BE RU EN
rss facebook twitter

Владимир Мацкевич: Что запустило беларусскую революцию?

09.01.2021 Владимир Мацкевич, философ и методолог
Владимир Мацкевич: Что запустило беларусскую революцию?
Policy & Politics
Можно ответить коротко: навстречность «первого» и «третьего» миров. Можно персоницфировать ответ, обозначив «первый мир» именем Виктора Бабарико, а «третий» — именем Сергея Тихановского.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»!

Обычно я не участвую в районных и дворовых чатах. Но вот уже несколько раз меня пригласили в чаты, чтобы я разъяснил участникам свою позицию, ответил на вопросы, которые возникают по моему предложению. Вот парочка реплик из последнего чата, после того, как я закончил:

— Философффффффф! Давно работаете? Результаты? Где и что и как?

— Как можно так высокомерно общаться с человеком, который два часа времени потратил на общение с нами, вежливо и доходчиво пояснял свою позицию. Давайте будем вести себя взаимовежливо.

— Можно. Это диванный философ, которому интересно только наше внимание. Его «требования» требуют жертв. Сам же он красив и как бы готов к чему-то. Ему больше интересно свое участие, чем результат для нас.

Вроде бы, ничего необычного. Такого и в Фейсбуке, к которому я привык, хватает.

Но вот я задумался.

Если бы я захотел ответить, то что можно привести в качестве результатов философа в революционной ситуации?

В революции есть жертвы. И пуля — дура, она не разбирает, с одинаковым успехом попасть может хоть в философа, хоть в художника, хоть в ребенка.

В революции есть герои. В острой ситуации герой говорит: «Я выхожу». И выходит. И погибает. Поступок требует мужества, а не таланта. Так мог поступить Роман — художник, мог и Алесь — таксист и осводовец. Я знаю мужественных преподавателей философских дисциплин, способных на поступок.

В революции есть менеджеры. Есть айтишники, есть... Много кто есть. И каждый делает свое дело. И можно видеть результат, если он есть или его нет.

А философ?

Есть ли мне место в революции?

Не на марше. Не во дворе с лекцией и чаем. Не в интервью. Не в Фейсбуке. Не на баррикаде. Я везде бывал. А именно как философу.

Какой результат могли бы заказать философу революционеры?

Читать и комментировать в Фейсбуке

* * *

Кто разбудил Бабарико?

Ну, многие помнят: «Декабристы разбудили Герцена». Герцен стал зудеть в «Колокол», кого-то там еще разбудил, но еще целый век вся империя ходила полусонная.

Бабарико разбудил Колесникову, Знака... Еще кого-то. И пошло-поехало.

А кто разбудил самого Виктора Бабарико?

Вот комментатор пишет мне: «Бабарико выиграл бы безусловно и ошеломительно, если бы был допущен до выборов. А преступник был бы отстранен от власти на следующий же день. Именно поэтому Бабарико сидит в тюрьме».

История не знает сослагательного наклонения. Если бы, то бы-бы-бы.

Казалось бы, такие мнения не имеют смысла, нечего обсуждать, что было, то и было, и никак на это повлиять нельзя.

Но это — история. А другие формы мышления не только допускают сослагательное наклонение, но и невозможны без него.

Например, стратегирование, программирование будущего, планирование, сценирование.

Программируя или сценируя будущее, нужно пользоваться и историческим материалом.

Поэтому можно ставить вопрос о том, что было бы, если бы...

Если бы Бабарико выиграл выборы.

Тут два разных плана. «Если бы» делит мысль на две части:

  • Первая часть содержит то, чего нет и не было — она о прошлом. Известно, что Бабарико не выиграл выборы. И этот факт не отрицается.
  • Во второй части начинается сценирование будущего. В сценарии тоже нет фактов, только воображение. То есть, речь идет о будущем. О возможном будущем. И это уже имеет большой смысл. Сценарием может воспользоваться другой, кто сможет выиграть выборы.

Поэтому сослагательное наклонение ничего не говорит об истории, но необходимо для того, чтобы заглянуть в будущее.

