Вторник 17 октября 2017 года | 07:10
  • бел / рус
  • eng

Владимир Мацкевич: Вы способны увидеть в вырытом котловане фундамент будущего здания?

04.02.2013  |  Политика   |  Служба информации "ЕвроБеларуси",  
Владимир Мацкевич: Вы способны увидеть в вырытом котловане фундамент будущего здания?

Инициативы Бородача и праймериз Лебедько. Интернет-выборы в координационный совет оппозиции и мозги журналистов. Национальная платформа, ГоП, Рух, ОГП, БНФ…

Обо всем этом в интервью Службе информации «ЕвроБеларуси» рассказал председатель координационного комитета Национальной платформы гражданского общества Владимир Мацкевич.
 
- Скажите, это только по состоянию СМИ складывается впечатление, что в стране наступило затишье, в общественной жизни и в политике ничего не делается и не происходит, или это так и есть?
 
- Ну, СМИ отражают то, что есть, а если ничего нет, то им и отражать нечего. Если вы ничего не видите в зеркале, значит, нечему отражаться.
 
- Может быть, это затишье перед бурей?
 
- Я не предсказатель бурь, не гадалка, не пророк, может «скоро грянет буря», но я про это ничего не знаю.
 
- Значит, можно заключить, что сейчас никто ничего не делает.
 
- И этого я не знаю, может кто-то что-то делает, но об этом надо спрашивать у тех, кто делает, или не делает.
 
- Хорошо, спрошу иначе. А вы, например, сейчас в этом затишье ничего не делаете?
 
- Я, может быть, и хотел бы ничего не делать, но у меня это уже не получится. Национальная платформа ГО, ЕвроБеларусь, АГТ-ЦСИ, Летучий университет, передача «Размова» на Белсате, «Безумное чаепитие», сайт, для которого мы с вами делаем это интервью – это все структуры, организации, инициативы, которые созданы или разворачиваются с моим активным участием, в которых я либо на главных позициях нахожусь, или в главных ролях участвую. Все это мешает «безделию». Порой хочется остановить все, и просто поразмышлять несколько дней в одиночестве, никого не видеть, ни с кем не разговаривать, не принимать решений. В периоды затишья и застоя следует много думать, анализировать, рефлектировать, и на это тоже нужно выкраивать время.
 
- Может и другие политики, общественные деятели, лидеры сейчас этим и заняты, они размышляют, анализируют, планируют что-то на будущее?
 
- Ну, если бы я был совсем наивным, я бы тоже мог на это надеяться. Но я слишком хорошо знаю всех, ну, большую часть из тех, кого вы можете зачислить в политики, общественные деятели и лидеры. А во многом знании много печали. Увы, таких надежд у меня нет.
 
- И почему же? Ведь вы же сказали, что не знаете, кто и что делает? А размышления и анализ – это невидимые дела, этим занимаются в тишине и одиночестве.
 
- Ну, я уже давно в общественной деятельности и политике, на моей памяти было много периодов затишья. И всякий раз, когда эти периоды заканчивались, и наступало время активных действий, я видел, что наши политики и лидеры ничего не придумали, ошибки не проанализировали, планов и программ не приготовили, всякий раз все начинали как с чистого листа. Всякий раз повторяли старые ошибки, и добавляли к ним новые. У меня нет пока никаких оснований предполагать, что к 2014 или 2015 году будет иначе.
 
- Хорошо, нет оснований предполагать, что будет иначе, а есть ли основания предположить, что «все будет, как всегда»? Если нет оснований ни для одного предположения, ни для другого, может быть, нас ждут неожиданности и сюрпризы?
 
- Хорошо быть молодым, «надежды юношей питают». Я уже не молод, и беспочвенные надежды мне не к лицу. Есть у меня все основания для скепсиса и пессимизма.
 
- Поделитесь! Иначе, какой смысл мне, юному, по вашим меркам, разговаривать с вами, умудренным опытом и перегруженным знанием?
 
