Суббота 25 января 2020 года | 06:51
  • бел / рус
  • eng

Учредительное собрание — единственная осмысленная альтернатива лукашизму

30.11.2019  |  Политика   |  Владимир Мацкевич, философ и методолог,  
Учредительное собрание — единственная осмысленная альтернатива лукашизму Делегаты Первого Всебеларусского съезда (Минск, декабрь 1917 года)

В 2020 году актуальной альтернативой лукашизму может стать только переучреждение Республики Беларусь, пишет философ и методолог Владимир Мацкевич.

Альтернатива (фр. alternative, от лат. alternatus — другой) — возможность выбора одной из двух или более исключающих друг друга возможностей, а также каждая из этих возможностей.

Кажется, это слово становится модным. Его начинают склонять все, кому не лень.

Давайте разбираться.

О какой альтернативе можно всерьез говорить в Беларуси в 2020 году?

Ну, например, есть альтернатива в распределении бюджета, вкладывать деньги:

  • в агросектор,
  • или в IT-сектор.

Или — или. Тезис — антитезис.

Если вы подумываете еще и о машиностроении, деревообработке, о собирательстве и охоте, то речь не об альтернативе, а о множественности возможностей.

Альтернатива — это А или Б. Третьего не дано.

Так вот, в планировании бюджета страны альтернатива начинается с А.

А — в данном случае, перспективные отрасли экономики, потенциальные, развивающиеся, инновационные. То есть, все, что связано с IT-сектором, цифровой экономикой и всеми сопутствующими процессами, действиями и структурами.

Что же тогда может быть альтернативой? А все остальное! И агоросектор, и машиностроение, и народные промыслы, и шаманизм с рыбной ловлей.

То есть, либо IT-страна, либо не IT-страна. Другой альтернативы нет.

Что в политике? Что есть А, а что Б?

В политике есть тезис: Лукашенко.

Это и лукашизм, это и диктатура, это и ОПГ, это все, вытекающее из лукашизма. Старая и "новая" конституции, фальсификация выборов, попрание всех основных прав и свобод, идиотизм идеологии, аншлюс, и все-все это, что мы видим. Включая подтанцовку на "выборах" оппозиционных кандидатов. Все, что декларирует, организует и делает Лукашенко — это все А. Это тезис, это одна из альтернативных возможностей. А другая?

Есть ли другая возможность? Есть ли Б? В чем состоит альтернатива лукашизму? Хотя бы одна? А если несколько, то нужно рассмотреть ВСЕ альтернативы.

Все — это значит: либо А, либо Б (В, Г, Д). Каждая из альтернатив рассматривается как самостоятельная, они не смешиваются в кучу, в хаос.

И рассматривать альтернативы нужно по очереди, одну за одной. По принципам и по логикам.

Дизъюнкция:

Строгая дизъюнкция — это или-или, или А (лукашизм со всеми причиндалами), или... что-то, что не есть лукашизмом.

Нестрогая дизъюнкция — это или лукашизм, или нелукашизм, или и то, и другое вместе.

Импликация (или принцип "если ..., то ..."):

Если А, то Б. Или наоборот: если Б, то А.

То есть, если в качестве альтернативы А мы предлагаем Б, то получим NN. Если в качестве альтернативы А мы предлагаем В, то получим ММ.

Логик и принципов существует множество. Но достаточно пока самых простых, доступных любому человеку с начальным образованием. Главное — пользоваться хоть какой-нибудь логикой.

Итак, что нам предлагают аналитики, политологи, мыслители, пользующиеся формальной логикой и строгой дизъюнкцией!

Помните издевательский лозунг Липковича в 2010 году: "Костусев или смерть!"?

Логически (в формальной логике) этот лозунг безупречен. Это строгая дизъюнкция. А или Б. Или — или, третьего не дано.

Но уже полтысячи лет все грамотные люди знают, что формальная логика бесплодна в содержательном отношении. Да, если вы не проголосуете за Костусева, то... получите еще 10 лет Лукашенко, что смерти подобно. Так можно было пугать избирателя в 2010 году.

И вот прошло 10 лет, а мы не умерли. Лукашенко остался и Костусев уверенно продул выборы в "палатку" 2019 года.

Логически все хорошо, а в жизни — глупо и абсурдно руководствоваться такой логикой. Ну, разве что для доведения до абсурда.

И в этом формальная логика хороша.

Поставьте вместо А (Костусев) любого из десяти кандидатов 2010 года, было бы то же самое.

Поставьте вместо А (Костусев, Некляев, Статкевич, Санников, ...) Ющука, Ковалькову... Что изменится?

Ничего.

А наши умники убеждают, что это и есть альтернатива!

Ну, можно ли представить себе большую глупость?

Для выборов нестрогая дизъюнкция не подходит даже с позиций формальной логики.

Ну, как можно себе представить логическую конструкцию: "Лукашенко или Костусев" или "и тот, и другой"?

Место президента одно. Как, впрочем, и депутатские места при мажоритарной системе. Поэтому выборы и называются альтернативными. Претендентов может быть много, а побеждает только один.

Нестрогая дизъюнкция возможна в рассуждениях о том, кто сегодня идет в кино. Я или ты? А давай оба пойдем.

На выборах так не бывает.

Все, кто агитирует за участие в президентских "выборах" после 2006 года, не знают даже формальной логики, т.е. не думаю, даже не рассуждают.

Да, вся их "логика" сводится к поиску альтернативы, к строгой дизъюнкции. Но это не пользование логикой. Это как господин Журден, не знавший, что всю жизнь говорит прозой. Формально логические принципы упакованы в языке. И язык сам выдает высказывания без участия сознания, без учета реальности.