И вот здесь очень важно знать, что тот, кто не понимает прошлого, имеет превратные представления об истории, не может ничего продуктивного и полезного вообразить и представить себе о будущем.

Эти два представления связаны между собой посредством истины.

Только истинные представления о прошлом, позволяют здраво и продуктивно мыслить о будущем.

Так вот. На эту реплику я возразил. Мой собеседник привел забавный аргумент: «Даже вам стоит учиться слушать. Несмотря на крайне высокий интеллект. Бабарико сказал: «И что власть сможет сделать с 3,5 млн несогласных, она вынуждена будет с ними считаться». Думаю, разжевывать вам более не стоит».

Стоит, стоит!

Отбросим наезд с «крайне высоким интеллектом» и «стоит учиться слушать».

Я умею слушать очень внимательно. Даже больше, чем говорящий хотел сказать. И я буду разжевывать.

А) Начну с 3,5 млн несогласных.

Плюс-минус 3,5 млн несогласных мы получили. О чем мечтали, то и получили. Но НЕСОГЛАСНЫХ с чем-то и кем-то, а не СОГЛАСНЫХ с чем-то и кем-то.

Да, власть вынуждена была с этим считаться. И считалась, по-своему, как умела и могла, так и считалась.

И где наша победа? Нету. Пока нет.

Надо ли нам с ЭТИМ фактом считаться?

Б) Итак, 3,5 млн (ну, миллионы — это просто обозначение категории «много, очень много») несогласных отдали свои голоса не Бабарико, а Тихановской.

Это факт. Но мы же не можем просто так считаться с фактами. Поэтому можем вообразить и предположить: «Преступник был бы отстранен от власти на следующий же день. Именно поэтому Бабарико сидит в тюрьме».

Да, это тоже факт. Бабарико — в тюрьме, а Тихановская — нет.

Но вот «был бы преступник отстранен от власти на следующий день» переводит вопрос в другую плоскость:

  • Бабарико бы смог, если бы. А вот Тихановская не может.

Что ж, это допущение имеет право на существование.

  • Хотя и альтернативное допущение не менее правомерно, это уже Бабарико был бы выслан из страны через день, а не Тихановская. Такое предположение даже правдоподобнее первого.

В) Самая проблемная для разжевывания часть в этом: «Бабарико выиграл бы безусловно и ошеломительно, если бы был допущен до выборов».

Из-за этого заблуждения невозможно построить правильные действия в настоящем и будущем.

Не понимающий прошлого будет расплачиваться за это в будущем.

Бабарико НЕ МОГ выиграть выборы. НИ безусловно, ни ошеломительно.

Но это уже не историческое рассуждение о том, что было или могло бы быть. Тут важны два методологических принципа:

  • принцип фальсификации;
  • принцип прогностической силы суждения.

На этих принципах (среди прочих) и строится моя аналитика.

Начну со второго.

Прогностическая сила

Легко говорить постфактум. Бабарико не выиграл выборы, поэтому после того каждый может придумать, почему не выиграл.

Совсем другое дело, когда об этом говорилось задолго до того, когда это историческое событие было еще будущим.

С конца 2019 года я много писал о будущем 2020 году, в том числе и о предстоящих президентских выборах.

Главная мысль, проходившая красной нитью через все мои тексты, интервью, выступления: никто не может выиграть на «выборах» у Лукашенко.

Я долбил эту мысль больше полугода.

Задолго до того, я обосновал эту мысль анализом «политтехнологий третьего поколения» (ПТ-3) и всей социально-политической ситуации в стране.

НЕ МОЖЕТ никто выиграть эти «выборы».

Никто — значит, никто, и Бабарико тоже.

Тогда я говорил это не теоретически, а по ситуации, критиковал «праймериз», пропагандировал бойкот.

До мая месяца я говорил, что «выборы» не может выиграть Северинец, Янукевич, Губаревич и др. В мае я сказал, что НЕ МОЖЕТ и Цепкало, и Бабарико, и Тихановский.