- Подкалываете? Ловите на слове. Хорошо, попробую, хотя не думаю, что это вам понравится, или тем, кто это будет читать. С чего начнем?
 
«А если Лебедько проиграет на выборах Мурашко?»
 
- Я не знаю, вам виднее, ведь это вы знаете что-то такое, чего не знаю я и другие СМИ, по которым мы судим о затишье в общественной и политической жизни!
 
- Нет, я знаю то же, что знаете и вы. Если что-то еще дополнительно знаю, то это некритично, несущественно. Просто на основе знания мы делаем выводы и умозаключения. Делаем или не делаем. Очень часто боимся делать умозаключения, поскольку предполагаем, что результат нам очень не понравится.
 
- Возможно. Давайте начнем делать выводы и умозаключения! Точнее, я буду выслушивать ваши выводы и умозаключения, и постараюсь их передать другим.
 
- Хорошо. Вы знаете, кто такой Владимир Бородач? Знаете, что он сейчас делает?
 
- Знаю то, что можно прочесть в СМИ.
 
- Вот и я это знаю. Давайте делать выводы из этого знания. Бородач предложил сформировать некий Координационный Совет оппозиции, и предложил процедуру его формирования. Как и следовало предполагать, на его предложение откликнулись несколько человек из тех, кого он сам называл среди потенциальных кандидатов в этот Совет, и кто-то, кого он, кажется, не называл. Но большинство тех, кому были направлены приглашения поучаствовать в этой инициативе, и чьи имена были озвучены, проигнорировали приглашение.  
 
- Ну, это всем известно.
 
- Отлично! Давайте посмотрим на список тех, кто принял предложение, и подумаем, почему эти люди его приняли, а остальные нет? Приняли предложение со слов самого Бородача: А.Козулин, А.Комаровский, З.Позняк,  Е.Мурашко  Д. Усс,  Д.Щигельский. Как вы думаете, что есть общего у этих людей?
 
- Ну, так сразу и не скажешь! Они довольно разные!
 
- Общее у них у всех то, что ни за одним из них ничего не стоит!
 
- Разве, а Усс? У него есть группа поддержки! И Позняк, у него партия КХП-БНФ!
 
- И все же, ни за кем из них ничего и никого нет. КХП-БНФ давно не партия, да и не была никогда. Если Буйвол, третий человек в «партии», сам должен разносить листовки, поскольку больше некому – это не партия. Я не так много знаю людей из КХП-БНФ, но те, кого знаю, живут очень тихой жизнью, никуда не высовываются, ни в чем не участвуют. Не знаю, как называются такие общности? Не хочется ругаться и обзываться, но партии нет. У Усса партии никогда не было. Те несколько сотен подписей, которые он собирает под своими прокламациями, не имеют ничего общего с организацией. Всякий раз, когда он участвовал в выборах, он прибегал к помощи социал-демократов и Статкевича, в частности. Помощь была обоюдной. Комаровский уже не может рассчитывать на организации ветеранов «афганцев». Козулин потерял влияние на социал-демократов. Возможно, что Щигельский и Мурашко хорошие люди, но одиночки, каковыми являются практически все эмигранты.
 
- Ну, предположим. И какой же из этого нужно сделать вывод, кроме очевидного?
 
- Да, никакого. Из этого ничего не выжмешь. Гораздо интереснее, почему остальные отказались!
 
- И почему же? Неужели потому, что они не одиночки и за всеми ими что-то, или кто-то стоит?
 
- Да, отчасти именно поэтому. Когда за тобой есть люди, пусть небольшая группа людей, это уже накладывает ответственность. Ты не можешь ввязываться в любую авантюру, необходимо спрашивать разрешения у тех, кто с тобой, кто тебе доверяет. Вот, скажем, сравним Лебедько и Мурашко! Мурашко ничего не теряет от участия в интернет-выборах, а Лебедько? Ведь такое участие могут не одобрить другие члены его партии. Но это полбеды, можно поговорить, убедить. Но что будет, если он проиграет Мурашко в этих выборах?
 
- Ну, это маловероятно!
 