Тому, что совершенно ничего не знает про Беларусь, можно рассказать, что в следующем году в стране будут выборы. Незнающий ничего про страну примет это к сведению.

Он может спросить про кандидатов.

Ему ответят, что основной претендент — действующий и.о. главы государства. Это легко понять и принять.

Следующий вопрос — про альтернативу, про то, кто ему будет противостоять.

Можно ответить, что Ольга Ковалькова или тот же Костусев.

И ничего не знающий о Беларуси этот ответ примет и у него больше не будет никаких вопросов.

Но 70% беларусов знают кое-что о своей стране.

Они знают, что выборов в стране нет.

Так зачем задавать все следующие вопросы?

Врет не Ольга Ковалькова, не Андрей Розум и другие радетели за участие в том, чего нет, за "единого кандидата" и множество альтернатив. Врет наш отравленный язык.

Язык, который генерирует высказывания, пока мозг и сознание отключаются.

Давайте лучше разберем импликацию: "если ..., то ...".

Итак, что будет, если...

Если Ольга Ковалькова выдвинется в кандидаты, то... Что? Какие варианты?

Возьмем три логически безупречных варианта:

  • то Ольга Ковалькова победит Лукашенко;
  • то Ольга Ковалькова проиграет Лукашенко;
  • то будет ничья: ни Ольга Ковалькова, ни Александр Лукашенко не победят в первом туре.

Ну, правда же, логически так и есть. А что еще?

Победит Костусев? Но его нет в исходных данных.

Давайте вставим.

Итак: если Ольга Ковалькова и Рыгор Костусев выдвинулись в кандидаты, то...

Сократим количество вариантов до интересных и не будем рассматривать полное множество:

  • то Лукашенко проиграет выборы;
  • то Лукашенко выиграет выборы;
  • то во второй тур выйдут Ольга Ковалькова и Рыгор Костусев (впрочем, этот вариант тоже можно выбросить, поскольку он аналогичен первому: "Лукашенко проиграет").

Итак, господа читатели! Логики и мыслители!

Какой из приведенных вариантов вы выбираете?

Кто верит в победу Ольги Ковальковой?

Кто готов согласиться, что на главный вопрос 2020 года "Если не Лукашенко, то кто?" можно и нужно отвечать: "Ольга Ковалькова!"

Вам кажется глупым такой ответ?

А почему? Вам не нравится Ольга Ковалькова?

Ну, хорошо! Не нравится Ольга, возьмем Татьяну! Ну, помните — Короткевич?

Не нравится Татьяна Короткевич, возьмем Андрея Дмитриева (подставьте любое симпатичное вам имя)!

Что вы на это скажете?

Господа! Вы понимаете, что дело не в имени кандидата?

Вы понимаете, что глупость не в кандидате, а в самой логике. В формально-логических построениях.

Формальная логика абстрактна и не имеет ничего общего с реальностью.

Альтернативы Лукашенко в нашей реальности нет и быть не может. Это только из абстрактной формальной логики такая альтернатива может выглядеть заслуживающей внимания и рассмотрения.

Как только вы станете строить рассуждение на основе недействительной постановки вопросы, то дальше самая строгая логика приведет вас только к глупым выводам.

Альтернативу нужно искать не Лукашенко, а лукашизму.

Это очень простой тезис: АЛЬТЕРНАТИВА ЛУКАШИЗМУ!

Что это значит? Это значит, что нужна альтернатива всему тому, что составляет содержание, суть, субстанцию лукашизма. "Выборы" — это лукашизм. Частное проявление лукашизма.

Искать альтернативу в структуре "выборов" — это почти то же самое, что определить альтернативой хоккею, любимому Лукашенко виду спорта, американский футбол. Лукашенко все равно будет "лучшим" квотербеком.

Я понимаю, что все это трудно понимать. Нужно сделать несколько ходов в рассуждении.

Нужно удерживать несколько планов содержания в одном рассуждении.

Нужно рассуждать.

А проще действовать без рассуждения по принципу: вопрос — ответ.

Спросил — получил ответ.

Не надо долго размышлять, не надо сопоставлять, сравнивать, собирать информацию, подвергать ее сомнению.

"Костусев или смерть!"

Но альтернатива лукашизму есть. И не одна. Правда, только одна из этих альтернатив соответствует национальным интересам, только одна не унижает достоинства и чести нации, страны и государства.

Об альтернативах лукашизму

Сначала о неприемлемых альтернативах.

1. Лукашизм vs. российская оккупация, аншлюс, "углубленная интеграция" или как бы там это не называлось.

Это реальная альтернатива. Она основана на провальной экономической политике, на подчинении России в сфере обороны и безопасности, на полном подавлении политической оппозиции и гражданского общества.

Режим Лукашенко владеет всеми ресурсами в стране, финансами, собственностью, информационными, административными ресурсами, силовыми структурами.

В стране не осталось никаких видимых сил, способных противостоять режиму. Все, что не зависит от режима, существует постольку, поскольку режим позволяет этому существовать. Это малый и часть среднего бизнеса, это безобидные НГО, церкви разных конфессий, ручные и подконтрольные политические партии.

При этом режим очень сильно зависит от России в оборонном, экономическом, финансовом, информационном и даже в интеллектуальном планах.

На Россию ориентированы и завязаны все ресурсы, все аспекты жизни.

Поэтому это реальная и первая альтернатива: либо продолжение режима в обозримом будущем, либо смена режима Лукашенко Кремлем. Он его породил, он же и способен его убить.

Отрицать эту альтернативу глупо. Недооценивать ее недальновидно. Она реальна, и угроза такой альтернативы с каждым годом существования режима возрастала.

Сейчас мы на стадии эндшпиля. Всего лишь несколько подписанных документов 8 декабря (или после — до 31 декабря) могут поставить точку в этом вопросе.

