Четверг 15 ноября 2018 года | 10:23
  • бел / рус
  • eng

Правило Миранды. Зачем журналистов продолжают вызывать на допросы

10.10.2018  |  Политика   |  Владимир Мацкевич, философ и методолог — специально для "Беларусского Журнала",  
Правило Миранды. Зачем журналистов продолжают вызывать на допросы Владимир Мацкевич / Фото Виктора Масаловича, "Бобруйский курьер"

"Все, что вы скажете, может и будет использовано против вас!"

Философ и методолог Владимир Мацкевич на страницах "Беларусского Журнала" объяснил, зачем сделал свой нашумевший пост и почему журналистов продолжают вызывать на допросы.

Любой человек, который видел хотя бы один голливудский боевик про полицию, знает "правило Миранды". Оно сформулировано на основе судебного прецедента в штате Аризона и трактует 5-ю поправку к Конституции США, входит в Билль о правах. И начинается так: "Вы имеете право хранить молчание. Все, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде".

Не уверен, что это правило узаконено еще где-то, кроме США. Но оно имеет фундаментальное значение и может быть обобщено до всеобщего принципа, известного еще со времен Римского права: nemo tenetur se ipsum accusare — никто не обязан обвинять себя.

Как всеобщий принцип оно может звучать короче: "Все, что вы скажете, может и будет использовано против вас!"

Я уже писал про этот принцип в начале сентября, но я всегда его помню. Помнил я и тогда, когда писал свой первый пост по делу TUT.BY.

Писал его, понимая, что все сказанное возмутит очень многих читателей и, соответственно, может и будет использовано против меня. Так оно и получилось, в течение дня в мой адрес было сказано столько негатива, что даже мне, привычному к негативу и несправедливым обвинениям, ожидавшему, что так и будет, было тяжело.

У меня были причины сказать то, что я сказал, и мне нетрудно было предвидеть реакцию. Я понимал:

1. Что сказанное ставит под подозрение фигурантов дела;

2. Что подозрения без называния имен будут объявлены голословными домыслами и параноидальной фантазией;

3. Что мои слова могут быть прочитаны как обычное обвинение в стукачестве, каковых и так множество;

4. Что на это болезненно отреагируют не только те, кого это непосредственно касается, но и многие другие, кого это может касаться косвенно;

5. Что кто-то воспримет сказанное как отвлечение внимания от скандала с "Белсатом".

Все эти нежелательные и негативные реакции на мои слова я предвидел и был к ним готов.

Но я хотел получить и другие позитивные реакции, собственно ради этих позитивных реакций я и сказал то, что сказал. И я их получил.

Ожидая негативных реакций, я строил свой текст сознательно. Итак, в порядке названного негатива:

1. Да, я сознательно писал о подозрении, хотя для меня это было вовсе не подозрение, а вполне очевидная вещь. Но я должен был описать это именно как подозрение, именно для того, чтобы вызвать реакцию. Позитивную реакцию — побудить кого-нибудь к тому, чтобы развеять мои подозрения. Негативная реакция должна была последовать с вероятностью в 100% — а вот позитивная могла быть, могла и не быть. Я шел на большой риск. Если бы не было впоследствии заявления Дмитрия Бобрика и поступка Ирины Левшиной, то я бы не только выглядел, но и действительно был бы дураком. Но мои ожидания оправдались.

2. Поскольку я не имел права подозревать конкретных людей, я ведь достоверно не знаю, что там происходит на допросах и беседах, то мои слова и не могли быть никакими другими. Я высказывал свои опасения и подозрения, а не обвинения в чей бы то ни было адрес. И конечно же, такие слова выглядят голословными. И на этот риск я вынужден был пойти.

3. Я сам плохо отношусь к бездоказательным обвинениям в стукачестве и работе на "органы". Меня самого тысячу раз в этом обвиняли. Но я-то привык. А те, к кому я обращался, к такому не привыкли. Но именно поэтому им было (и остается) трудно признаться в том, к чему их склоняли или принуждали. В своем тексте я должен был показать, что это необходимо сделать, как бы ни было трудно на это решиться. Это обязательная вещь, если вас к такому принуждают. И я написал, что не только я сам пойму тех, кто это сделает, но и многие разумные люди это одобрят. Так в итоге и получилось. Сотни и тысячи людей выразили свое восхищение заявлением Дмитрия Бобрика. А если бы такого заявления не последовало бы? Что ж, я рисковал стать похожим на всех тех параноиков, которые готовы видеть агента в каждом, кто им не понравился.

