BE RU EN
rss facebook twitter

Владимир Мацкевич: Я пытаюсь достучаться до деятельных и активных людей

25.12.2020 Владимир Мацкевич, философ и методолог
Владимир Мацкевич: Я пытаюсь достучаться до деятельных и активных людей
Думать Беларусь
Я не занимаюсь наукой. Я занимаюсь гуманитарными технологиями. Тут я кое-что излагаю про одну из таких технологий.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»!

Читайте начало:

* * *

Часть 10

24 декабря 2020 года

Аналитику изобрел Аристотель.

Потом ее превратили в силлогистику, назвав логикой, и объявили всеобщими правилами мышления.

Потом заметили, что она не всеобщая, и переназвали дедуктивной логикой, т.е. тавтологическими упражнениями, добавив индуктивную логику.

Дальше — пошло-поехало, и логик сейчас множество.

Имеет ли аристотелева аналитика смысл сегодня? Зачем современным людям упражняться в выведении из одних частных суждений другие частные суждения, тратить на это время школьников и студентов?

В этих упражнениях большой смысл и огромная польза.

Тот, кто хотя бы полсеместра поупражняется в силлогистике, научается навыку распознавания бессмысленных суждений и мнений.

Вот, например, часто приходится слышать абсолютно бессмысленные (а уж тем более бесполезные) суждения, типа:

«Лукашенко не уйдет никогда».

Бессмысленность этого суждения видна даже чайнику и ежику.

Мы все умрем, и Лукашенко не исключение.

Поэтому «умные» чайники добавляют для глупых ежиков:

«Сам не уйдет, добровольно».

Бессмысленность этого суждения не видна только ежикам.

«Умные» же чайники могут понять бессмысленность такого мнения, но им важна польза, а не смысл.

Они говорят это для того, чтобы сложить силлогизм и сделать вывод.

Вывод нужен для чего-то.

Например, для обоснования действия или бездействия.

Чаще — для бездействия:

  • Если НИКГОДА не уйдет, то просто ждем, пока не умрет.
  • Если никогда не уйдет ДОБРОВОЛЬНО, то надо заставить.

Все дальнейшие рассуждения становятся тавтологией, подведением под уже принятое решение.

Формальная логика, или силлогистика, не дает нового знания. Она никак не позволяет познавать то, О ЧЕМ говорится и утверждается.

Это понимали еще средневековые схоласты.

Так какая в ней польза? Если она НЕ О ЧЕМ, то может быть она О КОМ?

Да, за неимением лучшего, аристотелевская аналитика использовалась для обнаружения ошибок в рассуждении, и в этом ее польза.

Ну, обнаружили мы ошибки в рассуждении, и что?

А то, что это АНАЛИТИКА — разделение. Целое разделяется на части.

Какое целое? Если не то, о ЧЕМ ведут речь, то, во-первых, сама речь, во-вторых, множество тех, КТО ведет речь об этом чем-то. Даже аристотелевская аналитика имеет социально-коммуникативный смысл. Она не О ЧЕМ, а О КОМ — о рассуждающих.

Она позволяет делить множество тех, кто рассуждает, на ту часть, которая ошибается, и ту, которая пока еще не ошиблась. Пока. Что и как будет потом — покажет дальнейшее рассуждение и способность к суждению.

И вот на этом шаге использования самого примитивного инструмента аналитики (формальной логики) я могу разделить общество на три части:

1. Бессмысленные люди, выбрасывающие в свет, в информационное пространство бессмысленные суждения, типа: «Лукашенко НИКОГДА не отдаст власть, никогда не пойдет на переговоры», «Тихановская НИКОГДА не вернется в Беларусь, пока тут Лукашенко», и т.п.

Ну и утверждения про науку, с которых я начал этот цикл постов, тоже относятся к совершенно бессмысленным. Собственно, поэтому в наше трудное время я отвлекся на эти доминирующие в общественном мнении глупости.