2. Лукашизм vs. системный кризис и революция.

Такая альтернатива существует. Она тоже реальна. Но ее реальность не такова, как у первой альтернативы. Первая альтернатива практически безусловна. Она может быть переведена из модальности возможного в модальность действительного без всяких дополнительных условий, все условия для нее уже созданы.

А вот альтернатива "лукашизм vs. системный кризис" может стать действительной только при некоторых дополнительных условиях.

Вот только некоторые из этих условий:

  • Россия добровольно или вынужденно оказывается от инкорпорации Беларуси;
  • Экономика разваливается и режим больше не может выполнять то, что называется социальным контрактом с населением;
  • Европа (а также США, Китай, ОАЭ или даже МВФ) не могут подставить подпорки режиму.

Третье условие представить себе и реализовать не так уж сложно. Никто не собирается помогать лукашизму. Второе условие пока не просматривается в ближайшей перспективе, но вполне может случиться.

А вот первое условие — из разряда фантастики. Пока не просматривается никаких признаков того, что Россия откажется от экспансии добровольно, изменит свою доктрину. И нет никаких признаков того, что кто-то может вынудить Россию отказаться от имперских амбиций, отказаться от претензий на Беларусь и другие постсоветские страны.

Но такая альтернатива существует и ее нельзя игнорировать.

3. Лукашизм vs. транзит власти.

Эта альтернатива рассматривается уже больше 20 лет. О возможном преемнике Лукашенко заговорили еще до передачи Ельциным власти Путину, еще до Елбасы в Казахстане.

Эта альтернатива реальна уже хотя бы потому, что все диктаторы — люди, а все люди — смертны.

Но это ложная альтернатива.

Не стану углубляться в ее анализ, просто напомню исторический опыт других стран: Северная Корея, Туркменбаши и "Рухнама".

Можно сменить Лукашенко Александра на Лукашенко Виктора или Николая, но лукашизм останется. Даже если сменить Лукашенко на Макея или Иванова-Петрова-Сидорова, лукашизм просто станет называться иваново-петрово-сидоризмом.

Исходя из национальных интересов Беларуси, основываясь на гражданской позиции, с чувством чести и достоинства я не могу принять ни одну из этих трех альтернатив. Они для меня неприемлемы. Возможны и реалистичны, но неприемлемы. Я этого не хочу для своей страны, для своего народа.

Возможно, если бы мне было 20-30 лет, я бы мог ухватиться за вторую альтернативу и жаждал бы революции, бури и натиска, драйва и кайфа. Но мне уже седьмой десяток. И я не хочу кризисов, не хочу нищеты, разрухи, крови.

Да, я не хочу бесчестия, не хочу личного и национального унижения, которые содержатся в первой и третьей альтернативах. Но и всего того, что несет на себе реализация второй альтернативы, я хотел бы избежать. И это возможно.

4. Поэтому я выдвигаю еще одну альтернативу. И она уже озвучена. Речь идет о переучреждении государства под названием "Республика Беларусь".

Об этой альтернативе я и буду говорить дальше.

Альтернатива: Учредительное собрание

Совсем коротко:

Единственной осмысленной альтернативой лукашизму является Учредительное собрание.

Несколько больше уже опубликовано несколько раз. Это был, кажется, первый текст об этом:

Гражданину Александру Лукашенко от гражданина Владимира Мацкевича: открытое письмо

Этот текст один из многих. Я старался формулировать идею Учредительного собрания максимально просто и вводить ее как ответ на ту или иную ситуацию и проблему.

Все эти ситуации и проблемы имеют прямое отношение к тому, что очень обобщенно можно назвать лукашизмом. Это неудачное имя, так же как ленинизм, маоизм, голизм, рейганомика, тэтчеризм и т.д. Они только указывают на некое очень сложное явление, но ничего не объясняют.

А без объяснений не обойтись.

Я анализирую лукашизм уже 25 лет. Описывал и объяснял различные его аспекты. Описывал действия, принципы, влияние его на разные стороны жизни.

Не буду повторяться. Здесь остановлюсь только на характеристике государства в структуре лукашизма.

Республика Беларусь была объявлена независимой в 1990 году и стала независимой де-факто в 1991 году. Это была только заявка на суверенное государство.

До 1994 года она была оторвавшейся частью СССР, находившейся в переходном состоянии от БССР, Конституция которой действовала первые три года независимого существования, к новой Республике Беларусь.

В 1994 году последним парламентом БССР была принята первая Конституция Республики Беларусь и Республика, т.е. государство, была учреждена.

Государство — сложная система. Зафиксирую только три важнейших для нашей темы подсистемы, оставив в стороне территорию, народное хозяйство, международное признание и многое другое.

Государство — это согласованное существование трех подсистем:

  • законы;
  • институты;
  • люди на государственных позициях и должностях.

Изменение каждого из этих частей ведет к изменению других и всей системы.

Законы Республики Беларусь интенсивно менялись, начиная с 1990 года, и продолжают меняться. Законы — динамичная живая подсистема.

Институты государству достались от СССР, были подвергнуты некоторой трансформации после обретения независимости, но затем законсервированы. Институты — тоже динамичная система, но важно направление их изменений.

С избранием первого президента по первой Конституции 1994 года только что учрежденное государство стало меняться в направлении, противоположном тем трендам и тенденциям, которые действовали с 1990-го по 1994-й годы.

И изменения начались с назначений людей на государственные должности. Грубо говоря, первым делом был изменен личный состав государства. Дальше уже эти новые люди воздействовали на институты и законы. Был изменен и сам учредительный документ государства — Конституция.

Конституция изменялась несколько раз, но самыми существенными были изменения 1996 года, которые можно считать государственным переворотом.

