BE RU EN
rss facebook twitter

Андрей Егоров: Новый формат протестов получился достаточно выигрышным

23.11.2020 Юрий Камнев, Thinktanks.by
Андрей Егоров: Новый формат протестов получился достаточно выигрышным
Policy & Politics
Репрессивное давление наращивается, поэтому необходимо искать новые формы протеста и переоценивать стратегию долгосрочных действий.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»!

Старший аналитик Центра европейской трансформации, политолог Андрей Егоров второй раз вышел на свободу после 12-суточного ареста за участие в несанкционированных массовых мероприятиях. После его освобождения Thinktanks.by попросил политолога оценить новый формат протеста, опробованный на «Марше против фашизма» 22 ноября, рассказать об условиях содержания в ИВС и прокомментировать действенность европейских санкций против режима Лукашенко.

«Люди в целом поддержали новую тактику протестов»

— На «Марше против фашизма», который прошел в Минске 22 ноября, использован новый формат протеста: места сбора определяли сами участники марша в локальных чатах. Первый блин не получился комом?

— Можно сказать, что люди в целом поддержали новую тактику, в региональных чатах новый формат получил достаточно хорошие отзывы. Мы видим, что во многих районах шествия состоялись, и довольно массовые шествия. Действия силовиков были распыленными, они не могли нейтрализовать все места сбора — в целом, новый формат получился достаточно выигрышным.

Кроме того, нужно понимать, что в ситуации психологической усталости и некоторого снижения массовости все равно нужно было искать новые формы выражения протеста, которые, с одной стороны, сохраняли свою функцию (нас много, улицы по-прежнему наши), а с другой — уменьшали риски для протестующих и снижали эффективность действий силовиков против протестов, уменьшали количество жертв и репрессий. Поэтому очень хорошо, что новый формат испробован.

— Вот так сходу, имеет ли минусы выбранный формат протеста?

— Мне кажется, особых минусов пока не видно, выглядит пока так, что все получилось. Правда, по результатам только одного марша сложно делать глобальные выводы. Прежде всего, нужно тщательно проанализировать оценки самих участников протеста — насколько новый формат может заменить марши протеста, укрепляет ли он солидарность, насколько люди чувствуют эмоциональное единство.

— То есть, несмотря ни на усталость, ни на зимнюю погоду, ни на репрессии, мирный протест продолжается?

— Очевидно, что мирный протест продолжается и будет продолжаться.

Но нужно понимать, что режим продолжает наступление. Выглядит так, что он наращивает репрессивное давление. Поэтому нужно искать новые формы протеста и переоценивать стратегию долгосрочных действий.

«Скорая победа вызывает пессимизм, но никто сдаваться не собирается»

— Вы в очередной раз отсидели 12 суток. Нынешняя отсидка отличалась чем-то от предыдущей? Какие настроения в местах заключения?

— Видно, что режим ведет борьбу против всех. Как и в прошлый раз, так и в этот, можно констатировать, что в тюрьму попадают представители самых разных социальных групп: люди выходят на протесты — и все, абсолютно все, попадают под репрессивный каток и оказываются в тюрьме.

Люди по-прежнему настроены на протест. И хотя, по сравнению с сентябрем, пришел скептицизм в отношении скорой победы, сдаваться никто не собирается.

По сравнению с сентябрем, который можно назвать периодом более мягких репрессий, сейчас применяются очень жесткие действия против протестующих — не только во время задержания, но и весь период нахождения в местах содержания. В камерах содержится еще больше людей, им не выдают матрасы, над ними издеваются — действия тюремной администрации можно квалифицировать как негуманное обращение с заключенными.

— Некоторые сидельцы, прошедшие через места содержания заключенных, достаточно сдержанно отзывались об условиях отбывания административного ареста. Сейчас условия ужесточились?

— По сравнению с сентябрем, условия ареста выглядят гораздо жестче — на людей давили намного сильнее во время всего периода административного ареста.

Это не значит, что там репрессии ужесточались постепенно, по нарастающей — от более низкого до более высокого уровня. В разные периоды администрация действует по-разному: после инаугурации там наблюдалась повышенная жестокость по отношению к протестующим, с приходом нового министра внутренних дел жестокость снова выросла. То есть, жестокость тоже носит волнообразный характер: то выше, то ниже.