2. Бездеятельные люди, не способные ставить цели, задачи и не желающие действовать. Это те, кто судят О КОМ-ТО или ЧЕМ-ТО, что он/они НИКОГДА самостоятельно не ..., поэтому надо ждать, ничего не делать до тех пор, пока ОНО САМО СОБОЙ...

3. Люди, склонные к действию. Они распознаются по форме и типу суждений, которые принимают или сами формулируют.

Простейшая форма: «Если он/оно ..., то я/мы можем, должны то-то и то-то». Ну, можем, должны — это сильно, я удовлетворюсь даже — хочу/хотим.

Да, для того чтобы распознать бессмысленных людей, достаточно услышать от них бессмысленные суждения.

Стоит ли дальше разговаривать с бессмысленными людьми?

Это уже вопрос не к Аристотелю, но к социологам.

А сколько людей уверенно произносят фразу «Лукашенко НИКОГДА не ...» как истину в последней инстанции?

Если таких людей большинство, то даже вторая категория (бездеятельные люди), те, кто способен к минимальному сомнению и могут продолжить категоричную общеутвердительную фразу дальнейшим рассуждением не про КОГО/ЧТО, а про условия, — например: «Лукашенко НИКОГДА ..., если не будет выполнено условие (или не возникнет обстоятельство) X, Y, Z ...», — примут бессмысленную установку просто по причине конформизма.

Так было в 2019 году.

Бессмысленные люди в прошлом году талдычили: «Лукашенко никогда не сдаст суверенитет, потому что НИКОГДА не откажется от власти».

И этот взгляд разделяло большинство аналитиков, экспертов, политиков, просто минимально рассудительных людей.

Они понимали, что «НИКОГДА» — это только при условии, что Лукашенко не будет сделано предложение, от которого он не сможет отказаться: например, угроза жизни или такая сумма откупного, которая будет привлекательнее власти в маленькой стране. То есть, они понимали бессмысленность «НИКОГДА» и знали УСЛОВИЯ, при которых «МОЖЕТ БЫТЬ».

Но знать-то они знали, а ориентировались именно на бессмысленное большинство.

Тем более, что это прагматически выгодно.

В чем выгода или польза?

В экономии мышления.

Если Лукашенко НИКОГДА, то и думать дальше не надо. А уж делать — и тем более.

И я терпеливо, упорно и нудно долбил, что «Лукашенко НИКОГДА не сдаст суверенитет» — это ложь и бессмыслица.

Нужно понимать условия, при которых Лукашенко захочет или будет вынужден сдать суверенитет.

Зачем я это делал?

Чтобы создать условия для коммуникации.

С теми, кто уверен, что «Лукашенко НИКОГДА...», говорить не О ЧЕМ. Я и не говорю, об ЭТОМ. Я говорю о глупости этой категории людей. И говорю О НИХ тем, КОГО хочу выбить из конформистской позиции.

Собственно, я говорю им следующее: «ВЫ, с виду умные и рассудительные, мыслите и рассуждаете, как ТЕ бессмысленные. Посмотрите, какая глупость из этого получается!»

Таким образом, я реализую смысл аристотелевской аналитики.

Говорю о бессмыслице, но не с носителями бессмысленных суждений, а о НИХ с теми, КТО способен к дальнейшему рассуждению. То есть, говорю со второй категорией.

Но зачем мне говорить со второй категорией, если они не способны к действию?

Ведь даже понимая, при каких условиях «Лукашенко может ... (сдать суверенитет, отдать приказ стрелять, посадить Тихановскую в тюрьму и т.д.)», они не способны перейти к рассуждению о том, а при каких условиях «Лукашенко НЕ МОЖЕТ ... (сдать суверенитет, отдать приказ стрелять, посадить Тихановскую в тюрьму, отказаться от переговоров и т.п.)».

Да, вторая категория людей, только оспаривая мои суждения, может задуматься не только о тех условиях, при которых «Лукашенко НИКОГДА...», но и о тех, при которых «Лукашенко ВСЕ ЖЕ, КОГДА-НИБУДЬ...».

