны принесло плачевные результаты: абсолютно везде это - военная тайна. На фоне конкурентов чуть здоровее выглядят ГрГМУ, ГГУ, БГУИР и Академия МВД.

Общественный Болонский комитет провел глобальное исследование транспарентности (прозрачности) информации на сайтах вузов Беларуси. Его результаты и рейтинг были обнародованы на пресс-конференции в столичном бизнес-клубе "Imaguru" 13 октября.  

По словам экспертов, почти во всех вузах нет информации о содержании образования, поэтому абитуриенты не знают, что именно они будут изучать в случае поступления на заветную специальность. Сами преподаватели с трудом могут объяснить состав учебного плана. Студенты также пребывают в полном неведении, птицы какого полета у них в наставниках, потому что странички преподавателей - на вес золота.

Потайная дверь во внутреннюю жизнь вуза на несколько градусов шире остальных приоткрыта в Гомельском государственном университете, среди технических вузов - в БГУИР (5 место), среди медицинских - в Гродненском ГМУ (3 место), среди вузов для силовиков - в Академию МВД.  

Любопытно, что Гродненская область со своими тремя вузами оказалась в географических лидерах. Минск плетется позади Гродненщины, и немалую роль в этом играют низкие рейтинги негосударственных вузов. Лучший из них - Минский институт управления - занял лишь 28-ю позицию.

Экс-проректор Европейского гуманитарного университета, член Общественного Болонского комитета, профессор философии Владимир Дунаев

- Это первый этап нашего исследования академической свободы в вузах Беларуси. Одной из задач мы ставили создание рейтинга вузов по уровню академической свободы. Мы разработали методологию сбора информации, ее анализа, полагая, что задача - хотя и трудная, но все-таки разрешимая.

Мы не теряем оптимизма и надеемся, что сможем составить всеобъемлющий рейтинг как часть нашего альтернативного доклада в связи с очередной попыткой Беларуси присоединиться к Болонскому процессу или к тому, что сейчас называется Европейским пространством высшего образования.

Это очень важный элемент общей стратегии, поскольку одним из главных препятствий для присоединения Беларуси к Европейскому пространству высшего образования в 2012 году был как раз недостаток академической свободы, ее отсутствие. Это было препятствием для рассмотрения беларусского кейса на саммите министров образования стран Болонского соглашения.

Мы надеялись, что к новому альтернативному докладу сможем собрать полную и всестороннюю информацию. Но одним из очевидных сюрпризов стало то, что наши вузы предельно закрыты. И можно собрать информацию скорее о том, насколько информация о реальном состоянии академической свободы недоступна. Следует подозревать, что с этой свободой творится что-то неладное.

Вместо того, чтобы сделать первый шаг и позитивно осветить наши успехи в деле расширения академической свободы, мы вынуждены представить рейтинг информационной открытости наших вузов, а точнее, рейтинг закрытости информации о различных аспектах академической жизни. Это рейтинг параноидальности, страха некоего заговора.

Мы в этом убедились, когда наши координаторы, наблюдатели пытались получить информацию о совершенно открытых процессах в вузе, получить документы, которые не являются коммерческой, военной или государственной тайной.

Более того, являются абсолютно публичными документами! Наблюдатели сталкивались с подозрительностью и с явным нежеланием об этих документах даже говорить.

То есть, наши вузы в действительности представляют собой очень закрытые учреждения, которые пуще военного объекта хранят тайну своей внутренней жизни. По закону и по здравому смыслу они должны быть предельно публичными.

Информационная открытость - это не только прозрачность информации о вузе, это предпосылка любого открытого гражданского поведения академического сообщества. Не может быть академической свободы в условиях тайны, секретов и неких информационных ограничений. Речь - не только об отчетности администрации вузов перед академическим сообществом, речь идет о том, что без информационной открытости никакая децентрализация, никакая автономность субъекта невозможна. Человек не может действовать в условиях полной информационной темноты.

Некоторые выводы рейтинга транспарентности информации будут неожиданными, результаты могут вас удивить и не вполне коррелируют с нашими представлениями об иерархии достоинств наших вузов. Не надо рейтинг информационной открытости буквально ассоциировать с уровнем академической свободы, потому что открытость - еще не свобода, но это предпосылка таковой.

