Вторник 22 сентября 2020 года | 11:07
  • бел / рус
  • eng

Татьяна Водолажская: Решение многих вопросов мы перестанем доверять государству

04.08.2020  |  Позиция   |  CityDog.by,  
Татьяна Водолажская: Решение многих вопросов мы перестанем доверять государству

Как отразится на беларусском обществе «встряска» от COVID-19?

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»!

К Татьяне Водолажской CityDog.by обратился не случайно. Она — социолог и программный координатор Летучего университета, который уже несколько месяцев проводит исследование, какие изменения в обществе произошли под воздействием новых технологий, цифровой экономики и инноваций.

Исследование про технологии, а при чем тут пандемия?

«В рамках исследования мы пытаемся «нащупать» новые линии, которые позволяют описать беларусское общество, — рассказывает Татьяна Водолажская, — понять, какие появляются новые слои, как меняется образ жизни под воздействием тех инноваций, которые были.

Мы провели 15 интервью с разными экспертами и представителями отдельных групп: бизнес, IT, маркетинг и пр. И на их основе провели уже шесть фокус-групп по разным темам, где затрагиваются проблемы определенного рода: изменения в сфере труда, изменения в организации времени и т.д.

Одна из последних фокус-групп, которую мы провели 27 июля, касалась пандемии: изначально мы не планировали затрагивать такую тему. Но в каком-то смысле эта ситуация тоже обострила некоторые вопросы и задала в том числе определенные неравенства: например, не все люди могут иметь доступ к тем технологиям, которые позволяют справляться с ситуацией.

Нам было интересно понять, как изменился образ жизни, а главное — какой эффект может оставить после себя пандемия. И здесь речь идет не о самом переживании, а о том, что, возможно, будет иметь значение в дальнейшей социальной жизни».

Работа уйдет в онлайн, а семья и друзья станут ценнее

По словам Татьяны Водолажской, за время пандемии и, скажем так, в «аварийном режиме» мы смогли освоить те технологии, которыми до этого владели не в совершенстве: от дистанционного образования до изменений в сфере труда. Конечно, многое в нашей жизни вернется в обычное русло, но тот новый опыт, который оказался наиболее эффективным, внесет изменения в первую очередь в наши рабочие процессы.

«Коммуникация рабочего порядка (особенно международные встречи, большие конференции) во многом оказалась эффективнее и дешевле онлайн, чем то, как это происходило раньше», — говорит социолог:

«Но, в то же время, продолжает специалистка, многие из нас в условиях пандемии смогли переосмыслить круг своих контактов в принципе. Мы живем и не особо задумываемся, что для нас важно, а что нет, кого мы считаем близким человеком, а кого — просто знакомым. В обычной жизни наши ежедневные отношения не сильно рефлексируются.

В наших интервью многие говорили о том, что, например, невозможность встреч с родственниками, близкими показала серьезную зависимость и заставила отчасти переосмыслить свою жизнь.

Поэтому можно предполагать, что в дальнейшем как раз деловые контакты и рабочее взаимодействие больше перейдут в онлайн — они там более эффективны. Но в нашей оффлайновой жизни, возможно, появится больше места для дружеских, семейных контактов.

И есть вероятность, что как раз последние, скажем так, поднимутся в цене: мы станем уделять им больше внимания и, может быть, выделять отдельное место и значение».

Многие вопросы мы будем решать сами, не будем доверять их решение государству

«Еще один важный эффект в общественной жизни, который дал экстренный режим, — возможность оценки доверия или недоверия государству, которое может или не может (в нашем случае, оказалось, скорее не может) обеспечить людям безопасность», — отмечает Татьяна Водолажская:

«А с другой стороны, то, что происходило, дало куда больше общественного доверия: к самоорганизации, к людям вокруг. Многие из нас вовлеклись в то, в чем раньше не участвовали: волонтерство, взаимопомощь и другие локальные и более широкие инициативы.

Несмотря на болезнь, беларусское общество получило очень хороший опыт в этом плане: люди не рассчитывали на то, что кто-то может решить тот или иной вопрос, а делали это самостоятельно. Думаю, у нас есть шанс, что эти практики будут распространяться и дальше».

Станем больше обращать внимания на профессии, которые легко могут «перетекать» в онлайн-жизнь

Некоторые из нас в условиях пандемии осознали, что оказались зависимыми от бизнеса, которым занимаются, или производственных процессов. Грубо говоря, одну работу можно легко перевести на удаленку, а другую — нет, что делает человека заложником ситуации.

«Люди также могут стать «заложниками», работая в менее поворотливых — чаще государственных — структурах, где невозможна быстрая перестройка на другой режим работы: школы, университеты и пр.», — говорит социолог:

«В каком-то смысле это делит общество на тех, кто может себе позволить отреагировать и обезопасить себя, и на тех, кто не может этого сделать из-за сложившихся обстоятельств. Думаю, постепенно это приведет к тому, что люди будут стараться «перетекать» в сферы более инновационные, более гибкие, более безопасные».