Про «праймериз» я говорил в изъявительном наклонении, а мои оппоненты оспаривали мои аргументы в сослагательном.

Про бойкот я говорил в повелительном наклонении, а мои оппоненты оспаривали это в изъявительном наклонении.

Грамматика имеет огромное значение для понимания суждений и мнений, для логического анализа, хоть обычно люди на нее не обращают внимания.

Так вот, в мае 2020 года появляется Виктор Бабарико. И всё меняется.

Видя взрывной рост его популярности, я понимаю, что говорить о бойкоте в повелительном наклонении (НАДО бойкотировать!) больше невозможно. В этом нет перформативной силы. И я перестал говорить: «Надо бойкотировать!» А говорить о бойкоте в изъявительном наклонении никакого смысла не было. Хотя многие, разделявшие мою позицию до того, сочли, что я предаю идеалы, «переобуваюсь в воздухе». Я не обращал на это внимания, расценивая это просто как инерцию мышления, неумение считаться с изменившимися обстоятельствами.

Но и видя быстрый рост популярности Бабарыко, я не переставал говорить о том, что «выборы» он выиграть не может.

Спрашивал у него, что он планирует на случай, если его посадят. Он не отвечал.

И ведь так и оказалось — его посадили.

Потом уже у его штаба я спрашивал, что будет, если его не зарегистрируют.

И надо признать, что в этом штаб оказался на высоте.

Однако это уже другая история.

Здесь мне важно другое.

Совпадение суждения о том, что еще только БУДЕТ, с тем, что СЛУЧИЛОСЬ, и с тем, как мы судим после того о том, что БЫЛО.

Если «будет так» совпадает с тем, что «стало так», значит, такое суждение был справедливым.

И следует разобраться с тем, почему из нескольких популярных в мае-июне суждений о том, «что и как БУДЕТ», совпадение с тем, что случилось, есть только у одного.

Это именно о том, что многие повторяют без особого смысла: «История нас рассудит».

Итак, история рассудила. И каков же ее приговор?

На суд истории выносятся суждения о будущем.

И по приговору суда истории ошибочные суждения должны быть отброшены, а к оправдавшимся суждениям должно быть особое внимание и отношение.

Какое?

Это уже о фальсификации суждений

Для начала нужно спросить об основаниях суждений, на чем основаны те суждения, которые выносятся на суд истории.

Не стану вспоминать множество наивных суждений тех месяцев. Кто только тогда меня не гнобил: от Ивана Рака и Екатерины Забелло до тех же праймеристов, которых я обижал в предыдущие месяцы.

Важны только два суждения:

  • мое: «Невозможно выиграть «выборы»;
  • Бабарыко: «Можно выиграть выборы, если...» (там было про 80%, миллионы голосов и т.д.).

Отвлекусь на один важный момент. Дело в том, что эти два суждения можно воспринимать как мнения.

Да, в мае-июле 2020 года это были два самых распространенных мнения. Так говорили тогда сотни тысяч граждан. Говорили и действовали в соответствии с мнениями, которые разделяли.

Причем в социологическом плане мнение Виктора Бабарико было во много раз популярнее моего.

Меня социология интересовала очень мало, но я не мог с ней не считаться. Поэтому и отказался от идеи бойкота, видя, что мнение Бабарико овладело массами.

Меня интересовала логика и эмпирика. Не социологическая эмпирика общественного мнения, а анализ социально-политического развития и истории независимой Беларуси от 1991-го до 2020-го года.

Так вот, «невозможно выиграть «выборы» и «выиграть выборы можно» — это можно рассматривать как обоснованные логикой и эмпирикой суждения, а можно как простые необоснованные мнения, т.е. кредо, или символы веры людей. Ну или как идеологические лозунги.

Лозунги и мнения сталкиваются в обществе, и побеждаю те, у которых больше сторонников. Но это всегда временно.

В конечном итоге побеждают обоснованные и истинные суждения. А истинность никак не связана с популярностью мнений, с тем, большинство или меньшинство их разделяет.