Хочу подчеркнуть, что полученный рейтинг свидетельствует о полном равнодушии руководства вузов к мнению потребителей их услуг - студентов и их родителей. Не делается ничего для понятности и привлекательности вуза, кроме рекламной информации.

Такая закрытость информации - это питательная среда произвола. Чем меньше сотрудники и студенты знают о правилах организации жизни университета, тем больше возможностей для произвола в отношении них, тем больше ограничений академической свободы: захочу - отпущу, захочу - уволю, захочу - опубликую! Но вы не знаете правил этой игры.

Есть маленький нюанс: это вообще позиция Министерства образования, не только отдельных вузов. Есть статистический ежегодный справочник учреждений высшего образования. Эти отчеты Минобразования не публикует в интернете, они существуют только в виде брошюр, но как бы для служебного пользования. Конечно, вы можете прийти в педагогическую библиотеку, попросить эту брошюру. Но много ли людей пойдет туда ее искать? Даже в вузах эти статистические сборники малодоступны.

Это позиция Министерства образования - закрытость информации, ограниченность доступа к ней.

Доцент БГТУ, кандидат физико-математических наук Сергей Ветохин:

- Большую часть информации собрали Олег Граблевский и Ольга Крыжановская. Наш рейтинг был сформирован на основании 25 показателей, ответы на вопросы которых мы искали на сайтах университетов, только в открытой части, не учитывая информацию во внутренних корпоративных сетях.

Из этих 25 показателей мы сформировали шесть обобщенных критериев и по ним вели оценку. Во-первых, это общая информация о вузе. Здесь мы учитывали разнообразные факторы - например, наличие странички на беларусском языке. Оказалось, что далеко не все добрались до понимания необходимости этого, на английском языке было больше страничек.

В то же время, оценивались абсолютно прозаические вещи: например, наличие устава университета на сайте. Эта информация тоже далеко не везде есть, как и планы развития вуза. Казалось бы, должны люди знать, куда же идет вуз.

Второй критерий - менеджмент, то, что касается управления вузом. Блога руководства университета мы нигде не нашли. Что касается Совета университета, то отчетов о его деятельности практически нет во всех вузах, удивительное дело!

Третий критерий - информация о преподавателях. Здесь, в первую очередь, оценивалось наличие персональной странички или хотя бы краткой информации о преподавателе. Но тоже, увы, почему-то все наши преподаватели - секретные люди. Даже на такой простой вопрос как "сколько в вузе преподавателей", найти ответ оказалось очень тяжело.

Четвертый критерий - открытость информации об ограничении свобод. Здесь мы имели в виду наличие документов на сайте, которые как-то регламентируют свободу. Есть действительно секреты, преподаватели могут участвовать в секретных разработках, хотя редко, но бывает. Иногда речь идет не только о секретах, а о коммерческой тайне, но об этом где-то стоит сказать. Но и такой информации не оказалось.

Пятый критерий - идеологическая работа, свобода совести, участие в НГО и так далее. Мы пытались найти ограничения, ведь никто не напишет на сайте "мы разрешаем все". Информации тоже оказалось очень мало.

И шестой критерий - учебно-академическая информация, которая, как может показаться, лишь косвенно относится к академическим свободам, но на самом деле это очень важно для абитуриента, студента - знать, чему же его собираются учить. Вот поставили в расписании занятия, а дальше-то что? К чему приведет это образование? А где учебный план? А программа курса, наконец?

Сегодня есть норматив, в соответствии с которым на экзамене преподаватель должен иметь с собой программу. Но на сайтах вузов об этом нет никакой информации. Я не очень понимаю, зачем преподавателям таскать с собой программу на экзамен, но если бы она висела на сайте, то студент мог бы, наконец, узнать, чему же его официально учили. А не просто заглянуть в куцый, как правило, конспект.

Какова же была методика расчета? По каждому из 25 показателей наличие полных данных оценивалось в 1 балл. Мы ставили половинки, потом четвертушки балла и, в конце концов, получили дробные результаты. Итак, максимум, который можно было набрать, - это 25 баллов. По группе показателей мы просуммировали баллы и определили место по каждому из критериев. Каждый вуз имеет свое место по каждому из шести критериев. Затем эти места были просуммированы, и это дало нам результат рейтинга. Мы также оценили и процентную успешность.    