Как помогать людям с ограничениями — и не заразить(-ся)?

«В общественном сознании некоторые вопросы и проблемы стали ощущаться острее. Например, дилемма между социальной ответственностью и свободой: что мы должны позволять или не позволять себе и что важнее — безопасность окружающих или собственная свобода.

Или еще один интересный эффект: обычно мы связываем заботу о своих близких и родных с присутствием. Чтобы помогать людям старшего возраста или человеку с инвалидностью, мы живем вместе с ними, контактируем каждый день.

А тут все перевернулось: их безопасность возможна, только если люди не будут встречаться и контактировать. Теперь близость и забота оказались в других отношениях между собой, чем раньше.

Однако какими механизмами или возможностями можно обеспечить эту самую заботу, но на отдалении? Как включить людей, у которых есть сложности с коммуникацией, в близкие человеческие отношения в условиях, когда это не очень безопасно?

Такого рода вопросы сейчас обсуждаются, и они, думаю, будут двигать наше развитие в смысле общественных представлений норм, культуры. Конечно, после пандемии они уже не будут настолько острыми, но мы ведь знаем, что история с вирусом может повторяться в будущем.

И если мы хотим быть максимально защищенными, то нужно искать решения, в которых будет возможным проявлять заботу на расстоянии.

Более того, на фоне пандемии обнаружились новые грани неравенства, связанные с доступом к онлайн-технологиям. И здесь есть разные аспекты: начиная от компетенций (люди не знают, не умеют быстро что-то осваивать, потому что в их детстве не было таких технологий, например) до инфраструктуры.

Скажем, в отдаленных районах города могут быть ограничения в области связи или доставки. То есть люди сами все умеют, могут и хотят, но инфраструктурно они выпадают из сферы безопасности и вынуждены искать дополнительные возможности, вынуждены ездить в магазины, а не заказывать продукты».

Магазины, кафе могут стать площадками для личных контактов

В ответ на вопрос, изменятся ли нормы поведения в общественных местах после пандемии, Татьяна Водолажская отметила, что многое здесь будет зависеть от самих публичных площадок: магазинов, заведений и т.д.:

«Человек забывчивое существо, и в этом смысле лишь ответственные действия со стороны самих же общественных мест могут привнести какие-либо изменения. Но пока об этом сложно говорить: все только выходят из этого состояния. Однако, думаю, многие публичные площадки, которые раньше пользовались популярностью, после возвращения к жизни будут использоваться скорее для личной коммуникации: как я уже сказала, рабочее больше уйдет онлайн, а личное — в оффлайн.

И вот что еще интересно: беларусы открыли для себя не только важность отношений с близкими, но и новые городские пространства и места, куда можно поехать, где можно что-то посмотреть или отдохнуть. И, мне кажется, в этом смысле мы получили позитивный эффект: узнали, что есть рядом с нами и как это может быть использовано».

Подписывайтесь на наш Telegram-канал «Думаць Беларусь»: http://t.me/methodology_by!

Другие новости раздела «Позиция»