«В Беларуси произошло уже достаточного всего для введения санкций со стороны ЕС»

— ЕС принял решение ввести третий пакет санкций, экономический, глава внешней политики ЕС заявил, что режим Лукашенко не получит ни евро. Насколько действенными могут оказаться европейскими санкции? Либо, по традиции, они опять-таки носят сугубо символический характер?

— Режим санкций оказывает определенное влияние на Беларусь. Во время санкций сложно привлекать финансовые ресурсы, иностранные заимствования на внешних рынках, сокращается поддержка западных стран. Но пока санкции не предусматривают серьезной экономической изоляции, вряд ли можно рассчитывать на то, что они окажут критическое влияние на внутреннюю ситуацию в Беларуси, на устойчивость режима внутри Беларуси. Однако, если мы посмотрим на совокупный объем давления на режим, — внутреннего и внешнего в комплексе, — то санкции отыгрывают свою роль. При этом, возможно, санкции будут только нарастать. Посмотрим.

— Что еще должно произойти в Беларуси, что должен совершить режим, чтобы ЕС ввел реальные, а не символические санкции?

— Мне кажется, в Беларуси произошло уже достаточного всего для введения санкций со стороны ЕС. Основания уже есть. Но вопрос ведь в наличии политической воли у ЕС, согласованности разных стран ЕС с различными интересами.

— Нерешительность ЕС не может повлиять на геополитические предпочтения беларусов?

— Сейчас важна солидаризация с беларусским протестом, поддержка требований протестующих, разнообразная поддержка гражданского общества и давление на режим. Это важно. Но ЕС хоть и является важным партнером для Беларуси, он не может решить наши внутренние проблемы. Очень хорошо, что ЕС помогает беларусам бороться за свободу. В любом случае, наша судьба в наших руках.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!

Владимир Мацкевич: Ожидание и возвращение
Policy & Politics
Владимир Мацкевич: Ожидание и возвращение
14.01.2021 Владимир Мацкевич, философ и методолог

Я ходил во дворы в разные периоды нашей революции. В сентябре настроения во дворах было одним, в декабре — другим.

«Барометр рэвалюцыi» # 26: Усебеларускі народны сход vs. Сход народных прадстаўнікоў (Відэа)
Policy & Politics
«Барометр рэвалюцыi» # 26: Усебеларускі народны сход vs. Сход народных прадстаўнікоў (Відэа)
14.01.2021 «Барометр рэвалюцыi»

«Барометр рэвалюцыi» — гэта серыя рэфлексіўных развагаў пра тое, што зараз адбываецца ў Беларусі.

Позиция Координационного совета относительно «Всебеларусского народного собрания» (Видео)
Policy & Politics
Позиция Координационного совета относительно «Всебеларусского народного собрания» (Видео)
13.01.2021 rada.vision

КС рассказывает, почему решения т.н. «Всебеларусского народного собрания» не могут иметь законной силы и что назначенные «делегаты» этой встречи могут сделать, чтобы избежать антинародных решений.

Ці здольны Сход народных прадстаўнікоў стаць альтэрнатывай Усебеларускаму народнаму сходу? (Відэа)
Policy & Politics
Ці здольны Сход народных прадстаўнікоў стаць альтэрнатывай Усебеларускаму народнаму сходу? (Відэа)
16.01.2021 «Еўрарадыё»

Каго і як абіраюць дэлегатамі на т.зв. «Усебеларускі народны сход»? Што там будзе абмяркоўвацца? Ці маюць права гэтыя т.зв. «дэлегаты» прымаць хоць нейкія рашэнні?

Уладзімір Мацкевіч: Альтэрнатыўны народны сход не толькі неабходны, але і магчымы
Policy & Politics
Уладзімір Мацкевіч: Альтэрнатыўны народны сход не толькі неабходны, але і магчымы
16.01.2021 Леся Руднік, «Цэнтр новых ідэй»

11-12 лютага ў Беларусі мусіць прайсці чарговы т.зв. «Усебеларускі народны сход», на які традыцыйна збяруць «наменклатурна-гаспадарчы актыў».

Видео