Результаты таковы, что ни один из вузов не продемонстрировал на сайте все показатели. Все оказались в числе аутсайдеров, далеко внизу турнирной таблицы. Два вуза ухитрились не получить оценки ни по одному из показателей!

От максимально возможного количества баллов более четверти набрали 12 вузов из наших 53 (мы брали также и высшие колледжи, в которых ведется подготовка по программам высшего образования I ступени). Ни один из вузов не дошел до 40%.

Максимальная оценка - у Гродненского государственного медицинского университета: 38%. Пять лучших вузов, по группам вузов: среди медицинских вузов - как я уже называл, ГрГМУ, среди классических университетов - ГГУ, среди технических - БГУИР, среди негосударственных - Международный гуманитарно-экономический институт с 16%, среди, условно говоря, силовых вузов - Академия МВД также с 16%. Остальные вузы стоят гораздо ниже.

Непонятно, почему негосударственные вузы низко стоят в этом рейтинге, ведь они заинтересованы в том, чтобы привлечь абитуриентов, их родителей, внимание к себе. Не секрет, что в этом году провальная ситуация с набором студентов. Не удивлюсь, если некоторые вузы начнут закрываться в ближайшее время. По-моему, они просто пренебрегают таким мощнейшим сегодня инструментом как интернет. Не могу сказать, почему…

БГУИР - лучший среди столичных вузов, БГУ оказался на шаг позади, хотя его сайт много лет считается одним из самых лучших, за ним тщательно следят.

У высших колледжей ситуация с сайтами совсем никудышная. Колледж связи - лучший среди них. Вроде профессионалы, и учат же студентов, но собственные сайты совсем слабенькие.

Выводы мои таковы: открытости информации у нас уделяют крайне мало внимания. Все, что мы оценивали в рамках рейтинга, может быть представлено на сайте любого, в том числе и силового, вуза.

Информация присутствует, но она куцая. Читаешь ее и думаешь, а зачем она написана вообще? Лишь бы написать. Для меня это большая загадка.

Эксперт Общественного Болонского комитета, кандидат медицинских наук Ольга Крыжановская:

- Чтобы составить полное представление об учебном заведении ограничиваться информацией на его сайте, к сожалению, невозможно. Для того, чтобы показать лицо вуза, кроме устава нужны планы развития учебного заведения. Возможно, нужно выделить в отдельные блоки миссию университета, перспективы и проделанная работа. Ни планов развития, ни отчетов, даже кратких, нет.

Поражает, что фактически мы можем только догадываться о количестве студентов, сколько из них - иностранцы, не говоря об уровне успеваемости, распределении и так далее. Эта информация остается за рамками сайта.

 У нас почти все вузы называются университетами. Естественно, что один из критериев университета - научная деятельность. Да, упоминания о ней есть. Да, на сайтах некоторых вузов даже написаны научные направления. Но чем конкретно занимается вуз, какие достижения имеет, хотя бы перечень научных публикаций, чему учат в докторантурах, кто там защищается, какие темы - это начисто отсутствует. Я уже не говорю о планах и отчетах научной работы, будто в вузах этого и нет.

Немаловажен показатель, о котором уже говорили, - это количественный и качественный состав преподавателей. И получить общую статистику о профессуре, доцентах и так далее, не говоря уже о гендерном составе, практически невозможно. В лучшем случае, напишут, к примеру, 1020 преподавателей. Об остальном можно только догадываться, искать по факультетам и кафедрам.

О системе менеджмента качества: ни о каких самообследованиях, ни о каких внутренних и внешних аудитах материалов на сайтах также нет. Как оценивают вуз сами студенты, абсолютно нет. Номинально система мендежмента качества есть, но не работает во всех университетах.

Конечно, основная проблема - транспарентность информации о содержании образования. Учебные планы - большая тайна. В лучшем случае, есть типовые учебные планы. Программы дисциплин, как правило, отсутствуют. Иногда появляются краткие выдержки из них либо кафедральные сотрудники печатают вопросы к экзамену. На этом все ограничивается. Общая картина того, чему вас и когда научат, остается непонятным.