Я выдвигал суждение, категорическое, требующее обоснования. И к суждению Бабарико я относился точно так же. Поскольку Виктор Бабарико был очень занят политической борьбой, у него не было времени заниматься обоснованием собственного суждения. Я проделывал эту работу за него.

Так на чем же основано суждение Бабарико, что он может победить на выборах, получив 80% голосов?

  • Во-первых, суждение Бабарико основано на том, что выборы в стране есть, но они не честные и не справедливые.
  • Во-вторых, несправедливость и нечестность выборов заключается в фальсификациях голосования.
  • В-третьих, фальсификации можно предотвратить организованным тотальным наблюдением за подсчетом голосов и оспариванием в судах по закону результатов голосования.
  • В-четвертых, для оспаривания в судах необходим убедительный перевес голосов в пользу кандидата. И убедительность расценивалась в 80%.
  • В-пятых, достичь 80% голосов можно хорошей работой, технологиями маркетинга и пиара, достаточным ресурсным обеспечением.

Имея такие основания, он и делает суждение: «Имея все это, я могу выиграть выборы!»

Соглашусь, что это выглядит логично и убедительно. И на очень многих беларусов это всё подействовало вдохновляюще.

Люди действительно вдохновились и воодушевились. И поэтому Мария Колесникова совершенно права, когда называла этих воодушевленных и вдохновленных людей невероятными.

Но я циник. И ворчал, видя все это:

  • Во-первых, выборов в стране нет.
  • Во-вторых, их нет не потому, что плохо считают голоса и фальсифицируют результаты, а потому, что не функционируют политические институты.
  • В-третьих, никаким наблюдением ничего сделать нельзя, если в стране нет такого института, как независимый суд, и законы не работают.

То, что в-четвертых и в-пятых — здорово, но к цели не ведет.

А каковы же основания моего суждение?

К сожалению, Бабарико знал мое суждение, но относился к нему по-обывательски, как к мнению. (Это отношение я описал в постинге «Ловушками для лидеров»).

Изложу свои основания, но только логические, эмпирические займут очень много времени и места (и без того — «многа букафф»):

1. Нельзя выиграть выборы, которых нет. Ну, это же так очевидно!

Древние диалектики говорили, что нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Имея в виду скорее текущую в реке воду. Та вода, в которую входишь, утекла, и второй раз ты входишь уже в другую воду.

Я скажу иначе: нельзя и единожды войти в реку, если она пересохла и воды в ней нет. Без воды это уже не река, и не пытайтесь в ней купаться и плавать.

В стране есть «выборы» по ПТ-3, а «выборы» — это не выборы, как река без воды уже не река, а канава или овраг. И в овраг время от времени сливают отходы и грязную воду. Не принимайте этот антисанитарный слив за реку.

Я пытался объяснять разницу между выборами и «выборами».

Объяснять очень популярно, примерно на уровне разницы между чистой рекой и сточной канавой. То есть, очень доступно. Но мне на это отвечали: «Это всё теория!»

Да, теория, без которой не бывает практики. И никакой маркетинг с пиаром, никакая социология не заменят практики. Без практики это просто суета сует.

Даже сам Бабарико так относился, не говоря уж об обывателях, в одночасье ставших политизированными гражданами.

Люди, для которых слово «теория» не является ругательством, воспринимали мои объяснения на уровне реки-канавы как недостойные их высокого философско-теоретического ученого внимания, как публицистику.

Но, Бог им всем судья.

Я же, имея теорию электоральной демократии и эмпирику нашей истории, делал единственно правильный вывод:

Эти «выборы» должны быть сорваны. До Бабарико способом сорвать «выборы» был бойкот, после Бабарико — только массовый протест и революция.

Так оно и случилось.

На этом можно было бы закончить. Но к протестам и революции привел не Бабарико.

2. Итак, Бабарико вошел в сточную канаву, окунулся в нечистоты режима и ПТ-3, пытаясь действовать по принципам ПТ-1. Вместе с ним в эту грязь вляпались и его инициативная группа, и штаб, и наблюдатели, и избиратели.

В грязь можно войти сознательно, а можно нечаянно вляпаться.