- А Козулину? Или Позняку?
 
- Это уже возможно.
 
- Конечно, возможно. Это голосующая интернет-аудитория, состоящая из людей, которые знают очень мало, понимают еще меньше, голосуют «по приколу», поскольку привыкли троллить и фуфло гнать. И что делать Лебедько в этом случае, признавать результаты такого «голосования»? Глупости, поэтому даже участвовать в этом не надо. То же самое относится к лидерам других групп или партий. Но из этого еще рано делать выводы. Ведь предложения самого Лебедько, мало отличаются от предложений Бородача. Ведь, что такое праймериз – те же виртуальные выборы. Повторить подвиг Гончара и провести альтернативные выборы, как это было в 1999 году, с несколькими участками,  с избиркомом, пусть ограниченной, но агитационной кампанией. Праймериз – такое же интернет-голосование, только выбирать будут одну персону, а у Бородача выбирается совет из нескольких людей. А по сути одно и то же. За что бьются?
 
«А с чего вы взяли, что лидеров выбирают?»
 
- А чем вам так не нравится интернет-голосование? Все же выборы, как-никак! Активизация людей. Путь и не все избиратели голосуют, но все же голосуют, а не просто судачат на кухнях и в интернете.
 
- Ну, не стану вдаваться в теоретические тонкости демократии и социологии. Они хоть и являются реальным объяснением, но ведь теории у нас никто не доверяет. Объясню на примере. Когда я делал ток-шоу «Выбор», там было организовано телефонное голосование. Зрители могли набрать номер и отдать свой голос за один из двух вариантов ответов. Недоверчивые и оппозиционно настроенные критики ворчали, что это голосование подтасовывается. Я-то знал, что никто ничего не подтасовывает, люди набирают номер, и их голоса автоматически суммируются. Но результаты этих голосований были, ну, мягко выражаясь, странные. И вот, идет передача про беларусскую мову. Во-первых, зрители в зале сплошь беларусскамоўныя. Ну, не удалось привлечь противников. Даже участников дискуссии на стороне противников мовы не удалось привлечь, только двое пришли на передачу, пришлось посадить на их сторону третьим участником беларусскамоўную девушку. Но телефонное голосование было очень удивительным – около 80% за беларусскую мову. Собственно, это голосование стало формальным поводом отстранения меня от работы. Но, почему такие результаты, которые очевидно не соответствуют реальному распределению мнений в обществе? Да очень просто. Те, кто безразличен к проблеме, просто не смотрели передачу, а если и смотрели, то не голосовали. Противники беларусизации не хотели в это ввязываться, голосовали только энтузиасты, те, кто очень озабочен этим вопросом. И так бывает всегда, когда вы вовлекаете в голосование или в опрос все 100% носителей мнений. В электоральных процессах 100%  – это все избиратели. Все не приходят голосовать, но всем предложено проголосовать, кто хочет, тот голосует. В социологии 100% – это генеральная совокупность. Всех опросить невозможно, поэтому составляется выборка, которая репрезентативна этой генеральной совокупности. Репрезентативность достигается за счет анализа структуры генеральной совокупности, выделяются классы, типы, страты, и в опрос должны попасть представители всех групп, страт, классов из генеральной совокупности, в правильной пропорции. А вот у кого именно спросят, это определяется случайностью. Математической, теоретико-вероятностной случайностью. Если выборка не случайна, то ей нельзя доверять. А в интернет-голосовании случайность обеспечить невозможно. Сама интернет-аудитория очень сильно отличается по структуре от генеральной совокупности. Раньше так было с телефонными опросами. Ни один телефонный опрос или голосование не дадут реальной картины общественного мнения, если владение телефоном является признаком обеспеченности человека, т.е. особой социальной характеристикой. 
 
- Но сейчас телефон есть практически у всех, да и интернет тоже практически в каждом доме.
 