Естественно, информация о качестве выпускников, их карьерном росте, степени их востребованности и взаимодействия с ними, увы, тоже является весьма закрытой. Поэтому говорить о том, какого качества выпускают специалистов наши вузы, не приходится.

Председатель Международного консорциума "ЕвроБеларусь" Влад Величко:

- Конечно, лидерский рейтинг в районе 38% выглядит совершенно удручающей картинкой. Тем не менее, не было ли желания в рамках исследования изучить положение дел в ЕГУ, который тоже может рассматриваться как беларусский вуз? Хотелось бы как минимум посмотреть, как выглядит ситуация там.

И мой второй вопрос: давеча было представлено исследование Центра правовой трансформации по поводу открытости сайтов министерств и ведомств Беларуси, и отличительной особенностью той работы для меня была попытка сформулировать рекомендации и даже требования по поводу этой ужасающей картины закрытости. Стояла ли аналогичная задача в вашем исследовании?

Владимир Дунаев:

- ЕГУ - это все-таки литовский вуз. Официально, с 2005 года. Наверное, некорректно им заниматься, поскольку мы занимаемся беларусскими вузами.

А касательно второго пункта, исследование - это первый шаг, часть общей программы мониторинга демократизации управления, открытости информации уровня академической свободы и так далее. Пока мы показали, как выглядят наши вузы при такой беспристрастной вебометрике, без попыток приукрасить картину. 38% - грустный результат лидера. А требование открытости информации - общее требование, связанное с демократизацией прав, наша конечная задача.  

Другие новости раздела «Общество»

