BE RU EN
rss facebook twitter

Андрей Егоров: Лукашенко оттягивает проведение референдума, чтобы вернуть контроль над ситуацией

11.01.2021 Юрий Камнев, Thinktanks.by
Андрей Егоров: Лукашенко оттягивает проведение референдума, чтобы вернуть контроль над ситуацией
Policy & Politics
В условиях, когда идет явный реванш системы, а власть в Беларуси удерживается исключительно силой, Лукашенко надеется пересидеть общественные волнения, тогда его позиции усилятся.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»!

Какой Лукашенко видит «новую Беларусь»? Почему откладывается срок конституционного референдума? Чего ждет Москва?

Об этом Thinktanks.by побеседовал со старшим аналитиком Центра европейской трансформации Андреем Егоровым.

— Лукашенко объявил 2021 год «Годом народного единства». Как он понимает это «единство»?

— Лукашенко ведет избирательную кампанию, которую следовало вести до «выборов», до брутального подавления протестов. Он пытается восстановить свою репутацию: сейчас вдруг он признал наличие COVID-19, ездит по больницам, пытается демонстрировать свою поддержку медикам. Все его «единство» заключается в призывах: давайте успокоимся и будем жить по-прежнему. Но люди больше не хотят жить по-старому, люди хотят жить по-новому.

— Как вписывается «Всебеларусское народное собрание» в его концепцию «перевернутой страницы»? Лукашенко озвучил новую схему «конституционной реформы»: к концу 2021 года появится проект изменений в Конституцию, который будет вынесен на референдум. То есть, процесс затягивается во времени на год-полтора.

— С одной стороны, выход из кризиса через референдум, через изменение Конституции, запуск процесса обсуждения поправок в Конституцию (и через парламент, и через диалоговые площадки) должен был состояться на «Всебеларусском народном собрании». Все стороны, в том числе и Россия, которая поддержала идею «конституционной реформы», ожидали, что процесс запустится в скором времени. Но сейчас мы видим, что Лукашенко тянет время и стремится оттянуть любые решения по Конституции на более поздний срок. Понятно почему: Лукашенко боится сейчас принимать любые политические решения, которые могут породить новую политическую ситуацию и стать поводом для активизации политических протестов. А с другой стороны, демонстрируется готовность идти на выполнение обещаний, которые «гарант» надавал России, но при этом ничего не делать. Классическая игра Лукашенко, который тянет время в надежде, что со временем кризис сам рассосется и не придется ничего делать.

— Затягивание времени дает Лукашенко тактические и стратегические преимущества или он просто растерян?

— В условиях, когда идет явный реванш системы, а власть в Беларуси удерживается исключительно силой, Лукашенко надеется пересидеть общественные волнения, тогда его позиции усилятся, а ситуация вернется в довыборный период. А в стабилизировавшейся ситуации он сможет более решительно вести переговоры с Россией. Но очевидно, что российская тактика состояла в том, чтобы дожать Лукашенко до подписания 31-й дорожной карты «углубленной интеграции», которую Москва продвигала с конца 2019 года. Однако Лукашенко не устраивает ни диалог с обществом, ни российский сценарий — он пытается пересидеть смутные времена и навязать свой вариант.

— Отдельные обозреватели утверждают, что Кремль не станет менять Лукашенко, пока не найдет ему адекватную замену.

— России очень сложно найти такого же преемника, как Лукашенко. Кремль стремится сохранить авторитаризм в Беларуси, но не может найти ни одной настолько пророссийской силы, которая бы столь яростно стремилась бы к сохранению властвования, а с другой стороны — так же явно ориентировалась на Россию, как Лукашенко, или даже превзошла его в пророссийских устремлениях. Россия уже давно хочет большей политической интеграции с Беларусью, но ее не поддерживает беларусское общество, а политических сил, поддерживающих желания Москвы, у нас нет. Если бы Россия хотела сохранить статус-кво в отношениях, без учета программы «углубленной интеграции», и сделала ставку на демократические силы, то, думаю, ее стратегические интересы не пострадали бы.

— Судя по всему, протестующему народу нет места в «новой Беларуси» Лукашенко? Повсеместно происходит закручивание гаек по логике: ужесточим наказание за участие в массовых мероприятиях — и протесты прекратятся. Куда ведет такой курс?