4. Подозрение любому человеку неприятно. Я нисколько не обиделся и не расстроился из-за реакций на мой пост непосредственных фигурантов дела. Я понимаю и тех наивных людей, в глазах которых подозреваемые и преследуемые журналисты — просто невинные или даже героические жертвы ментовского произвола. Но те, кто хоть немного в теме, могли бы придержать свою реакцию. Некоторые люди, обрушившись на меня, выставили себя идиотами. Это не касается тех, кто должен был так отреагировать в силу своих обстоятельств. Это касается примерно таких высказываний совершенно непричастных людей: "Ну бред написал Мацкевич. Лишенный всякой логики бред. Бывает". Этих людей за язык никто не тянул, но они тоже должны помнить принцип: "Все, что вы скажете, может и будет использовано против вас!" Некоторые из этих людей к вечеру сами почувствовали себя идиотами. Получается, что тем самым я обидел еще и их. Вот этого я не предвидел, но это их дело, свои слова нужно взвешивать.

5. Свой текст я начал с упоминания "Белсата". Понимая, что если мой текст достигнет цели, то это отвлечет внимание от "Белсата". А я уже обещал написать про этот скандал подробнее, но отложил. Ведь скандал с "Белсатом" на тот момент отвлек внимание от дела TUT.BY, которое куда важнее и серьезнее.

Не знаю, как бы я выдержал еще день или больше, если бы к вечеру не появилось заявление Дмитрия, подтверждающее мои опасения и подозрения.

В общем, все мною сказанное могло и было обращено против меня. Но суть дела не в этом, а в том, чтобы этот принцип знать, помнить всегда и руководствоваться им в жизни и деятельности. Я знал, помнил и руководствовался, поэтому и сказал то, что сказал.

Вот и главный редактор агентства БелаПАН Ирина Левшина воспользовалась этим принципом, отказавшись давать показания и отвечать на вопросы сверх того, что сказала по существу дела еще 9 и 10 августа. Она воспользовалась этим принципом, а не правилом Миранды.

Разница в том, что правило Миранды — это правило для полиции и следствия. Это они согласно правилу Миранды в своей Америке обязаны говорить задерживаемым, подозреваемым, обвиняемым и свидетелям: "Вы имеете право хранить молчание, все, что вы скажете, может и будет использовано против вас в суде".

Полиция в Америке руководствуется правом, и это право обвиняемого и подозреваемого, а не полицейского. У полицейского же есть обязанности соблюдать право. И полицейский сразу предупреждает, что он противник, враг того, кого задерживает, подозревает или обвиняет.

В Беларуси милиции неизвестно правило Миранды, нет в нашей стране такой обязанности у милиции — сообщать задерживаемым их права.

Однажды, еще в 1997 году, я был задержан вместе с большой группой журналистов на акции в поддержку Павла Шеремета. Нас всех затолкали в тесную комнату. Потом стали выяснять имена и фамилии. Я был первым, кого вызвали. Прежде чем представиться, я попросил озвучить мне мои права. За это меня сразу же заперли в пенал, который служил в этом отделении карцером для буйных задержанных. Все остальные отвечали на все вопросы, которые им задавали.

Правила Миранды у нас в стране нет, но принцип римского права nemo tenetur se ipsum accusare оставил свои следы в Конституции. И этим воспользовались уже трое из фигурантов дела, по крайней мере, я знаю, и все теперь знают об этих троих.

Международный обозреватель БелаПАН Татьяна Коровенкова вначале отказалась от дачи показаний без присутствия собственного адвоката. И это правильно. Зачем? Все, что нужно было следствию, чтобы выдвинуть обвинение против журналистов (которое гроша ломанного не стоит), было получено в ходе оперативных разработок и обысков. Говорить со следователями совершенно не о чем.

Но остальные фигуранты дела раз за разом продолжают ходить на допросы и "беседы" со следователями. Некоторым в результате таких бесед был изменен статус, из свидетелей они стали подозреваемыми. Почему, отчего? Отчасти в силу собственных показаний. Они говорили то, "что могло и было использовано против них". Хорошо если только против них, но могло (и возможно, было) использоваться еще против кого-то.

И вот когда эта бесконечная череда допросов затянулась на полтора месяца, я не мог больше молчать. Суть моего первого поста сводился к вопрошанию: "Люди, что вы делаете? Неужели вы не видите, что вам роют яму, и вы сами помогаете это делать?"