В 2020 году в стране планируются два главных события, судьбоносных, говоря пафосным языком, или просто — определяющих государство:

  • очередные президентские "выборы";
  • очередные изменения в Конституции.

Оба эти события планируются в духе лукашизма, и иначе и быть не может. Собственно, эти события и будут квинтэссенцией лукашизма.

Актуальной альтернативой лукашизму в 2020 году может стать только Учредительное собрание.

Учредительное собрание призвано отменить и сделать недействительными оба главных события: и "выборы", и изменение Конституции, ведущее к дальнейшему ухудшению государства.

В 2019 году вопрос так не стоял. То есть, такой альтернативы не было. То есть, она могла быть, но только имагинативно, т.е. теоретически.

В 2020 году эта альтернатива становится практичной и предельно актуальной. Более того, иной осмысленной альтернативы у страны просто нет.

Дело осложняется еще и тем, что изменение Конституции Республики Беларусь попытаются синхронизировать с изменением Конституции Российской Федерации в рамках "углубленной интеграции". А это однозначно ведет к прекращению существования Республики Беларусь как суверенного государства.

Вхождение Беларуси в состав Российской Федерации может сохранить за ней наименование "Республика Беларусь". Но это полная утрата словом "республика" его смысла — как формы государственного устройства.

В Российской Федерации существуют республики (Республика Татарстан, Чеченская Республика, Удмуртская Республика, Республика Тыва и т.д.). Этим словом в России называют не государство, а административно-территориальные образования, несколько отличающиеся по статусу от краев и областей. Но это не государства, а просто части единого государства — Российской Федерации.

Поэтому принципиальная альтернатива 2020 года "лукашизм vs. Учредительное собрание" может быть уточнена и усилена:

Либо утрата суверенитета Республики Беларусь, либо переучреждение Республики Беларусь.

И больше никаких вариантов.

Возможно, не стану спорить, изложенная мысль представляет собой сложность для понимания людей, далеких от теории государства и права, от политологии и актуальной политики, от логики и философии.

Этим людям понятнее участие в "выборах", буза на Плошчы или что-то еще.

Но интеллектуалы! Действующие оппозиционные политики! Патриотически ориентированные люди на государственных должностях! Все те, у кого должно хватать образования, опыта, просто мозгов, чтобы это понять!

Куда вы смотрите? Что вы видите? Что вы говорите и делаете в этой ситуации?

Пока только два интеллектуала слегка и вскользь отреагировали на идею Учредительного собрания.

Это профессор права и бывший судья Конституционного суда Михаил Пастухов.

И один из самых квалифицированных экономистов Александр Обухович.

Да, эта идея совсем не популярна. О ней почти никто не знает. Но миссия и призвание интеллектуалов и состоит в критике таких идей, и если идея выдерживает критику, то в популяризации ее.

Но другой альтернативы нет! (Про неприемлемые альтернативы я уже написал.)

Кто может доказать, что я не прав?

Попробуйте!

Но доказать, а не просто сказать, что я не прав, без анализа, понимания, без аргументов и доказательств.

P.S. Об этом я уже недавно писал.

В том тексте были упомянуты несколько имен интеллектуалов. Но все они убрали тэги на свои имена.

Они не хотят, чтобы им напоминали про призвание интеллектуалов и миссию. Им удобнее комментировать попсу обывателей, пережевывать перлы главного держателя нарратива, быть его эпигонами.

Но я не буду говорить, кто они такие, не буду их обижать и оскорблять. Мне одному с ними все равно не справиться. А если я стану это делать, то все толерантные беларусы разбегутся из кампании "Свежий ветер" или меня из нее выгонят.

Но я буду продолжать то, что от меня требуется моей миссией и предполагается моим призванием, как бы высокопарно это ни звучало.

Альтернатива: Учредительное собрание (сказать нет лукашизму)

В 2020 году запланированы президентские "выборы".

Кто еще не знает, что выборов в стране нет?

Кто еще не понимает, что в государстве, организованном по принципам лукашизма, выборов быть не может?

Сам и.о. главы государства называет электоральную кампанию вакханалией.

Весь процесс организован так, чтобы ничего в государстве не изменилось, чтобы протестная энергия была утилизирована в безопасных формах, чтобы вовлечь в этот фарс самых активных людей и занять их бессмысленной суетой.

Это лукашизм.

Он не может быть другим.

На 2020 год запланированы изменения в Конституции.

Кто-то еще надеется, что эти изменения даруют нам свободу и права?

Кто-то думает, что лукашизм сам себя способен изменить в лучшую сторону?

Конституция уже пишется. Кем, как и что там пишется — государственная тайна, еще большая, чем "дорожные карты" и соглашения, намеченные для подписания 8 декабря.

Он нас будут скрывать изменения в Конституцию до самого последнего момента, до дня референдума, который будет проведен в день президентских "выборов".

Это будет грандиозное мошенничество лукашизма.

Все оппозиционные активисты будут с энтузиазмом конкурировать друг с другом на "выборах", не обращая внимания ни на что другое, ни на референдум, ни на "углубленную интеграцию".

И "выборы", и тайное изменение Конституции — это лукашизм.

Мы должны сказать нет лукашизму. Всем проявлениям лукашизма, в первую очередь, самым преступным и одиозным.

Сказать нет лукашизму — это значит и нет его "выборам"!

Участвуя в "выборах", вы говорите да лукашизму, что бы при этом вы не говорили про самого Лукашенко.

В пред-"выборной" суете и конкуренции за место "почетного единого лузера" все политически активные люди забудут о "референдуме" и изменении Конституции.