— В Беларуси установлен полицейский режим, введено чрезвычайное положение, военное положение, если хотите: ужесточение ответственности за участие в массовых мероприятиях, перекрытие границы. Все действия режима подчиняются этой логике — иных возможностей для удержания и сохранения своей власти просто нет. Люди хотят радикально противоположного. Перспективы существования такого типа режима в Беларуси, мне кажется, не долгие.

— Самый главный вопрос: что дальше? Общество не хочет жить по-старому, Лукашенко не желает «отдавать любимую». Сколько может продлиться противостояние?

— Сложно прогнозировать, сколько может длиться противостояние, но, по моим субъективным ощущениям и оценкам, не более двух лет. Учитывая, что противостояние длится уже с августа 2020 года, то режиму осталось куда меньше двух лет.

Любая следующая политическая ситуация: будь то выборы, будь то объявление референдума (его не хотят проводить в текущем году, хотя на «Всебеларусском собрании» могли бы наконец показать тайный вариант Конституции и назначить референдум весной или летом) — покажет, насколько режим устойчив. Но назначение референдума на весну или лето — катастрофа для режима: новая политическая ситуация вызовет массовую мобилизацию в обществе, которое более подготовлено сегодня к политическим действиям, более организовано, более опытное. Нет никакой гарантии, что режим сумеет привлечь для фальсификаций даже бюджетников. Поэтому Лукашенко оттягивает проведение референдума, чтобы вернуть контроль над ситуацией. Но, как мне кажется, это уже маловероятно.

— Так, может, действительно надежды Лукашенко на то, что кризис рассосется сам по себе, оправдан? Выдержать два года противостояния — тяжело даже психологически.

— Речь идет не о том, что люди постоянно сражаются, а об уровне лояльности и его легитимности. Лукашенко утратил свою легитимность, ее уже не вернуть: народ больше не считает его законным правителем. Поэтому любая последующая политическая кампания проявит это. Сейчас протесты продолжаются, символические протесты происходят все время, хотя это и не такие массовые протесты, как летом. Но развиваются локальные структуры протеста, укрепляются старые и создаются новые. Убежденность людей и стремление к переменам само никуда не уйдет, а любая новая политическая ситуация обязательно мобилизует протестный потенциал.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!

Владимир Мацкевич: Ожидание и возвращение
Policy & Politics
Владимир Мацкевич: Ожидание и возвращение
14.01.2021 Владимир Мацкевич, философ и методолог

Я ходил во дворы в разные периоды нашей революции. В сентябре настроения во дворах было одним, в декабре — другим.

«Барометр рэвалюцыi» # 26: Усебеларускі народны сход vs. Сход народных прадстаўнікоў (Відэа)
Policy & Politics
«Барометр рэвалюцыi» # 26: Усебеларускі народны сход vs. Сход народных прадстаўнікоў (Відэа)
14.01.2021 «Барометр рэвалюцыi»

«Барометр рэвалюцыi» — гэта серыя рэфлексіўных развагаў пра тое, што зараз адбываецца ў Беларусі.

Позиция Координационного совета относительно «Всебеларусского народного собрания» (Видео)
Policy & Politics
Позиция Координационного совета относительно «Всебеларусского народного собрания» (Видео)
13.01.2021 rada.vision

КС рассказывает, почему решения т.н. «Всебеларусского народного собрания» не могут иметь законной силы и что назначенные «делегаты» этой встречи могут сделать, чтобы избежать антинародных решений.

Ці здольны Сход народных прадстаўнікоў стаць альтэрнатывай Усебеларускаму народнаму сходу? (Відэа)
Policy & Politics
Ці здольны Сход народных прадстаўнікоў стаць альтэрнатывай Усебеларускаму народнаму сходу? (Відэа)
16.01.2021 «Еўрарадыё»

Каго і як абіраюць дэлегатамі на т.зв. «Усебеларускі народны сход»? Што там будзе абмяркоўвацца? Ці маюць права гэтыя т.зв. «дэлегаты» прымаць хоць нейкія рашэнні?

Уладзімір Мацкевіч: Альтэрнатыўны народны сход не толькі неабходны, але і магчымы
Policy & Politics
Уладзімір Мацкевіч: Альтэрнатыўны народны сход не толькі неабходны, але і магчымы
16.01.2021 Леся Руднік, «Цэнтр новых ідэй»

11-12 лютага ў Беларусі мусіць прайсці чарговы т.зв. «Усебеларускі народны сход», на які традыцыйна збяруць «наменклатурна-гаспадарчы актыў».

Видео