И к предложению: "Люди, одумайтесь, расскажите вслух о том, что происходит! Только гласность может сейчас вам помочь!"

Нельзя сказать, что мой призыв не был услышан и понят. Многие его услышали и поняли, некоторым для этого понадобилось спокойно перечитать его. Но и услышав, мне выдвигали претензию по форме сказанного. Говоря, что тоже самое можно было сказать мягче, вежливее, никого не подозревая и не обижая.

Нельзя было. Даже теперь, после того, когда всем стало ясно, что я написал не домыслы, даже после поданных позитивных примеров, люди продолжают ходить на допросы и давать показания.

Причем допрашивать начали не только фигурантов дела, но в качестве свидетелей вызывают людей, никоим образом не причастных к делу, по которому ведется следствие.

Я никого не призываю нарушать тайну следствия, о чем у всех взяли подписку. Дали подписку — так и не разглашайте!

Но этот запрет на разглашение тайны следствия не распространяется на нарушение закона со стороны следствия, на факты давления, шантажа и запугивания, психологического манипулирования. Обо всем этом вы можете говорить и сообщать публике и прессе.

Дела, которые были открыты по фактам несанкционированного доступа к сайту БелТА, весьма простые и понятные. Весь материал по этим делам уже был собран и обработан. И на допросах и беседах следователи хотят обсуждать совсем другие вопросы. В ходе обысков изъяты носители информации, компьютеры, телефоны с тысячами гигабайтов данных. Там и персональные данные, там и личные письма, и интимные фото, и информация, которая может представлять коммерческую тайну — все, что угодно.

Да, нужно сделать оговорку. Я пишу "следователи", но это обобщенный абстрактный термин. Я не хочу влезать в межведомственные разборки между различными службами, которые занимаются оперативно-следственной работой в Беларуси. Этих служб слишком много для нашей маленькой, стабильной и тихой страны. Тем более, что вся их работа покрыта тайной, той скудной информации, что о них можно получить, явно недостаточно, чтобы делать заключения, кто и за что отвечает, кто и что сделал. Пусть они разбираются между собой сами. Для нас они должны быть все на одно лицо. Так проще и надежнее себя защищать.

В ходе предварительных оперативно-розыскных действий у работников TUT.BY и БелаПАН изъято много информации. Возможно, что во всем этом массиве информации есть то, что может послужить основанием для новых расследований. Может, но поскольку информация добыта незаконным путем, то ею трудно воспользоваться в суде и даже для возбуждения новых дел.

Мне уже приходилось писать о том, что наши спецслужбы и милиция стараются держаться в рамках законности, им далеко до российских спецслужб, которые вообще не обращают внимания на законы, как своей страны, так и на международные нормы. Наши органы тоже постоянно нарушают закон, превышают свои полномочия.

Чтобы не быть голословным, напомню суд, где я выступал обвиняемым. Против меня давали свидетельские показания три милиционера, которые меня никогда в глаза не видели: им приказали, и они выполняли приказ. Даже когда ложь вскрылась на суде, они не отказались от своих показаний. Мое дело просто замяли. И это повседневная практика.

Так вот. Все допросы и "беседы", после нескольких первых в августе, не имеют никакого отношения к делу БелТА. Они имеют смысл только тогда, если в них затрагиваются посторонние вопросы по мотивам изъятых при обыске материалов. О них спрашивают, фигуранты, подозреваемые и свидетели легко отвечают на вопросы, ведь это не касается их дела непосредственно. Но их ответы могут быть занесены в протоколы допросов. И потом эти протоколы становятся как бы законным основанием для открытия новых дел. Или просто для накопления компромата не только на самих фигурантов дела, но и на других людей, порой совершенно случайных.

Не отвечайте на вопросы, которые не касаются непосредственно того, в чем вас обвиняют! Помните: все, что вы скажете, может быть использовано против вас! Или против людей, о которых вы просто поговорили со следователями, просто и невинно.

Кто-то, дочитав до этого места, снова может упрекнуть меня в голословности и домыслах. Упрекайте! Мне это не страшно.

Страшно другое. А если то, что я говорю окажется правдой?

А что если показания, собранные в этих допросах, всплывут в новых делах?

Я не собираюсь противодействовать нашим органам в раскрытии преступлений и их профилактике. Я просто убежден, что нельзя охранять законность нарушая закон. Нельзя поддерживать мораль аморальными поступками.