Об этом будут помнить немногие специалисты, они будут писать ни на что не влияющие статьи, собираться на собраниях и микроконференциях, где будут делиться своими прекрасными формулировками в Конституцию.

И если все так и пойдет, как идет сейчас, как шло вчера и 25 лет, то день "выборов" и "референдума" станет днем очередного государственного переворота.

Госпереворот — это преступное переучреждение государства. Это коренное изменение:

  • законов;
  • институтов;
  • и жизни людей.

Это переучреждение уже запланировано и его не избежать.

Я требую Учредительного собрания — единственной альтернативы "выборам", "референдуму" и государственному перевороту.

Да, я тоже за переучреждение государства. За изменение искаженной в 1996 году Конституции.

Нам нужно принять новую Конституцию, учреждающую Республику Беларусь, в которой хочется жить!

Но это должно быть осуществлено сувереном государства — народом.

И только народ может и должен:

  • делегировать уважаемым людям право разработать новую Конституцию;
  • требовать разработки новой Конституции гласно и открыто;
  • требовать представить ее на всенародное обсуждение;
  • и принять ее на всенародном референдуме.

На весь этот процесс может потребоваться несколько лет. Но начать можно и нужно в 2020 году.

В 2019 году было рано, а в 2021 году может оказаться поздно.

Другой такой шанс может появиться очень не скоро, а при инкорпорацию Беларуси в Россию может не появиться никогда.

И это не моя прихоть. Все это я говорю не потому, что Учредительное собрание мне нравится больше диктатуры.

Это ОБЪЕКТИВНАЯ альтернатива.

Пока никто не доказал обратного.

Лукашизм и лукашистское государство должно быть отменено и на его месте учреждено новое народное, современное государство — Республика Беларусь XXI века, устремленная в будущее.

Альтернатива: Учредительное собрание (от подданства к гражданству)

Почему это государство должно быть переучреждено?

Не только потому, что оно фальсифицирует выборы, убивает людей, держит население на грани нищеты и выживания.

И это тоже. Но это государство слабо и недееспособно.

Такое высказывание может показаться очень спорным. Неужели государство с самым мощным силовым блоком в мире (по числу милиционеров и работников силовых ведомств на 100.000 населения) может быть слабым?

По сравнению с Украиной, наше государство выглядит очень сильным. Но это не так, государство в Беларуси не просто слабое, оно почти мертвое. Режим силен, власть сильна, но это не государство. Это группировка, приватизировавшая государство. А приватизировать можно только слабое государство, не способное к самоуправлению и саморегулированию (см.: ОПГ — вместо режима, "понятия" — вместо права и морали). Теперешнее государство под названием "Республика Беларусь" не справляется с самыми базовыми и элементарными функциями.

Но по порядку.

СССР был тоталитарным государством. Это значит, что государство пронизывало все институты до самых базовых, до института семьи и института личности. В СССР не было ничего, кроме государства, ни одного свободного места для независимого существования личности (исключения, вроде семьи Лыковых, только подтверждают этот тезис).

Образовавшиеся на развалинах СССР государства не могли сохранить тоталитаризм. Во многих из них установились авторитарные диктатуры, они контролировали все государственные институты, но не могли контролировать всю жизнь людей тотально. Появились ниши и социальные места, свободные от государства.

Какими бы ни были авторитарными режимы в постсоветских странах, они вынуждены были допустить рыночные отношения. Рынок только частично может контролироваться государством. Даже в СССР рыночные отношения зарождались в отдельных сферах, но не могли существовать долго, они распознавались тоталитарным государством и уничтожались, но потом возникали в какой-то другой сфере.

В европейской цивилизации государству противостоит гражданское общество. Оно может быть сильным или слабым, но оно свободно от государства и может на него влиять.

В традиционных обществах вне государства существуют институты церкви, общины разного происхождения, преступные сообщества.

Отличие европейских государств от традиционных и тоталитарных определяется гражданами.

Государства на базе традиционных обществ и тоталитарные государства объединяет то, что все люди в них являются подданными, т.е. зависимыми от государства.

Подданные имеют ровно столько прав, сколько им позволяет государство.

Граждане отличаются от подданных тем, что имеют фундаментальные и автономные права, на основании которых они могут ограничивать вмешательство государства в их частную и личную жизнь, не позволяют государству управлять собственным сознанием.

Беларусское государство управляется авторитарным режимом, но ведет себя как тоталитарное.

То есть, рассматривает всех людей на своей территории как собственных подданных, а не как автономных и полноправных граждан. И это является источником проблем и граждан, и самого государства.

Вернемся к трем подсистемам государства:

  • законы;
  • институты;
  • люди.

Пока оставим в стороне законы. Они в диктаторских режимах имеют ритуально-риторическое значение. В законы пишут одно, а на практике их применения реализуется другое.

Разрушение институтов представляет куда больший интерес. Все институты, которые подверглись огосударствлению, деградируют с высокой скоростью. Совершенно разрушены политические институты: разделение властей и парламентаризм, партии, электоральные процедуры, от выборов вообще ничего не осталось, кроме декораций на избирательных участках.

Уничтожен суд как общественный институт. От армии осталась только видимость. Стремительно деградирует институт образования. Подчинена государству и утратила автономию православная церковь, негативные тенденции наблюдаются и в других церквях и конфессиях. Эрозия затронула даже институт семьи.

Для институционального анализа необходимо проделать огромную исследовательскую работу. Но... институт науки тоже деградировал, общественные науки практически уничтожены, во всяком случае, в академических формах.

Поговорим о людях.

В советские время было переосмыслено старое выражение, родившееся в России в эпоху абсолютизма: "государевы люди". В период установления абсолютизма в Московии, еще в допетровской России, "государевыми людьми" называли служащих непосредственно монарху, выполнявших его волю. В имперский период так стали называть всех государственных служащих.