Чтобы эта категория рассудительных конформистов начала говорить об условиях благоприятных для меня, мне нужно их разозлить, взбесить так, чтобы они стали мне возражать, опровергать, критиковать.

Без этого в общественную коммуникации, в национальный нарратив не ввести тему условий ухода Лукашенко и смены режима. НИКОГДА — это НИКОГДА, тут и говорить не о чем.

А вот ЕСЛИ ..., ТО ..., то тут уже есть, о ЧЕМ говорить, рассуждать, критиковать, планировать и просто думать.

Именно поэтому я не боюсь злить и раздражать людей второй категории.

К первой категории это не относится, эти люди просто считают меня дураком, провокатором или еще кем-то похуже. Ну а при хорошем ко мне отношении толерантные и бессмысленные люди ласково называют меня теоретиком, ну или оторванным от жизни философом, что в их устах является страшным ругательством.

Даже оспаривая суждения людей первой категории, я не испытываю к ним интереса. И их суждения обо мне и оценки меня нисколько не задевают. Мне это нужно только, чтобы начать разговор с людьми второй категории.

Такая у меня прагматика, в этом я вижу для себя смысл и пользу.

Но, начиная разговор с людьми второй категории, я получаю в ответ агрессию, раздражение, злобу. Ну, от самых добрых из них получаю добрые советы. Мне говорят, что я должен изменить форму, перестать ругаться и всякое такое, потому что это мешает воспринимать мои суждения и идеи.

Мне это немного неприятно, но не более того. Ведь я намеренно вызывал раздражение у них. А тут тонкая грань. В раздраженном состоянии они начинают возражать, опровергать мои идеи и суждения. Но могут переходить к агрессии, что гораздо хуже. Мне приходится ходить по этой грани, как по лезвию ножа. Чтобы и пользу получить, и сильного вреда избежать.

Есть еще одна неприятность в такой коммуникации, которой избежать еще труднее.

Ведь я злю рассудительных людей, способных связать два суждения между собой и сделать вывод, т.е. выполнить простейшее аристотелевское упражнение.

И некоторые люди второй категории это проделывают, чаще наедине сами с собой.

И тут моя задача не решается.

Как только мои оппоненты проделывают простейшее умозаключение, они понимают, что неправы.

А признавать свою неправоту всем тяжело, а этим и вовсе, ведь они в большинстве своем конформисты.

Признав свою неправоту, они, мало того, что должны признать мою, так они еще и вынуждены идти против всех. Ну, не всех, а только большинства или того, что они принимают за большинство.

И в этом случае они перестают со мной спорить, выходят из игры. Начинают меня игнорировать и замалчивать.

Это плохо для решения моей задачи — для вынесения в общественное обсуждение (в гражданское общество).

Но плохо решаемая задача не является нерешаемой вообще.

Мне ведь, по большому счету, и с людьми второй категории говорить особо не за чем.

Мне они нужны для вынесения тезисов, суждений и идей в общественное обсуждение, но говорю-то я не с ними.

Мне нужно говорить с людьми третьей категории — с деятельными и активными людьми.

С теми, кто понял:

а) При КАКИХ УСЛОВИЯХ возможно достижение наших целей и реализация наших ценностей (на это и люди второй категории способны);

Не просто понял, но может это понимание превратить в задачу:

б) КАК можно создать и организовать именно эти УСЛОВИЯ.

Вот с теми, кто способен поставить и принять такую задачу, как свою собственную, мне и нужно поговорить.

И тут снова приходится обращаться сначала к социологии, потом к практике.

Сколько людей в стране, которые могут принять как собственную задачу отстранения Лукашенко от власти и смены режима?

Это социология может посчитать. Могла бы, но не справляется. Инструментарий и подходы науки-социологии устарели.

Поэтому таких людей приходится искать на практике, а для этого нужна картина беларусского общества.

На вскидку понятно, что такие задачи способны понимать предприниматели и организаторы бизнеса выше среднего. Но они трусы, им есть что терять. Они все понимают, даже могут поговорить об этом. Но не примут задачу как собственную. Путь кто-то другой эту задачу решает.