Я не собираюсь огулом обвинять наших журналистов в сотрудничестве со спецслужбами. Даже не огулом, а кого-то. Я даже убежден, что почти никто с ними не сотрудничает. Даже те, кого силой или обманом вынудили что-то там подписать.

Я даже лично знаком со некоторыми людьми, которые когда-то что-то подписывали, никогда не опубличивали этого, но и никогда не сотрудничали. И даже сами органы не требовали от этих людей какого-либо сотрудничества, как будто бы это подписанство совсем забыто. Да, оно и забыто. Никому не нужно сотрудничество. Беларусские органы и так имеют переизбыток штатных сотрудников, которых нечем занять, поэтому они вынуждены придумывать себе работу. Подпись — это просто компромат, который могут вытащить на свет в любой момент — и использован против вас. Вот и все.

Возможно, я, обжегшись на молоке, дую на воду. Возможно я перестраховываюсь. Но вдруг! Так вот, если вдруг что-то из протоколов допросов всплывет в каких-то других делах, будет использовано в будущих судах над кем-нибудь, помните: вы можете отказаться от всех показаний, которые из вас сейчас вытащили силой, запугиванием, шантажом или обманом. Можете от всего этого отказаться, поскольку эти показания получены незаконно.

Мы имеем права. Наши права — огромная ценность. И никто не будет ценить наши права, если мы сами не будем их ценить.

Другие новости раздела «Политика»