В СССР выражение "государев человек" стало метафорой, которой характеризовали не только чиновников, но и любого бюджетника. А поскольку вся собственность в СССР была государственной, то все получали жалование из бюджета и относились, как к себе, так и к другим, как к "государевым людям".

В независимой Беларуси после 1991 года появились граждане. Не подданные, не "государевы люди", а свободные автономные граждане. Каждый человек, имеющий паспорт, является гражданином Беларуси.

Национальные государства, зародившиеся в XVIII веке, отличаются от абсолютистских государств той эпохи отношением к людям:

  1. Национальные государства (и республиканского, и монархического устройства) считают всех людей своей нации гражданами. Национальное государство — это высшая форма развития нации, нация складывается из граждан. Гражданами либо рождаются, либо натурализуются, если принимаются в граждане при выполнении определенных условий;
  2. В абсолютистских монархиях все было не так. Монархия рассматривала всех людей на подконтрольных государству территориях как своих подданных. Подданными люди становились не по рождению, а по одному из типов права:
  • либо по праву силы — все жители захваченных (купленных, доставшихся монарху по наследству и т.д.) территорий объявлялись подданными монарха;
  • либо по присяге — свободные сословия (дворяне и горожане) приносили личную или коллективную присягу монарху, и он брал их под свое покровительство.

Эти два типа государства существовали на протяжении XIX века. Абсолютистские государства сотрясались революциями, которые поднимали свободные граждане в населенных подданными странах, на их месте возникали национальные государства.

В ХХ веке появилась новая форма — тоталитарные государства. Две крайние формы таких государств: СССР, появившийся на базе Российской империи, и нацистский Третий Рейх, возникший на базе Германской империи.

При многочисленных различиях этих двух тоталитарных держав, отметим только одно:

  • Советский Союз возник на развалинах Российской империи, где складывались несколько различных наций, требовавших и добивавшихся самоопределения наций, т.е. выхода из империи и учреждения собственного национального государства. Поэтому СССР строился как антинациональное государство. Формально нации признавались, но не было главного фактора нации — свободных граждан. Все люди тотально превращались в подданных.

Примерно такой же процесс привел к распаду Австро-Венгерской монархии и империи. Но с другим результатом. Нации, сформировавшиеся в империи в XIX веке, смогли создать собственные государства. И метрополия сама стала маленьким национальным государством.

  • Германская нация формировалась искусственно из подданных многочисленных средневековых абсолютистских государств. В отличие от абсолютистских империй Габсбургов и Романовых, которые разваливались на составные части, маленькие абсолютистские монархии Германии разваливались, сливаясь в одну нацию. Поэтому нацизм стал просто крайней формой идеологии, культивировавшейся более 100 лет.

Нечто подобное, хоть и в ослабленном виде, происходило в Италии.

И нацизм, отрицавший вертикальное деление общества на классы, и коммунизм, отрицавший горизонтальное деление общества на нации, стремились к гомогенизации общества. И вся внутренняя политика этих государств вела к выравниванию людей, к полной однородности общества — общества всеобщего равенства.

Романтические идеалы равенства кажутся вполне привлекательными. Но на практике они ведут к полному бесправию людей, вся жизнь которых тотально определяется КЕМ-ТО. (Именно кем-то, а не чем-то, не идеей, не законом, не принципами, а волей некоего субъекта, конкретного лица. Поэтому тоталитарные режимы с необходимостью персоналистские и не могут обходиться без культа личности.)

Уровнять всех можно только в бесправии, лишив всех автономии и свободы.

Тоталитарные режимы ХХ века возникали в национальных государствах с незаконченным процессом формирования нации и становления гражданина.

Автономные граждане не всегда являются воплощением добродетели. Они могут быть эгоистичными, жестокими, аморальными. Не имея навыков кооперации, солидарности и субсидиарности, автономные граждане создают массу проблем государству, общественным институтам, другим гражданам и самим себе. Стремясь решить все эти острые социальные проблемы, тоталитарные режимы лишают граждан их автономии и пытаются вернуть всех в состояние подданства.

Именно это и пытается проделать в Беларуси установленный в 1994 году режим.

Первая Конституция Республики Беларусь делала беларусов гражданами национального государства, автономными, наделенными правами, на которые государство не имело права покушаться.

Но это только формально. Подавляющее большинство жителей страны были воспитаны в тоталитарном Советском Союзе и осознавали себя подданными — обязанными государству всем, что имеют, а не свободными автономными гражданами.

И беларусское общество разделилось на две неравные части:

  • Подданные государства с патерналистским сознанием. И чем больше патернализма в сознании, тем чаще люди осознают себя подданными не столько государства, сколько подданными конкретного лица — его главы. (Pater — "отец", отсюда "батька", отсюда гротескный, на первый взгляд, культ личности, культ серости. Культ личности не зависит от яркости и достоинств личности, а вытекает из патерналистской потребности, подданности.);
  • Свободные автономные граждане.

Во многих, даже состоявшихся нациях сосуществуют эти два типа членов социума: подданные и граждане. Имеет значение, какой из типов определяет процессы функционирования государства и развития общества.

Кто учит детей в школах? Кто лидирует в политических партиях? Кто творит идеологический нарратив нации? Кто формирует контент в СМИ?

К 1994 году самыми активными в стране были граждане, а подданные скорее молчали, занимались частной жизнью, они были почти не видны. Граждане были видны в информационном пространстве, в политической жизни, в академической среде, создавалось впечатление, что граждан уже большинство.

Но на демократических всеобщих и равных выборах нет разницы в голосах граждан и подданных. Голосуют все. И на выборах в 1994-го и 1995-го годов граждане обнаружили, что их меньшинство, а побеждают голоса подданных.