Гражданское общество (Часть 5)
Гражданское общество (Часть 5)
Гражданское общество — это реализация идеалов Просвещения. Современное воплощение этих идеалов.
Гражданское общество (Часть 4)
Гражданское общество (Часть 4)
Гражданское общество немыслимо без общественного мнения, общественное мнение невозможно без СМИ. Но гражданское общество — это еще и гражданское действие, гражданское поведение.
Гражданское общество (Часть 3)
Гражданское общество (Часть 3)
Гражданское общество немыслимо без общественного мнения, а общественное мнение невозможно без средств массовой информации.
Гражданское общество (Часть 2)
Гражданское общество (Часть 2)
"Ну, уж это положительно интересно, — трясясь от хохота проговорил профессор, — что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!" Думаю, все помнят, откуда это.
Гражданское общество (Часть 1)
Гражданское общество (Часть 1)
Гражданское общество в Беларуси есть. Я это точно знаю, поскольку именно солидарность гражданского общества спасла меня от смерти в октябре 2006 года.
Мониторинг реализации Конвенции ЮНЕСКО об охране разнообразия форм культурного самовыражения (2019)
Мониторинг реализации Конвенции ЮНЕСКО об охране разнообразия форм культурного самовыражения (2019)
Представляем отчет по результатам второго комплексного исследования-мониторинга реализации Республикой Беларусь Конвенции ЮНЕСКО об охране и поощрении разнообразия форм культурного самовыражения.
Улад Вялічка: Я з цеплынёй і павагай узгадваю 10 год у "ЕўраБеларусі". Гэта было варта і годна!
Улад Вялічка: Я з цеплынёй і павагай узгадваю 10 год у "ЕўраБеларусі". Гэта было варта і годна!
Ад учорашняга дня Улад Вялічка сыйшоў з пасады генеральнага дырэктара Міжнароднага кансорцыума "ЕўраБеларусь", але шэрагаў сябраў арганізацыі ён не пакідае.
Мацкевич: В Беларуси есть подготовка кадров, воспитание и обучение, но образования как такового нет
Мацкевич: В Беларуси есть подготовка кадров, воспитание и обучение, но образования как такового нет
Образование в Беларуси не меняется, потому что государство заинтересовано в дешевой и в меру грамотной рабочей силе.
Владимир Мацкевич: Ежедневный плебисцит беларусской нации должен продолжаться и развиваться
Владимир Мацкевич: Ежедневный плебисцит беларусской нации должен продолжаться и развиваться
11 марта 1882 года в Сорбонне Эрнест Ренан прочел свою знаменитую лекцию "Что такое нация".
Владимир Мацкевич: Нация — множество всех людей с одинаковым государственным паспортом
Владимир Мацкевич: Нация — множество всех людей с одинаковым государственным паспортом
Я знаю, что такое национальная валюта, но не знаю, что такое национальный характер.
Культурная политика как фактор развития (Фото)
Культурная политика как фактор развития (Фото)
В Беларуси есть цензура и не соблюдаются авторские права, а Кодекс о культуре направлен прежде всего на ее контроль, а не на развитие.
Татьяна Водолажская: Беларусам не свойственно рефлексировать свои эмоции и рассказывать о них
Методолог Мацкевич: "Чернобыльский шлях" нужно сохранить, отвязавшись от протестов (Видео)
Методолог Мацкевич: "Чернобыльский шлях" нужно сохранить, отвязавшись от протестов (Видео)
Три десятка лет истории проведения "Чернобыльского шляха", приуроченного к годовщине катастрофы на Чернобыльской АЭС, делают его культурным достоянием Беларуси.
Владимир Мацкевич: Я — философ и методолог
Владимир Мацкевич: Я — философ и методолог
Философия — это то, чем я занимаюсь.
Пять самых актуальных задач, которые стоят перед беларусским обществом и нацией
Пять самых актуальных задач, которые стоят перед беларусским обществом и нацией
Как-то политолог Павел Усов написал: "Тема выборов уже стала проблемой не политической, а философской. Проблемой мировоззренческой. В спорах сталкиваются не практические, а ценностные системы".
Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений
Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений
Проект "Живая Библиотека" представил отчет по результатам пилотного исследования "Доступность публичных пространств и мероприятий в Минске: оценка состояния и перспективы изменений".
Оксана Шелест: Еще рано говорить о партнерских отношениях структур гражданского общества и власти
Оксана Шелест: Еще рано говорить о партнерских отношениях структур гражданского общества и власти
30 января 2019 года в Гомеле прошел информационный день программы ЕС "Восточное партнерство".
Ребята с нашего двора. Как Осмоловка избежала сноса и станет ли она образцом городского активизма
Ребята с нашего двора. Как Осмоловка избежала сноса и станет ли она образцом городского активизма
Четыре года борьбы за Осмоловку ее жителей и активистов принесли победу: первый послевоенный микрорайон Минска сносить не будут.
Владимир Мацкевич: У каждого есть возможность внести свою лепту в общее дело
Владимир Мацкевич: У каждого есть возможность внести свою лепту в общее дело
Беларусский философ и методолог Владимир Мацкевич в своем блоге в Фейсбуке поделился размышлениями, которые озаглавил "О правилах поведения".
Ці выратуе дэпалітызацыя і дыялог з уладамі грамадзянскую супольнасць Беларусі? (Фота)
Ці выратуе дэпалітызацыя і дыялог з уладамі грамадзянскую супольнасць Беларусі? (Фота)
Старшы аналітык Цэнтра еўрапейскай трансфармацыі Аксана Шэлест тлумачыць, "што можа развіць і забіць" грамадзянскую супольнасць Беларусі.
Сакрэт поспеху “Бараньскіх Арабесак”

Як маленькае швачнае прадпрыемства на Аршаншчыне вырасла ў сучасную вытворчасць з якаснай прадукацыяй і стварыла сістэму працаўладкавання моладзі з інваліднасцю.

Оксана Шелест: В Беларуси начали появляться новые общественные инициативы (Видео)

В ситуации угрозы для независимости Беларуси они не опираются на традиционные институты гражданского общества и политической оппозиции, а также не ищут и не рассчитывают на какую-либо поддержку извне.

Улад Вялічка — пра ўдзел Беларусі ва Усходнім партнёрстве: трэба больш жадаць і намагацца большага

10 год удзелу Беларусі ва Усходнім партнёрстве. Што гэта дало нашай краіне? Як складваліся адносіны з ЕС? Якімі магчымасцямі Беларусь да гэтага часу не скарысталася? Чаго чакаць надалей?

Гражданское общество (Часть 5)

Гражданское общество — это реализация идеалов Просвещения. Современное воплощение этих идеалов.