Андрей Егоров: Международные доноры будут вынуждены восстановить поддержку гражданскому обществу
Андрей Егоров: Международные доноры будут вынуждены восстановить поддержку гражданскому обществу
Финансовый кризис (не мировой) добрался и до беларусской оппозиции и "третьего сектора".
Перед Минском стоит задача выглядеть возможным союзником Запада и реальным союзником России
Перед Минском стоит задача выглядеть возможным союзником Запада и реальным союзником России
Встреча основной группы Мюнхенской конференции по безопасности в Минске не изменила статус регионального игрока Беларуси.
"Если не вечен, то долгосрочен". Эксперты о будущем президента Беларуси Александра Лукашенко (Видео)
"Если не вечен, то долгосрочен". Эксперты о будущем президента Беларуси Александра Лукашенко (Видео)
Александр Лукашенко занимает пост президента Республики Беларусь уже 24 года.
У выпадку вайны Лукашэнка разлічвае на БРСМ-аўцаў (Вілэа)
У выпадку вайны Лукашэнка разлічвае на БРСМ-аўцаў (Вілэа)
Чырвона-зялёны сцяг — у кожны дом падчас перапісу насельніцтва! Гэтую ідэю падтрымаў Аляксандр Лукашэнка на сустрэчы з актывам Беларускага рэспубліканскага саюзу моладзі.
Андрей Егоров: Зависимая от России Беларусь не в состоянии разрешить российско-украинский конфликт
Андрей Егоров: Зависимая от России Беларусь не в состоянии разрешить российско-украинский конфликт
Александр Лукашенко заявил, что Беларусь готова подключиться к разрешению конфликта в Донбассе при согласии заинтересованных сторон.
На фоне размоў пра бяспеку. Чаму Мясніковіч не прыехаў у Варшаву?
На фоне размоў пра бяспеку. Чаму Мясніковіч не прыехаў у Варшаву?
Старшыня Савета Рэспублікі Нацыянальнага сходу Міхаіл Мясніковіч 24 кастрычніка мусіў наведаць Польска-беларускі бізнес-форум у Варшаве.
Уладзімір Мацкевіч: РПЦ паводзіць сябе на тэрыторыі Беларусі як расейскі агент (Відэа)
Уладзімір Мацкевіч: РПЦ паводзіць сябе на тэрыторыі Беларусі як расейскі агент (Відэа)
Якія наступствы для Беларусі будзе мець рашэнне Маскоўскага патрыярхату?
Владимир Мацкевич: Лукашенко предпринимает опасные действия, что чревато неприятными последствиями
Владимир Мацкевич: Лукашенко предпринимает опасные действия, что чревато неприятными последствиями
"Ползание на коленях может перерасти в добровольную сдачу независимости Беларуси или отдельных регионов", — считает философ и методолог Владимир Мацкевич.
Владимир Мацкевич: Настораживает сам факт частых встреч Лукашенко с Путиным
Владимир Мацкевич: Настораживает сам факт частых встреч Лукашенко с Путиным
Александр Лукашенко рассчитывает, что время работы Михаила Бабича в должности посла России в Беларуси станет периодом расцвета двухсторонних отношений.
Правило Миранды. Зачем журналистов продолжают вызывать на допросы
Правило Миранды. Зачем журналистов продолжают вызывать на допросы
"Все, что вы скажете, может и будет использовано против вас!"
Чего ожидать от нового беларусского премьера Румаса
Чего ожидать от нового беларусского премьера Румаса
Палата представителей Беларуси 5 октября дала согласие на назначение премьер-министром Сергея Румаса, который еще 18 августа занял эту должность. Стоит ли ждать изменений в стране?
Что мешает Минску и Брюсселю подписать соглашение о приоритетах партнерства
Что мешает Минску и Брюсселю подписать соглашение о приоритетах партнерства
В околодипломатических кругах говорят, что основной камень преткновения — позиция Литвы.
Конкуренты или спарринг-партнеры: кто бросит вызов Лукашенко на выборах?
Конкуренты или спарринг-партнеры: кто бросит вызов Лукашенко на выборах?
В предстоящей в 2019-м или 2020-м году президентской кампании председатель Центризбиркома Лидия Ермошина насчитала примерно 5-7 претендентов на пост президента.
Андрей Егоров: Лукашенко согласится на все что угодно, за исключением лишения его власти
Андрей Егоров: Лукашенко согласится на все что угодно, за исключением лишения его власти
10-12 октября в Могилеве пройдет очередной Форум регионов Беларуси и России, на который приедет Владимир Путин. Помогут ли Лукашенко родные стены дожать Путина?
Почему идеологи озаботились синими и красными волосами школьников?
Почему идеологи озаботились синими и красными волосами школьников?
Не формат — почему идеологи озаботились синими и красными волосами школьников?
Як не стацца марыянеткай спецслужбаў? (Відэа)
Як не стацца марыянеткай спецслужбаў? (Відэа)
Шэсць працаўнікоў агенцтва БелаПАН на гэтым тыдні выкліканыя на допыты ў Следчы камітэт — у межах г.зв. "справы БелТА".
Владимир Мацкевич: Нет никакого "дела БелТА", есть "дело TUT.BY"
Владимир Мацкевич: Нет никакого "дела БелТА", есть "дело TUT.BY"
Допросы свидетелей и подозреваемых по делу о незаконном использовании паролей от рассылки БелТА продолжаются, стало известно о давлении на одного из журналистов TUT.BY Дмитрия Бобрика.
Продолжение "дела БелТА": давление на журналистов
Продолжение "дела БелТА": давление на журналистов
Журналист Tut.by Дмитрий Бобрик написал в своём фейсбуке, что во время допроса в Следственном комитете по "делу БелТА" его шантажом и угрозами вынудили подписать соглашение о сотрудничестве.
Ці адважацца ўлады Беларусі на рэформы ў мясцовым самакіраванні, якое самі і ліквідавалі?
Ці адважацца ўлады Беларусі на рэформы ў мясцовым самакіраванні, якое самі і ліквідавалі?
Беларусь застаецца адзінай еўрапейскай дзяржавай, якая не ўваходзіць у Савет Еўропы і не падпісала Еўрапейскую Хартыю мясцовага самакіравання.
Еўрасаюз аслабіў патрабаванні аб правах чалавека ў Беларусі (Відэа)
Еўрасаюз аслабіў патрабаванні аб правах чалавека ў Беларусі (Відэа)
Да канца года Беларусь і Еўрасаюз падпішуць пагадненне аб прыярытэтах партнёрства — "дарожную мапу" развіцця стасункаў.
Разработана неформальная инструкция для заявителей на программу "Креативная Европа"

Команда консультантов проекта "Креативное Восточное партнерство" подготовила первую рабочую версию Неофициального руководства для потенциальных участников конкурса программы "Креативная Европа".

Гражданское общество Беларуси: актуальное состояние и условия развития (2015-2017)

Представляем вашему вниманию отчет по результатам комплексного исследования гражданского общества Беларуси за период 2015-2017 годов.

"Размова Мацкевіча" з Андрэем Ягоравым пра будучыню Беларусі (Відэа)

Якая наша бліжэйшая будучыня паміж Расіяй і Захадам, якія нашы перспектывы ў іншых сферах і што больш можа натхніць беларусаў — ВКЛ ці IT-тэхналогіі?

Правило Миранды. Зачем журналистов продолжают вызывать на допросы

"Все, что вы скажете, может и будет использовано против вас!"