В эти годы стало популярным выражение "свядомыя — несвядомыя". Никто особо не разбирался, что это выражение значит. При всей своей наивности это деление схватывает сущность произошедшего в стране. Граница проходила по осознанности, по сознанию. Началась внутренняя консциентальная война — война за сознание людей.

Сознание — тонкая материя. Чтобы работать в области сознания, нужно либо много знать и понимать об этом, либо действовать очень грубо и самыми примитивными средствами.

Наши "свядомыя" не стремились больше знать и понимать про сознание и консциентальную войну, они действовали грубо и примитивно.

Но соревноваться в примитивности с совсем уж грубой силой бессмысленно. Сила против знания. Знание тогда сила, когда оно самое современное, теоретически рафинированное и самое практичное. Если же знание само примитивно, то оно не сила, а слабость.

Граждане проиграли подданным на выборах 1994-го и 1995-го годов, а все остальное сделал победитель, установивший:

  • свои законы, исправивший, точнее извративший, Конституцию;
  • подмявший под себя огосударствленные институты и тем самым превративший их из институтов в учреждения и инструменты режима;
  • организовавший селекцию и отбор людей.

Режим стал набирать на все государственные должности послушных и зависимых людей. Чем выше должность, тем больше зависимость человека от главы государства, от рaterа, батьки.

Дальше режим стал просто ко всем людям в стране относиться как к подданным, игнорируя граждан, презирая их автономию и права.

Но граждане в стране уже появились. Они пока не научились объединяться, они не проявляли воли и способности к солидарным действиям, но они были и есть в стране, и живут они вне государства, обходя государство стороной. Они обитают в частном секторе бизнеса, находят себе ниши в НГО, во фриланстерстве, в сезонных миграциях между Европой и Беларусью.

Они есть, но для государства как бы не существуют. Однако режим не может не замечать граждан среди своих подданных. Он замечает и стигматизирует граждан как "атшчапенцаў", "вшивых блох", "нацменов", "пятую колонну".

Граждане, свободные люди не вписываются в ту модель государства, которую выстраивает режим. Этому режиму нужны только подданные, с которыми у режима существует простой и понятный социальный контракт. Режим гарантирует каждому социальному слою подданных его прожиточный минимум (бедным — маленький, чиновникам — побольше, назначенным менеджерам-контролерам в отраслях экономики — высокий), требуя взамен только лояльность — подданность.

В этом и есть слабость государства, которое строит режим. Подданные могут служить и исполнять любые приказы, декреты и волю главы государства. Но для них ничего не значат законы, институты и другие люди, особенно свободные и полноправные граждане.

Такое государство не способно к развитию, даже к стабильному существованию. Для его стабилизации постоянно нужна подпитка извне. Подпитка в виде финансов, энергии, воли и интеллекта.

Это паразитическое государство, проедающее все, что имеет.

Поэтому оно должно быть ликвидировано. Как?

Продолжение будет.

Присоединяйтесь к общественной кампании в защиту независимости Беларуси "Свежий ветер" — Канстытуцыя.бел!

Подписывайтесь на наш Telegram-канал "Думаць Беларусь": http://t.me/methodology_by!

Другие новости раздела «Политика»