- Ну и что? Интернет в каждом доме, а кто дома им пользуется? Пожилые люди почти не пользуются. Подавляющее число молодежи не заходит на политизированные сайты, поэтому, сидя в интернете,  они  понятия не будут иметь о том, что идет голосование. Объявление о таком голосовании по телевизору в наше время ничего не даст, хотя в каждом доме есть телевизор, и включен почти круглосуточно, но каналов много, и в основном смотрят не те каналы, где вы об этом сможете объявить. Короче, дурь это ваше интернет-голосование. В будущем к этому прийти придется. Но сейчас точно в этом нет смысла.
 
- Но ведь в России провели?
 
- О, да! Провели. И что? В России счастье наступило?
 
- О счастье никто не говорит.
 
- Хорошо, что не говорит. Но, плохо, что о результате и эффекте этой акции тоже никто не говорит, выводов не делает, уроков не извлекает.
 
- Пусть так. Вы раскритиковали предложение Бородача и Лебедько. Но ведь вы тоже говорите о необходимости единого лидера, даже некоего пула лидеров!
 
- Да, говорю. Никакое общественное движение, кампания, даже маленькая акция невозможны без лидеров, без инициаторов, без тех, «кому больше всех надо».
 
- Тогда откуда возьмутся эти лидеры? Если не праймериз, не локальные выборы, то что, созывать очередной Конгресс демократических сил, как предлагают некоторые политики, и там выбирать?
 
- Послушайте, с чего вы взяли, что лидеров выбирают?
 
- А откуда же они берутся?
 
- Скажите, кто в СССР выбирал Андрея Сахарова лидером?
 
- Ну, Сахарова не выбирали. Сахаров – один такой. А других выбирали.
 
- Кого? Может быть, Ельцина выбирали? Или Позняка? Бросьте! Никто никого не выбирал. Лидер - это не избираемая должность. Избирают президентов, депутатов, председателей собраний. Выбирают мисс Беларусь или исполнителя на Евровидение. А лидер – это тот, за кем следуют, кто ведет, кто идет впереди других. Поэтому, вы можете избрать несколько десятков депутатов, а вот кто из них будет лидером, решает он сам, а другие с этим соглашаются, или не соглашаются.  С лидерами борются, лидеров останавливают и тормозят. И правильно делают. Поскольку претендовать на лидерство хотели бы многие, но становится лидером только тот, кого не остановить, не затормозить. Кто идет впереди, идет быстрее других. Ну и еще, он должен быть виден другим, чтобы за ним можно было следовать, идти по его стопам. И в Беларуси сейчас видны лидеры. Их не надо избирать, устраивать кастинги. Смотрите, слушайте, и следуйте за тем, кто приведет вас туда, куда ВАМ нужно. Если вы знаете, куда вам нужно.
 
- Это очень странно, согласитесь!
 
- Не вижу ничего странного. Я говорю очень банальные, широко известные вещи. Любой ребенок способен это понять. Только те не понимают, кто имеет скрытые цели, или хочет перемудрить сам себя.
 
«Сусанин тоже был лидером для некоторых доверчивых»
 
- Ну, давайте разберемся! Если лидеры видны, то кто же они?
 
- А то вы не знаете! Их и Бородач перечислил в своем предложении. Дайте поищу, где-то в закладках, они были перечислены. Вот, чтобы не сочинять самому: Зенон Пазьняк,  Владимир Бородач,  Дмитрий Дашкевич,   Сергей Калякин,  Александр Козулин, Александр Комаровский, Владимир Колас, Валерий Костко, Григорий Костусев,  Анатолий Лебедько, Анатолий Левкович, Василий Леонов,  Владимир Мацкевич, Александр Милинкевич, Алесь Михалевич, Е. Мурашко, Владимир Некляев,  Андрей Санников, Павел Северинец, Николай Статкевич, Ольга Стужинская, Виталий Рымашевский,  Виктор Терещенко,  Дмитрий Усс,  Михаил Чигирь,  Геннадий Федынич, Дмитрий Щигельский, Станислав Шушкевич, Александр Ярошук. Бородач, конечно, субъективен. Можно отрицать чьё-то лидерство, можно кого-то добавить. Но сути дела это не изменит.  
 