И это ведет к разным последствиям.

Те, кто сознательно лезут в грязь, знают, зачем они это делают и что они хотят сделать.

А если в грязь вляпываются нечаянно, не подозревая об этом заранее, то ничего кроме взрыва возмущения и негодования после этого не бывает.

Как вляпался в это во всё Бабарико и его ближайшее окружение?

Нечаянно.

Если бы он шел на это сознательно, то у него был бы план, что делать с возмущением и негодованием.

А такого плана у него не было.

Об этом говорят действия Максима Знака, улыбки и сердечки Марии Колесниковой, белые одежды наших прекрасных женщин, цветы в их руках.

Почему это важно? Ну, хотя бы потому, что революция случилась без Бабарико. А Светлана Тихановская вообще оказалась в гуще событий, ничего не готовя заранее.

Она не смогла сделать так, чтобы «преступник был бы отстранен от власти на следующий же день».

И Бабарико не смог бы.

3. Но революция случилась.

Ну, ладно — революция началась.

Чтобы действовать правильно в революции, что нужно?

Поможет ли в этом знание истории?

Помочь не поможет, но непонимание истории может сильно мешать.

И такое понимание: «Бабарико выиграл бы безусловно и ошеломительно, если бы был допущен до выборов», как у процитированного мною комментатора, очень сильно мешает революции.

Это мешает поддержать Светлану Тихановскую, ведь она — не Бабарико, который «смог бы», а она не может.

Это мешает понимать природу революции и тех процессов, которые разворачиваются на наших глазах.

Значит, мешает действовать правильно.

4. Всё сказанное никак не умаляет значения Виктора Бабарико в истории Беларуси.

Это он влез в эту грязь, разворошил преступный режим, вызвал взрыв возмущения и негодования.

Знал бы он всё, что и как, наверное, воздержался бы от всего этого. Но... Это уже сослагательное наклонение.

Может, и к лучшему, что ничего такого Бабарико не знал, действовал без теории и логики.

Но в начале я задал риторический вопрос: «Кто разбудил Бабарико?» Или что его разбудило, что спросонья он вляпался во всё это, разворошил болото и запустил революцию?

Ответ на этот вопрос архиважен именно сейчас, когда революция дошла до точки бифуркации, когда мы должны решить, куда повернет процесс.

Ну и не стал бы я называть себя философом, не настаивал бы на том, что я единственный философ, теоретик, стратег и идеолог этой революции, если бы не знал ответа на этот вопрос.

Сослагательное наклонение здесь выполняет функцию изъявительного наклонения — да, я знаю ответ на этот вопрос.

Но это уже другая тема. И для ее обсуждения мне нужны другие собеседники.

Кто?

Те, что способны к рефлексии, критике и стратегированию.

И те, кто способны к воплощению в жизнь того, что есть в правильной стратегии, в реалистичном плане.

Ау!!! Кто готов?

P.S. Не говорить же мне в пустоту, как горох об стену, как Бабарико и его команде в мае прошлого года?

Хотя, если ничего другого не останется, придется.

Это уже к тому, что я написал в предыдущем постинге под впечатлением обсуждения в дворовом чате. Таково призвание философа.

Читать и комментировать в Фейсбуке

* * *

О примитивности и профанации аналитики

Мой длинны предыдущий пост начинался с риторического вопроса: «Кто разбудил Бабарико?»

Проявилось сразу несколько выдающихся гениев. Два из них в нескольких строчках опровергли все мои рассуждения.

А третий скромный гений просто дал ответ на мой вопрос одним словом:

— Кто разбудил Бабарико?

— «Газпром».

Гениально, не правда ли? Тупому философу такой четкий ответ даже в голову прийти не мог. До такого додуматься может только глубокий аналитик.

Ну, я, в силу скверного характера, тоже на этот ответ ответил одним словом.

А потом вспомнил несколько историй и фактов из своей жизни и карьеры.

Почти тридцать лет назад на собрании выдающихся аналитиков Москвы обсуждалась отставка Гайдара и назначение Черномырдина премьер-министром.