Если только предприниматели и организаторы крупного бизнеса (топ-менеджеры) не сумасшедшие. Как Виктор Бабарико. Сумасшедшие, в данном случае, в хорошем смысле этого слова.

Бабарико вышел из здравого ума, полез на рожон сам и еще увлек за собой несколько таких сумасшедших.

Также понятно, что такие задачи органичны для политиков. Это ведь их прямое дело, это их призвание и профессия (по Веберу).

Однако тут проблема в масштабе личности и квалификации. Большая часть наших политиков некомпетентны, безграмотны, ленивы. У них дурацкая и бессмысленная установка: «Вот народ выйдет на протест, а мы возглавим».

И из множества людей, считающих, что они занимаются политикой, совсем не много тех, кто относится к третьей категории.

Они есть, но их немного.

Вот до них-то я и пытаюсь достучаться, поговорить, проанализировать (уже не по Аристотелю, а современными методами), спланировать и приступить к реализации.

Есть еще просто разумные, компетентные и деятельные люди, которые не являются крупными предпринимателями и топ-менеджерами и не занимают постов в большой политике. Они способны следить за мыслью, они меня внимательно читают. Причем не посты в Фейсбуке, не агитки и пафосные интервью. Читают аналитические тексты, книги, стратегические предложения и программы.

Читают, разговаривают и всё (ну, почти всё) понимают.

И эти люди мне страшно мешают.

Они говорят:

«Как ты рассчитываешь вступить в коммуникацию с теми, кого прямо здесь обозвал трусами, некомпетентными и всякое такое? Ты дурак и сам себе вредишь».

Мало того, эти люди все понимают и даже могут развить мои суждения и умозаключения, улучшить предложения, но не хотят и не будут этого делать, поскольку не считают это своим делом.

Ведь это дело политиков — пусть условная Тихановская (можно подставить любое другое имя) это делает.

Проблема с этим людьми не в недостатке ума и трусости.

А в самоактуализации и самоопределении. Это уже вопросы не интеллекта, а совести, нравственности и морали.

Этим людям я говорю другое:

  • Вы не трусы, я даже видел вас «на баррикадах», кто-то из вас уже отсидел и не по одному разу, не могу от вас требовать в этом смысле большего.
  • Вас нельзя обвинить в некомпетентности или зашоренности старыми шаблонными схемами. Вы ведь не политики, не собираетесь ничего возглавлять.

Вы просто бессовестные, безответственные обыватели. С мозгами, со статусом. Вы просто не способны выйти из зоны комфорта.

Вы не способны сказать себе: «Если не я, то кто!»

И вот я тут дошел в своей аналитике до крайней точки:

  • Отсек первую категорию людей в обществе, которая придерживается бессмысленных установок, с которой не о чем разговаривать.
  • Разозлил и обидел рассудительных, способных связать два суждения между собой, имеющих доступ к СМИ или являющихся ЛОМ-ами в свих маленьких референтных группах. То есть, вторую категорию.
  • Отшил ресурсно и организационно обеспеченных предпринимателей и топ-менеджеров, обозвав их трусами и жлобами, не способными на поступок, на сотрудничество с теми, кто жертвует собой в политической борьбе за интересы тех же предпринимателей, как мелких, так и крупных.
  • Настроил против себя политиков тем, что указываю им, что им делать, хотя они сами привыкли командовать и другим говорить, что делать. Хуже того, разносом в пух и прах их команд и указаний.
  • Поставил в проблемную ситуацию тех, кто все понимает, взывая к их совести. То есть, нарушая границу личностной неприкосновенности.

И...

Что дальше?

А ничего.

Все равно никто не сделал другой «дорожной карты», из которой выводятся цели и задачи нашей революции на каждом этапе ее разворачивания.

И мне плевать, как вы все ко мне относитесь.

Действовать можно и нужно только так, как прописано в этой «дорожной карте», даже если время от времени приходится перепрокладывать маршрут.