- Ну, если все так просто, почему же не остановиться на этом списке, и не объявить этих людей Координационным советом?
 
- А вы не понимаете, почему, или делаете вид?
 
- Я журналист! Я спрашиваю ваше мнение.
 
-  А журналистам своих мозгов иметь не положено? Ладно, извините! Давайте разбираться, если уж вы сами предлагаете. Итак, Бородач перечислил лидеров. Пусть субъективно, но он не придумал их, он взял эти имена из реальности. Вот он знает, кто такой Мурашко, но имя его забыл, а вы знаете?
 
- Честно говоря, нет.
 
- Очень хорошо, ваш искренний ответ о многом говорит. А ведь вы журналист, и интересующийся политикой. А что говорить о подавляющем большинстве населения?
 
- Но ведь вы же только что сказали, что Бородач взял эти имена из реальности, а не придумал. Вы не противоречите сам себе?
 
- Нисколько. Мурашко, это крайний случай в данном списке, давайте дальше смотреть. Недавно в интернете я набрел на такую хохму. Это просто некий юзер, как бы пошутил. Сейчас найду. Вот, возьмем полностью, ничего не выбрасывая (редакция все же добавила небольшие купюры. Просьба на интернет-творчество не обижаться):
«Краткая характеристика белорусских политиков:
Александр Лукашенко - эталонное сияющее г...но и быдло
Станислав Шушкевич - хороший, но прос..л все полимеры, и старенький притом
Андрей Санников - умный, но вялый, эмиграция погубит его окончательно
Николай Статкевич – «настоящий мужик», но дурак
Владимир Бородач - солдафон и троечник
Александр Федута - хитрож...й, ни на что непригодный ботан
Зянон Пазьняк - от него исходит сияние, но сс..ло и консерватор
Павел Северинец - способен жить в дупле дерева, молиться, поститься и писать книги
Анатолий Лебедько - полон никуда не ведущей хитрож..сти
Сергей Калякин - коммунист, нет спасибо
Александр Милинкевич - неумелый интриган
Владимир Мацкевич - ботан, даже на баррикадах будет много думать
Виталий Римашевский - вялый и унылый
Владимир Некляев - клевый, но поэт
Андрей Дмитриев - его бы в ученики к Зянону, вышел бы толк
Винцук Вячорка - политическая бездарность
Виктор Ивашкевич - импотент
Рыгор Костусев - вялый колхозник
Сергей Гайдукевич - мразь
Сергей Янукевич - унылый шоп...ец
Ивонка Сурвилла - бабушка-космонавт, запущенная до эпохи истерического материализма
Ярослав Романчук - обос...ся до конца жизни
Алесь Михалевич - может уже начинать писать мемуары
В общем, выбирать не из кого. Ситуацию мог бы переломить Зянон, если бы он дул и принимал кокс в лошадиных дозах.»
 
- Ну и что? Мало ли в интернете склочников, там и не такое можно прочитать.
 
- Обратите внимание, список мало отличается от того, который у Бородача. Тоже субъективный, но не более, чем у Бородача. Да и Лебедько, если бы составлял свой список, вынужден был бы перебирать из того же материала. Это, во-первых. А во-вторых, интересны характеристики, данные всем этим лидерам.
 
- Но вы тоже в этом списке.
 
- Да, и в том, и в другом списке. Но, снова обращаю ваше внимание! Одно дело, что о себе, и друг о друге, думают сами лидеры, и что о них (ладно, о нас) думают другие люди.
 
- Да, трудно не заметить, что люди думают о вас хуже, чем вы сами о себе!
 
- Вот и ошибаетесь! Это лидеры думают друг о друге хуже, чем люди о них, о нас обо всех. Ведь это сами лидеры своими высказываниями создали такие репутации друг другу!
 
- Хм. Отчасти, может быть. Но ведь не все плохо говорят друг о друге! Есть вполне корректные в своих высказываниях лидеры. Это к вам существуют претензии, за вашу резкость в оценках и высказываниях.
 
