BE RU EN
rss facebook twitter

«Протест уходит вглубь — есть надежда, что политическая активность выйдет на новый виток» — Егоров

22.10.2020 TUT.BY
«Протест уходит вглубь — есть надежда, что политическая активность выйдет на новый виток» — Егоров
Policy & Politics
«Сдулся» ли протест в регионах, где не бояться — намного сложнее?

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»!

«В Минске протест не «сдувается», а вот в регионах — всё». Именно такое впечатление создается и здесь — в столице, и там — в условных Гомеле или Дисне, где даже в традиционно протестные выходные люди уже не выходят на улицы, чтобы выразить свое недовольство итогами «выборов», насилием силовиков, действующей властью.

Недовольство прошло, страницу про насилие «перевернули», перемен больше не хочется?

Нет, говорят жители обл- и райцентров, агрогородков и деревень, протестные настроения и сегодня есть и в глубинке.

«Эти люди просто боятся увольнения, боятся потерять даже свою небольшую зарплату — она тут в среднем 350-500 рублей. Они просто не продержатся и два-три месяца, если их уволят, понимаете?» — эмоционально рассказывают те, кто не поддерживает, но понимает «бюджетников-приспособленцев», как их называют в народе.

«Регионы не «слились», они просто «партизанят», — просят передать Минску люди, которые живут за МКАД.

Эта «партизанщина» — разная: от выходов на площади, несмотря ни на что, солидарности с задержанными и наказанными, видеообращений, протестного самиздата до рисунков на зданиях, остановках, асфальте.

Что и почему сегодня происходит в регионах страны — разбирается TUT.BY.

Старший аналитик Центра европейской трансформации Андрей Егоров говорит о том, что есть несколько факторов, которые влияют на общественно-политическую активность в регионах. Он считает, что пик такой активности наблюдался в регионах в начале 1990-х годов, но уже к началу 2000-х годов все сошло на нет:

— Ситуация в регионах всегда отличается от столицы. В малых городах связанность людей друг с другом и зависимость от власти всегда выше, чем в крупных городах и особенно в Минске. Надо понимать, что столица — это пятая часть населения Беларуси. У нас в стране вообще наблюдается очень жесткий перекос в сторону Минска. Поэтому любые общественно-политические процессы всегда идут активнее именно в столице.

Если вспомнить историю, то в 1990-х годах в регионах наблюдался расцвет общественно-политической жизни: появлялись новые организации, газеты, формировались местные сообщества, но потом в конце 1990-х малые города начали старательно зачищать от любых форм активности. В 2008 году мы делали исследования малых городов (посетили 20 городов) — и общественная жизнь там часто напоминала выжженную землю. То есть, сохранились какие-то легенды о былых временах, когда была какая-то активность, а потом остались несколько чудаков. Все знали, что это либо представители классической оппозиции, либо правозащитники. Зачастую они находились под достаточно жестким давлением. И они, и их семьи часто не могли устроиться на работу. Для всех остальных, для власти — это был такой показательный случай: мол, смотрите, будете буянить, станете как они.

— И такое положение дел сдерживало людей от выражения активной гражданской позиции?

— В малых городах больше зависимость от рабочих мест, которых там меньше, чем в больших городах. Потерять работу здесь часто значит для людей «выпасть из системы». Особенно это заметно в социальной сфере. Продолжая исследования малых городов, мы проводили интервью с жителями — в том числе и с работниками исполкомов. Одна из наших собеседниц говорила: «Я на своем рабочем месте, может быть, и должна была бы сделать что-то важное и нужное для своих граждан, поступить как гражданин — но я боюсь это сделать, потому что могу быть наказана за инициативу». То есть, если она не будет следовать вертикальной иерархии, не будет выполнять распоряжения сверху или примет решение самостоятельно — остановит вредное производство или посодействует людям, чтобы они что-то сами организовали, — она может быть уволена, наказана. И женщина говорит: «Я могу выпасть из системы». Здесь стоит понимать, что «выпасть из системы» для людей на местах — это самое страшное. Они боятся, что попадут в какую-то другую, неизвестную для них сферу. Вот именно эта неизвестность человека и страшит. Хотя по-настоящему ничего плохо не случится. Люди теряют работу, находят работу. Это нормально. Но на местах в регионах — это ужас.