Я тогда тусовался в кругах аналитиков самого крупного калибра, была часть из старого поколения и новые, которые только через несколько лет стали звездами.

И вот я слушал все эти доклады, споры, факты и аргументы. И, отбрасывая нюансы и бантики, понимаю, что всё можно свести к одному слову.

И это слово сейчас повторил мой комментатор, отвечая на мой риторический вопрос: «Газпром!»

Я давно и сильно не люблю московских аналитиков, экспертов, знатоков.

Не люблю за несколько вещей:

  • Они всегда всё знают. Ни хрена не понимают, но объясняют всё, о чем ни спросишь.
  • Свои объяснения они подкрепляют огромным массивом материала, мало имеющего отношения к делу, но вывод всегда прост, как «Газпром».
  • Они никогда не реагируют на фальсифицирующие вопросы и не вписывающиеся в их дискурс факты.

Ну, человеческие качества, ЧСВ, жлобство и прочее — это отдельная статья.

Я давно уехал из Москвы, 26 лет назад. И все эти 26 лет занимаюсь аналитикой в Беларуси.

За все эти годы мне ни разу не пригодилась аналитика московских звезд.

Про аналитику беларусских дел — и речи нет. То, что они несут про нас, не заслуживает никакого внимания.

Но мне приходилось дискутировать с ними про российские проблемы и дела. Про свою страну у них не менее дикие представления, чем про нас или другие страны.

Украина — вообще особый случай. Там даже аналитикой не пахнет, сплошная пропаганда и контрпропаганда. Ну, на войне — как на войне.

Но я не об этом, а о сегодняшнем случае, где «Газпром» разбудил Бабарико».

Знаете, что я вам об этом могу сказать?

Это высший уровень московской аналитики.

Да, они все свои умственные способности, методы сбора информации и дедукцию подчиняют тому, чтобы порождать такие ясные, понятные, гениальные выводы и заключения.

На чем строится такая аналитика?

Вот несколько постулатов и аксиом:

  • Свободы воли нет, человек сам по себе ничто, собственной позиции ни у кого быть не может, каждый кому-то или чему-то подчиняется. (К Путину это не относится.)
  • Чтобы понять, кто что делает, нужно выяснить, кто на кого работает. (Путин не работает ни на кого. Кто работает на Путина — хороший, кто не работает — тот враг.)
  • Чтобы выяснить, на кого кто работает, нужно выследить, откуда деньги. Высший топ аналитика — проследить всю цепочку. (На Путине все цепочки обрываются, он большая «белая дыра».)
  • Если в цепочке денег обнаруживается разрыв, значит, это указывает на «мировое правительство», «мировую закулису», «план Даллеса» и прочих жидомасонов.
  • Всё в мире подчиняется глобальной геополитике, каждый человек служит одной из геополитических сил, исполняет чью-то волю.
  • Волю глобальных сил одни люди исполняют сознательно, другие являются марионетками, которых просто дергают за ниточки.
  • Живой человек не может не служить, но ему позволяется не знать, кому он служит и что вообще служит. Человеку позволяется не знать, а аналитик обязан знать, кто кому служит, кто на кого работает.
  • Любые другие суждения и мнения — это буржуазные предрассудки, еврейские басни или агитки большевиков.

Поскольку общественная потребность в аналитике очень велика, а в нашей стране собственная аналитика почти задавлена, то в нашей русскоязычной среде и в российском информационном поле люди потребляют российскую аналитику, ориентируются на российских звезд.

А люди у нас умны и сообразительны, быстро осваивают образцы, отсюда и «Газпром», и «чешские кукловоды».

Причем так с обеих сторон баррикады.

Русская аналитика вас хорошему не научит. В ней не учитывается свободная воля и свободный человек. Только хардкор, только «Газпром» и «кукловоды».

Ах да, и всесильный Путин, над всем парящий.

(Кстати, это он устроил погром Белого дома в Вашингтоне. Больше же некому! Разве что «Газпрому».)

Читать и комментировать в Фейсбуке

* * *

Кто разбудил Бабарико? Или — что?