- Ну, поскольку я лицо заинтересованное, не буду с вами спорить, хотя мог бы привести множество высказываний этих «корректных» людей в свой адрес. Но я сейчас не о взаимных обидах и претензиях.  Ведь мы собирались разбираться, делать выводы и умозаключения.
 
- Собирались, но вы, впрочем, как всегда, все запутали, увели куда-то.
 
- Куда завел, оттуда и выводить буду. Я ведь не шучу с вами, и если я сказал, что лидер это тот, кто идет впереди, и за кем следуют или не следуют, то я из этого и исхожу в своих рассуждениях. И помню сам, и вам напоминаю, что не всякий, кто вас ведет, заведет вас туда, куда вам нужно. Вот Сусанин тоже был лидером для некоторых доверчивых. А куда завел, все знают. Поэтому, если лидеров и выбирают, то не на выборах, и не в кастингах, праймериз, или как-то еще. Выбирают лидеров из всем известного списка, и выбирают каждый для себя – за кем я готов следовать. Поэтому, если вы выбираете, то ваш выбор определяет именно ваше поведение, а не то, кто из списка лучше или хуже. А у нас получается все наоборот. Мы готовы отдать голос кому-то, но не для того, чтобы идти вслед за тем, кому отдали свой голос, а чтобы ждать, что он за нас все сделает. Поэтому, выбирайте, за кем из этого списка вы готовы были бы следовать?
 
«На цыпочки приподнимитесь, чтобы лучше видеть»
 
- Ну, после всего того, что вы тут наговорили, я в затруднении.
 
- Очень хорошо вас понимаю. Действительно, все очень затруднено. И очень трудно сделать выбор. Не только вам, и не потому, что это я наговорил. Это во всех наших СМИ наговорено. Люди о каждом из этого списка знают больше плохого, чем хорошего. И гораздо проще решить, почему я не пойду за кем-то из перечисленных лидеров, чем остановиться на ком-то, кого хотелось бы поддержать. Отрицательный рейтинг у каждого из списков куда больше, чем положительный.
 
- Так что же делать? Ждать, что появится новый лидер, не из этих списков, без отрицательного рейтинга?
 
- Откуда он появится, от сырости, что ли? Рассуждать нужно иначе.
 
- Так давайте! Вы же обещаете вывести из этого тупика.
 
- Я обещаю вывести?
 
- Конечно, вы же сказали, что как завели, так и выведете!
 
- Я сказал, что буду выводить. Это значит, что сам буду выходить из тупика, но и вам предлагать. А вот выйдете ли вы, этого я сказать не могу. Чтобы выйти, надо идти. Я могу вывести только тех, кто пойдет по моим следам, по пути, который я показываю.
 
- А с какой стати я должен идти по пути, который вы показываете? Еще неизвестно, куда вы заведете!
 
- Вот в этом-то все и дело! Выбирая лидера, первым делом выясняйте, куда он ведет. Куда он идет. Скажу больше: выбирайте цель, выбирайте то, куда вам надо, а не лидера. И только так все станет на свои места. Если вы знаете, куда вам надо, если вы знаете цель, то лидер определяется автоматически. Вы смотрите в сторону цели, смотрите туда, куда хотите попасть, и видите спину того, кто впереди вас, видите того, кто ближе к цели, чем вы. Вот он и есть ваш лидер. А сейчас, чаще всего, поступают наоборот. Пристают к кому-то: назови нам цель, скажи, куда нам идти? Вот эти, к кому вы пристаете, и начинают вам называть вместо целей всякую ерунду.
 
- Вы преувеличиваете. Или вообще все искажаете!
 
- Ничего подобного. Вот ведь что получается. Все, включая журналистов, знают имена людей из этих списков, которые мы  с вами здесь рассматриваем. Все знают, что это какие-то лидеры. Дальше, и вы (сейчас, когда со мной разговариваете), и другие, видите застой или затишье. Видите застой, но не знаете выхода из него. Задаёте себе вопрос, а что же делать? Задаёте вопрос себе, и не находите ответа. Что вы делаете в таком случае? Идете ко мне, или к кому-то другому из списка, и спрашиваете: «Что делать?»
 