Владимир Мацкевич: Меня спрашивают, почему я не вошел в Координационный совет
Владимир Мацкевич: Меня спрашивают, почему я не вошел в Координационный совет
Меня уже упрекают за то, что я не вошел в Координационный совет.
Мацкевич: «Координационный совет — наш официальный и полномочный орган в переговорах с режимом!»
Мацкевич: «Координационный совет — наш официальный и полномочный орган в переговорах с режимом!»
Акции 29-го, 30-го и 31-го августа должны проходить под этим лозунгом.
Владимир Мацкевич: О роли и месте личности в революции
Владимир Мацкевич: О роли и месте личности в революции
Будем и дальше ходить по улицам, шуметь и кричать каждый свое? Или поставим Лукашенко перед нашим представителем и заставим режим выполнить наши требования?
Владимир Мацкевич: Закон сил
Владимир Мацкевич: Закон сил
Нужно выходить с лозунгом: «Координационный совет — наш полномочный представитель!» Мы, народ, наделяем его легитимностью и уполномочиваем его вести переговоры от нашего имени, от имени народа.
Владимир Мацкевич: Мы обязательно победим!
Владимир Мацкевич: Мы обязательно победим!
Немного о революционной темпоральности.
Владимир Мацкевич: Как мы это все допустили?
Владимир Мацкевич: Как мы это все допустили?
Кто такой Лукашенко? Последний диктатор в Европе? Так о нем писали и говорили — и в стране, и в самой Европе. Говорили простые обыватели и очень серьезные эксперты и политики.
Владимир Мацкевич: Мы один народ, или немного о семиотике протеста
Владимир Мацкевич: Мы один народ, или немного о семиотике протеста
Лозунг «Мы адзін народ!» я придумал в 2005 году, зная, что в следующем 2006-м будут массовые протесты после выборов. Зная, что выборы будут сфальсифицированы и народ будет этим возмущен.
Социолог Оксана Шелест о настроениях протестующих: «Беларусы готовы к долгой борьбе»
Социолог Оксана Шелест о настроениях протестующих: «Беларусы готовы к долгой борьбе»
Беларусы, уже третью неделю протестующие против фальсификаций на выборах президента, имеют четкий набор требований и верят, что их большинство, говорит социолог Оксана Шелест.
«Кожны з нас»: Што можа прымусіць Лукашэнку сысці? (Відэа)
«Кожны з нас»: Што можа прымусіць Лукашэнку сысці? (Відэа)
Што можа адбывацца далей, калі на вуліцы выйшлі сотні тысячаў, а нелегітымны прэзідэнт наадрэз адмаўляецца пакінуць пасаду і бразгоча зброяй?
Андрей Егоров: Власти попытаются повлиять на протесты селективной тактикой подавления
Андрей Егоров: Власти попытаются повлиять на протесты селективной тактикой подавления
Беларусские власти действуют рационально: уменьшив уровень прямого насилия против участников массовых акций, они перешли к активным точечным репрессиям, как обычно и делают.
Андрей Егоров: То, что произошло, необратимо изменило Беларусь
Андрей Егоров: То, что произошло, необратимо изменило Беларусь
Какой может быть выход из сложившейся ситуации и почему больше не будет так, как раньше?
Владимир Мацкевич: Побеждать мягкой силой
Владимир Мацкевич: Побеждать мягкой силой
Путь к победе долог и извилист. Сейчас время перехода от спонтанной активности к организационным формам.
Андрей Егоров: Беларусы сами могут решить свою судьбу — внешнее вмешательство недопустимо и вредно
Андрей Егоров: Беларусы сами могут решить свою судьбу — внешнее вмешательство недопустимо и вредно
Как смотрят на ситуацию в Беларуси Москва и Брюссель и какие шаги будут предпринимать внешние игроки?
Владимир Мацкевич: Цель — изменение конституционного строя
Владимир Мацкевич: Цель — изменение конституционного строя
Наша цель — изменение конституционного строя. Да, именно так, кто бы что ни говорил. Этот строй требует срочного и кардинального изменения.
Владимир Мацкевич: Нас впереди ждет много работы — страну в порядок приводить
Владимир Мацкевич: Нас впереди ждет много работы — страну в порядок приводить
Я люблю тебя, Минск! Я люблю вас, минчане! Такие чувства вчера испытывал не я один, а сотни тысяч участников митингов и шествий в столице.
Владимир Мацкевич: Давайте разбираться
Владимир Мацкевич: Давайте разбираться
Пока заседал Координационный совет, я ничего не знал, что они там обсуждали и решали, кроме того, что избрали президиум. Название органа меня слегка смущает, но это их дело.
Затишье перед бурей? «Лукашенко нужен только в отставке»
Затишье перед бурей? «Лукашенко нужен только в отставке»
Беларусь уже не может вернуться в старое состояние, но победа еще впереди.
Владимир Мацкевич: BELAреволюция
Владимир Мацкевич: BELAреволюция
У революции есть цель. Без цели нет революции.
Андрей Егоров: Власти должны найти какие-то формы переговоров с протестующими
Андрей Егоров: Власти должны найти какие-то формы переговоров с протестующими
Для урегулирования ситуации в Беларуси, власти должны были бы сейчас найти какие-то формы переговоров с протестующими и прекратить насилие.
Андрей Егоров: Кто-то должен говорить от имени сотен тысяч людей
Андрей Егоров: Кто-то должен говорить от имени сотен тысяч людей
Политолог — о том, чего должны добиться от властей протестующие, и могут ли устроить провокацию на мирной акции.
Беларускія НДА супраць COVID-19

Якія выклікі пандэмія каронавіруса кідае грамадскім арганізацыям і як яны з імі спраўляюцца?

Политтехнологии третьего поколения. Вебинар Владимира Мацкевича #2 (Видео)

25 мая беларусский философ и методолог Владимир Мацкевич провел второй вебинар по теме: "Что нужно знать про политику в Беларуси, России и Украине, чтобы не дать себя обмануть".

Андрей Егоров — Al Jazeera: "Лукашенко ведет себя безответственно"

Беларусь столкнется с ухудшением экономической ситуации не только из-за пандемии, но и вследствие нефтяного конфликта с Россией.

Владимир Мацкевич: Продолжаем Думать Беларусь!

Пора валить! Знаю — кого и знаю — куда.