Есть еще ситуация с зарплатами, которые в регионах ниже, чем в столице, а также обязанности людей по решению бытовых задач. Жители деревень, например, вынуждены посвящать много времени быту, обеспечению семьи — и на дополнительную общественную активность у них остается не так много времени, сил и желания. Общественное движение ведь во многом связано с тем, что благосостояние людей выросло — и они стали интересоваться другими вещами, помимо самообеспечения. Поэтому мы можем говорить о комплексе различных факторов: материальная составляющая, ограниченность рабочих мест, зависимость от администрации предприятий и рабочих мест, которые предоставляет бюджетная сфера, связанность людей друг с другом (все на виду, все всех вокруг знают). Все это часто осложняет общественно-политическую деятельность в регионе и увеличивает риски. Поэтому активность здесь всегда была ниже, чем в Минске.

— Но в этом году после президентских «выборов» на улицы вышли жители и малых городов, и деревень.

— Да, произошел сдвиг. Малые города тоже затронула протестная активность, которая там началась и вовлекла в себя очень много людей. В некоторых городах на улицы выходило 7-10% от всего населения — такая ситуация феноменальна для протестной активности в Беларуси в целом и малых городов в частности. Это дает нам возможность говорить о том, что в стране идет по-настоящему демократическая революция, потому что протест затрагивает людей во всех регионах, малых городах, местечках и деревнях. Если мы посмотрим, например, данные платформы «Голос» об акции «Я гуляю», то там люди отметили около 400 различных населенных пунктов — это очень много.

— Но все же сейчас в регионах протест «сдулся»?

— Есть эффект эмоциональной усталости. Люди выходят на улицы, но политический процесс двигается медленно, нет явных ярких побед. И если, например, в Гродно в первые критические дни августа удавалось достигнуть перевеса в сторону общественности, то потом на региональном уровне мы наблюдали только откат. С одной стороны, люди теряют надежду на то, что протест что-то решит, а с другой — вот это внешнее проявление протеста в виде улицы — это всего лишь один план. Сам протест уходит вглубь. Люди и в регионах, и в столице организуются в различные местные сообщества, создают чаты, дворовые и профессиональные независимые группы, на предприятиях — независимые профсоюзы. Этот процесс уходит в самоорганизацию людей. Исходя из этого, есть надежда на то, что общественно-политическая активность выйдет на второй виток.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!

Владимир Мацкевич: В чем ошибки нашей революции и как их исправить?
Policy & Politics
Владимир Мацкевич: В чем ошибки нашей революции и как их исправить?
29.11.2020 Владимир Мацкевич, философ и методолог

Мы теряем темп, мы утрачиваем инициативу, мы уже даже не топчемся на месте, но пятимся назад. Поэтому я не могу больше сдерживаться.

Аксана Шэлест: Беларусы мусяць здабыць свае сімвалы не толькі праз змаганне, але і праз дыскусію
Policy & Politics
Аксана Шэлест: Беларусы мусяць здабыць свае сімвалы не толькі праз змаганне, але і праз дыскусію
28.11.2020 Леся Руднік, «Цэнтр новых ідэй»

Бел-чырвона-белы сцяг аб’яднаў у гэтым годзе мільёны беларусаў. Гэта раздражняе прадстаўнікоў улады і выклікае новую хвалю дэбатаў пра каштоўнасці.

«Активность дворов в Беларуси и самоорганизация людей»: пресс-конференция (Видео)
Policy & Politics
«Активность дворов в Беларуси и самоорганизация людей»: пресс-конференция (Видео)
28.11.2020 Press Club Belarus

26 ноября на площадке Press Club Belarus прошла пресс-конференция по теме: «Активность дворов в Беларуси и самоорганизация людей».

Егоров: Больше, чем ухода Беларуси на Запад, Россия опасается победы у нас демократической революции
Беларусь в мире
Егоров: Больше, чем ухода Беларуси на Запад, Россия опасается победы у нас демократической революции
26.11.2020 Елена Толкачева, TUT.BY

Министр иностранных дел России Сергей Лавров сегодня прилетел в Минск, чтобы принять участие в совместном заседании коллегии МИД России и Беларуси, заодно он встретился и с Лукашенко.

Андрей Егоров: Новый формат протестов получился достаточно выигрышным
Policy & Politics
Андрей Егоров: Новый формат протестов получился достаточно выигрышным
23.11.2020 Юрий Камнев, Thinktanks.by

Репрессивное давление наращивается, поэтому необходимо искать новые формы протеста и переоценивать стратегию долгосрочных действий.

Видео