- Нет, погодите, я ведь не спрашивал вас так в лоб: «Что делать?» Я спрашивал о том, что делается в нашей политике. Вами делается или другими.
 
- Кем делается? О ком вы спрашивали?
 
- Ну, вами! Вами лично, или другими лидерами.
 
- Вот-вот! Вы же знаете, у кого спрашивать! У лидеров, а лидеры обязаны знать, иначе какие же они лидеры!
 
- Конечно! Иначе какие же они лидеры?
 
- Да, это и вы так считаете, и сами лидеры, или те, кого таковыми считают, тоже так думают. Думают, что они обязаны отвечать на такие вопросы. Обязаны, даже тогда, когда не знают ответа. И отвечают, не зная ответа. Отвечают просто то, что первое приходит в голову.
 
- Ну, вы вообще, все вывернули в самом противном виде.
 
- Ха, могу еще хуже. Мало того, что «лидеры», не зная ответа, отвечают на вопросы, они говорят даже не то, что им первое приходит в голову, а отвечают так, чтобы не повторить то, что уже успел сказать другой лидер. Так, Бородач успел сказать «А», а Лебедько тоже думает, что «А», но раз уж у него спрашивают, как у лидера, то он не может сказать «А», поскольку тем самым он признает первенство Бородача, чего он позволить себе не может, поэтому говорит «В».
 
- Не преувеличивайте!
 
- Ничуть! Вспомните выборы 2012 года. Ивашкевич говорил «бойкот». А что говорил Лебедько? Он ведь думал то же самое, но не мог признать лидерство Ивашкевича. А ничего другого он не знал, и в голове не имел. Поэтому он придумал, что «бойкот», но не сразу, а потом. Главное, чтобы не признать Ивашкевича правым и первым.
 
- Ну, это ваша субъективная интерпретация!
 
- Ага, не хотите выбираться из тупика!
 
- Кажется, вы в еще больший тупик ведете.
 
- Кажется ему! Креститься надо, если кажется. Я веду туда, куда надо. Напрягитесь, и увидите. На цыпочки приподнимитесь, чтобы лучше видеть.
 
- Пока не вижу, но готов слушать дальше.
 
- Ладно. Поехали. Янукевич выступает за выборы «единого» на Конгрессе, а не на праймериз? Это так?
 
- Кажется да!
 
- А что, Янукевич не слышал критики идеи Конгресса, не знает опыта предыдущих Конгрессов?
 
- Должен бы знать, он же давно в политике.
 
- И я так думаю. Но ведь журналисты пристают к Янукевичу с вопросами «Что делать?».  Пристают! А он не знает, что делать. Но, как лидер, не может признаться, что не знает, иначе «какой же он лидер?», вот и отвечает не так, как Лебедько.
 
- Фу, как примитивно!
 
- Вы будете разбираться или ругаться?
 
- Ну, ведь если это так, то все очень плохо!
 
- Еще хуже, чем вы думаете! Вот тут к Виктору Горбачеву пристали с вопросами «что делать?», а он не знает, вот и придумывает полную ахинею, что нужна партия предпринимателей.
 
- А почему это ахинея?
 
- Да потому, что для деятельности партий нет никаких условий, и нужды в них нет. И Горбачев это очень хорошо знает. Иначе уже давно вступил бы в партию, защищающую интересы предпринимателей, и создававшуюся как партия предпринимателей – ОГП. Но не вступает, точнее, состоял в ней, но разочаровался. В общем, не хочу возвращаться к вопросу, много раз обсуждавшемуся, и уже окончательно решенному.
 
- Кем решенному?
 
- Мной, разумеется.
 
- Вами, но не всеми.
 