Мацкевич: Почему вопреки очевидности отрицается существование гражданского общества в Беларуси?
Мацкевич: Почему вопреки очевидности отрицается существование гражданского общества в Беларуси?
Забавно, что люди, убеждающие меня в несуществовании гражданского общества, сами являются представителями этого самого гражданского общества.
Андрей Егоров: Лукашенко может запустить транзит власти уже в этом году
Андрей Егоров: Лукашенко может запустить транзит власти уже в этом году
Последует ли руководитель Беларуси в ближайшее время примеру Назарбаева и Путина?
Цана незалежнасці: як на экалогіі адаб
Цана незалежнасці: як на экалогіі адаб'ецца перавод кацельных на мазут? (Аўдыё і відэа)
У канцы 2019 года Беларусь і Расія дамовіліся пра кошты на прыродны газ і заключылі кантракты на яго пастаўку. Праўда, толькі на два першыя месяцы 2020 года.
Беларусь и ЕС подписали визовое соглашение: что это значит?
Беларусь и ЕС подписали визовое соглашение: что это значит?
После пяти лет переговоров в Брюсселе подписано соглашение об упрощении визового режима между Евросоюзом и Беларусью. Какие последствия это будет иметь для беларусских граждан?
Владимир Мацкевич: Беларусь должна стать уважаемой, процветающей и современной страной (Видео)
Владимир Мацкевич: Беларусь должна стать уважаемой, процветающей и современной страной (Видео)
Новогоднее поздравление от беларусского философа и методолога Владимира Мацкевича.
Оксана Шелест: Противостояние режиму Лукашенко и протесты против "интеграции" тесно связанны
Оксана Шелест: Противостояние режиму Лукашенко и протесты против "интеграции" тесно связанны
Беларусская оппозиция отодвинула на второй план борьбу с режимом Лукашенко из-за переговоров об "углублении интеграции" между Минском и Москвой. Объединит ли беларусов угроза независимости страны?
Владимир Мацкевич. Манифест-2020
Владимир Мацкевич. Манифест-2020
Вправе ли гражданин, не занимающий никаких постов и должностей, обращаться ко всему гражданскому обществу, ко всей нации?
Владимир Мацкевич: Нужно объявить мораторий на бессмысленные уличные акции
Владимир Мацкевич: Нужно объявить мораторий на бессмысленные уличные акции
Кампания "Свежий ветер", которая ставит целью противостоять "углублению интеграции" Беларуси и России, запомнилась прежде всего креативными уличными протестами.
Игра с огнем: почему беларусские власти волнуются из-за антиинтеграционных протестов
Игра с огнем: почему беларусские власти волнуются из-за антиинтеграционных протестов
Протесты против "интеграции" с Россией продолжаются. Очередная акция в Минске запланирована на 29 декабря. Но влияют ли эти протесты на ход переговоров между Минском и Москвой?
Андрей Егоров: Беларусь не двигается на Запад. Это Запад движется к Беларуси
Андрей Егоров: Беларусь не двигается на Запад. Это Запад движется к Беларуси
В январе возможен визит в Беларусь госсекретаря США Майкла Помпео. Какую цель он будет преследовать?
Што здольнае абудзіць беларускае грамадства? Інтэрв
Што здольнае абудзіць беларускае грамадства? Інтэрв'ю з Уладзімірам Мацкевічам (Аўдыё і відэа)
Пра пагрозу незалежнасці Беларусі ад "паглыблення інтэграцыі" з Расіяй першым пачаў гаварыць філосаф і метадолаг Уладзімір Мацкевіч.
Кто кого? Почему Путин не смог дожать Лукашенко в вопросе "интеграции"
Кто кого? Почему Путин не смог дожать Лукашенко в вопросе "интеграции"
Москва и Минск так и не подписали до сих пор соглашение об "углубленной интеграции".
Учредительное собрание — 2020: Часть 4. Конституция 1994 года как квинтэссенция абсурда
Учредительное собрание — 2020: Часть 4. Конституция 1994 года как квинтэссенция абсурда
Отчасти это ответ в рамках публичной полемики профессору Михаилу Пастухову.
Уладзімір Мацкевіч: Скліканне Устаноўчага сходу магчымае толькі пры байкоце "выбараў" (Аўдыё)
Уладзімір Мацкевіч: Скліканне Устаноўчага сходу магчымае толькі пры байкоце "выбараў" (Аўдыё)
Беларусі насамрэч патрэбная новая Канстытуцыя, але яна павінная прымацца ўсім народам адкрыта, а не патаемна купкай людзей, узятых Лукашэнкам.
Уладзімір Мацкевіч: За пуцінскімі планамі "паглыбленнай інтэграцыі" стаіць доўгатэрміновая стратэгія
Уладзімір Мацкевіч: За пуцінскімі планамі "паглыбленнай інтэграцыі" стаіць доўгатэрміновая стратэгія
Мы нарэшце атрымалі першыя вынікі сустрэчаў Пуціна і Лукашэнкі, а таксама паседжання Вышэйшага Еўразійскага эканамічнага савета ў Санкт-Пецярбурзе.
Андрей Егоров: Массовые акции не против, а за "интеграцию" встретили бы такую же нервную реакцию
Андрей Егоров: Массовые акции не против, а за "интеграцию" встретили бы такую же нервную реакцию
Уличные протесты против "углубления интеграции" могли бы стать веским аргументом в споре с Москвой.
"Людзям патрэбен пазітыў". Чаму беларусы не ходзяць на акцыі апазіцыі
"Людзям патрэбен пазітыў". Чаму беларусы не ходзяць на акцыі апазіцыі
Адзін з заснавальнікаў кампаніі "Свежы вецер", палітолаг Андрэй Ягораў расказаў "Свабодзе", чаму акцыі апазіцыі збіраюць больш лайкаў у Фэйсбуку, чым удзельнікаў, і што трэба рабіць, каб было наадваро
Ягораў: Наступствы ўніфікацыі заканадаўства Беларусі з заканадаўствам Расіі будуць катастрафічнымі
Ягораў: Наступствы ўніфікацыі заканадаўства Беларусі з заканадаўствам Расіі будуць катастрафічнымі
20 снежня ў Санкт-Пецярбургу пройдзе нефармальны саміт кіраўнікоў ЕўрАзЭС. Запланаваная і працоўная сустрэча Аляксандра Лукашэнкі ды Уладзіміра Пуціна.
Учредительное собрание — 2020: Часть 3. Обстоятельства, условия и ресурсы
Учредительное собрание — 2020: Часть 3. Обстоятельства, условия и ресурсы
Невозможно переучредить государство просто так, без соответствующих обстоятельств, условий, ресурсов.
Уладзімір Мацкевіч: Тэма незалежнасці прагучала на ўсіх узроўнях (Аўдыё)
Уладзімір Мацкевіч: Тэма незалежнасці прагучала на ўсіх узроўнях (Аўдыё)
Кампанія "Свежы вецер", створаная дзеля адстойвання незалежнасці Беларусі, адзначыла, што шэраг прапаноў быў адкінуты арганізатарамі мінскай акцыі, запланаванай на 20 снежня.
Аксана Бярнацкая: Падабаецца дапамагаць людзям, якія хочуць нешта рабіць

Навагодняя гісторыя пра тое, як паляпшаць жыццё навокал і пры гэтым заставацца шчаслівым.

Оксана Шелест: В Беларуси начали появляться новые общественные инициативы (Видео)

В ситуации угрозы для независимости Беларуси они не опираются на традиционные институты гражданского общества и политической оппозиции, а также не ищут и не рассчитывают на какую-либо поддержку извне.

Улад Вялічка — пра ўдзел Беларусі ва Усходнім партнёрстве: трэба больш жадаць і намагацца большага

10 год удзелу Беларусі ва Усходнім партнёрстве. Што гэта дало нашай краіне? Як складваліся адносіны з ЕС? Якімі магчымасцямі Беларусь да гэтага часу не скарысталася? Чаго чакаць надалей?

Владимир Мацкевич: Гражданское общество. Часть 10

Доступно ли гражданское общество непосредственному наблюдению? Как его можно увидеть, зафиксировать, измерить?