Могу ответить коротко: навстречность «первого» и «третьего» миров.

Можно персоницфировать ответ, обозначив «первый мир» именем Виктора Бабарико, а «третий» — именем Сергея Тихановского.

Именно их навстречность высекла искру, и дальше возгорелось пламя. И не важно, были ли они знакомы, договаривались ли между собой или нет.

Навстречность — еще не значит, что они встретились.

Я человек «второго мира», хотя не поглощен этим миром, а могу наблюдать все три мира из рефлексивной позиции.

«Второй» и «третий» миры в Беларуси я изучал и анализировал много лет. И у меня несколько книг о беларусском обществе и этих двух измерениях общества.

А вот мой интерес к «первому миру» всего лет пять, чуть больше назад пробудили всего несколько человек, их можно перечислить по пальцам: Павел Данейко — своими рассуждениями о чемпионах бизнеса, Игорь Мамоненко — своим проектом IT-страны, Виктор Бабарико — своей активностью в общественной и культурной сферах, Виктор Прокопеня, Виктор Кислый и еще некоторые не такие публичные и известные.

Я стал изучать и исследовать этот «первый мир», интегрированный в беларусское общество.

Он меня злил, разочаровывал, но интереса не отпускал.

И вот в 2017 году я систематизировал свои наблюдения, результаты исследования, теоретические схемы и методологический инструментарий.

Получился такой текст:

«Глобальное потепление после холодной войны».

Его первая часть начинается с вопроса: «Возможны ли реформы в Беларуси?»

И дальнейший текст отвечает, при каких условиях они могут начаться. Запускающий механизм — встреча «первого» и «второго» миров сработал летом 2020 года.

Читать и комментировать в Фейсбуке

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!

Владимир Мацкевич: Ожидание и возвращение
Policy & Politics
Владимир Мацкевич: Ожидание и возвращение
14.01.2021 Владимир Мацкевич, философ и методолог

Я ходил во дворы в разные периоды нашей революции. В сентябре настроения во дворах было одним, в декабре — другим.

«Барометр рэвалюцыi» # 26: Усебеларускі народны сход vs. Сход народных прадстаўнікоў (Відэа)
Policy & Politics
«Барометр рэвалюцыi» # 26: Усебеларускі народны сход vs. Сход народных прадстаўнікоў (Відэа)
14.01.2021 «Барометр рэвалюцыi»

«Барометр рэвалюцыi» — гэта серыя рэфлексіўных развагаў пра тое, што зараз адбываецца ў Беларусі.

Позиция Координационного совета относительно «Всебеларусского народного собрания» (Видео)
Policy & Politics
Позиция Координационного совета относительно «Всебеларусского народного собрания» (Видео)
13.01.2021 rada.vision

КС рассказывает, почему решения т.н. «Всебеларусского народного собрания» не могут иметь законной силы и что назначенные «делегаты» этой встречи могут сделать, чтобы избежать антинародных решений.

Ці здольны Сход народных прадстаўнікоў стаць альтэрнатывай Усебеларускаму народнаму сходу? (Відэа)
Policy & Politics
Ці здольны Сход народных прадстаўнікоў стаць альтэрнатывай Усебеларускаму народнаму сходу? (Відэа)
16.01.2021 «Еўрарадыё»

Каго і як абіраюць дэлегатамі на т.зв. «Усебеларускі народны сход»? Што там будзе абмяркоўвацца? Ці маюць права гэтыя т.зв. «дэлегаты» прымаць хоць нейкія рашэнні?

Уладзімір Мацкевіч: Альтэрнатыўны народны сход не толькі неабходны, але і магчымы
Policy & Politics
Уладзімір Мацкевіч: Альтэрнатыўны народны сход не толькі неабходны, але і магчымы
16.01.2021 Леся Руднік, «Цэнтр новых ідэй»

11-12 лютага ў Беларусі мусіць прайсці чарговы т.зв. «Усебеларускі народны сход», на які традыцыйна збяруць «наменклатурна-гаспадарчы актыў».

Видео