Ах да, этот ж я про науку тут рассуждал.

Да, наука не способна решать задачи, которые ставит перед обществом революция.

Я и не занимаюсь наукой. Я занимаюсь гуманитарными технологиями.

Вот я тут кое-что изложил про одну из таких технологий.

Надеюсь, из этого понятно:

  • Почему я игнорирую людей первой категории, но говорю о бессмысленности их взглядов, установок и суждений!
  • Почему я намеренно злю и раздражаю людей второй категории, показывая при любом удобном случае примитивность способов их рассуждений!
  • Почему и зачем я критикую и ругаю действия политиков и их ресурсных партнеров из предпринимательской, чиновнической и менеджерской публики! «Наезжаю» на некоторых персонально, аналитически препарирую их действия вплоть до полной денонсации.
  • Почему я рассорился почти со всеми людьми третьей категории! Хоть многие из них со мной дружили, тепло относились, даже любили по-своему.

Да, мне от всего этого некомфортно. Временами руки опускаются, хочется на пенсию, в запой, в разгул, морду кому набить или чтоб мне набили.

Иногда даже в тюрьму хочется, чтоб посадили.

Тогда хоть у кого-то проснется эмпатия, и, пока буду сидеть, они прочтут то, что я им написал, и примут это, забыв о раздражении, обидах и прочих нюансах тонкой душевной организации.

Восстановят смысл и содержание, разовьют мысли и идеи, доведут их до собственных целей и задач, начнут эти задачи решать.

А не херней страдать, как это происходит до сих пор.

Текст впервые был опубликован в блоге Владимира Мацкевича в Фейсбуке:

Читайте далее:

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!

Владимир Мацкевич: Ожидание и возвращение
Policy & Politics
Владимир Мацкевич: Ожидание и возвращение
14.01.2021 Владимир Мацкевич, философ и методолог

Я ходил во дворы в разные периоды нашей революции. В сентябре настроения во дворах было одним, в декабре — другим.

«Барометр рэвалюцыi» # 26: Усебеларускі народны сход vs. Сход народных прадстаўнікоў (Відэа)
Policy & Politics
«Барометр рэвалюцыi» # 26: Усебеларускі народны сход vs. Сход народных прадстаўнікоў (Відэа)
14.01.2021 «Барометр рэвалюцыi»

«Барометр рэвалюцыi» — гэта серыя рэфлексіўных развагаў пра тое, што зараз адбываецца ў Беларусі.

Позиция Координационного совета относительно «Всебеларусского народного собрания» (Видео)
Policy & Politics
Позиция Координационного совета относительно «Всебеларусского народного собрания» (Видео)
13.01.2021 rada.vision

КС рассказывает, почему решения т.н. «Всебеларусского народного собрания» не могут иметь законной силы и что назначенные «делегаты» этой встречи могут сделать, чтобы избежать антинародных решений.

Ці здольны Сход народных прадстаўнікоў стаць альтэрнатывай Усебеларускаму народнаму сходу? (Відэа)
Policy & Politics
Ці здольны Сход народных прадстаўнікоў стаць альтэрнатывай Усебеларускаму народнаму сходу? (Відэа)
16.01.2021 «Еўрарадыё»

Каго і як абіраюць дэлегатамі на т.зв. «Усебеларускі народны сход»? Што там будзе абмяркоўвацца? Ці маюць права гэтыя т.зв. «дэлегаты» прымаць хоць нейкія рашэнні?

Уладзімір Мацкевіч: Альтэрнатыўны народны сход не толькі неабходны, але і магчымы
Policy & Politics
Уладзімір Мацкевіч: Альтэрнатыўны народны сход не толькі неабходны, але і магчымы
16.01.2021 Леся Руднік, «Цэнтр новых ідэй»

11-12 лютага ў Беларусі мусіць прайсці чарговы т.зв. «Усебеларускі народны сход», на які традыцыйна збяруць «наменклатурна-гаспадарчы актыў».

Видео