- Ложь! Я просто первым этот вопрос решил. Предварительно еще в начале 1997 года. Поэтому и участвовал в создании Хартии-97, как широкого общественно-политического движения, не прекращая попыток как-то повлиять на ОГП. Но убедившись, что это невозможно и бессмысленно, отошел от этого. Горбачев тоже это знает. И практически все знают, что партии сегодня ничего не могут, и ни на что не способны. Лет 8-9 назад я еще участвовал в дискуссиях об этом, в оргкомитете христианских демократов. От моих убеждений осталось только то, что новую структуру стали называть БХД, без буквы П, т.е. без партии. Но уже забыли почему, и изображают из себя партию. Вот и Горбачев, знает, но когда спрашивают, считает своим долгом хоть что-то ответить.
 
- Да, грустно!
 
 - Еще бы. Так вы пойдете в новую партию предпринимателей?
 
- Нет, конечно!
 
- Это правильное решение. А на Конгресс, выбирать «единого»?
 
- Ну, тоже не пойду, помня о вашей критике, и о прошлых выборах единого на Конгрессе.
 
- Ясно, значит, хоть Виктор Горбачев и Алексей Янукевич и лидеры, но не ваши, вы за ними следовать не будете. А в праймериз примете участие?
 
- Пока не знаю. Посмотрим, что из этого получится!
 
- Значит, я вас не убедил, что из этого ничего не получится! И альтернативные выборы в Беларуси 1999 года, вас не убеждают. И российский опыт вам нипочем.
 
- Ну, почему же? Я это помню и буду учитывать, но ведь надо же что-то делать!
 
- Иногда лучше молчать, чем говорить. Иногда лучше не делать, чем делать глупости.
 
«Три поросёнка хотели защититься от диктатора-хищника»
 
- Да, наверное. Но и сидеть сложа руки ведь нельзя!
 
- А думать? Соображать? Это не дело?
 
- Думать надо, но этого мало.
 
- Конечно, мало. Вот тут Дмитриев высказался на этот счет. «…Я про пути борьбы, ждать это все же не борьба. Мне больше нравится принцип: "Знаете как? Делайте!" Я же пока только и слышу, "мы знаем, но нам те мешают и те мешают... и так далее"» Я не знаю, где это он говорил, интернет донес до меня этот фрагмент. Я не знаю, кто мешает самому Дмитриеву, или кампании «Говори правду», но сама постановка вопроса порочна. Что-то может сделать одна группа «Говори правду». Что-то может сделать БНФ, ОГП или «Рух за Свабоду», но никто по отдельности из перечисленных групп не может изменить ситуацию в стране. Даже всем вместе сил недостаточно. Поэтому, любое действие этих структур, и всех остальных, по отдельности ничего не решает. Это вообще не целерациональные действия. Это обогрев атмосферы. Хотите согреться – стройте дом и печь в нем, тогда там будет тепло. А спалив даже в 10 раз больше дров на открытом воздухе, вы не согреетесь. Просто сожжете дрова. Костер может разжечь тот, «кто знает», знает и может сделать. А дом построить уже сложнее одному. Архитектор знает, как построить дом. Рассказывает прорабу, каменщикам, малярам, плотникам, а они ему в ответ: «Знаете как? Делайте!» И сами не делают, и архитектора не слушают.
 
- Вы снова передергиваете. Кампания «Говори правду» - это не каменщики и маляры, это и архитекторы!
 
- Правда? И что же они построили?
 
- Ну, я не защитник «ГоПов», но ведь они самые успешные.
 
- Ерунда. В 2010 году мы все проиграли. И нет никакой разницы для истории между Костусевым и Некляевым. Правда, они оба не в тюрьме, как Статкевич, или Северинец. Но сути дела это не меняет.
 
- Вы как-то жестоко рассуждаете!
 
- Для большей жесткости добавлю сказочку про трех поросят-архитекторов. Помните, все три поросёнка хотели согреться и защититься от диктатора-хищника. Все трое знали, что для этого нужно построить дом. Но, строить каменный дом – трудно и долго. А вот из щепок – проще и быстрее, а из соломы еще проще, и еще быстрее. И первый поросёнок построил свой соломенный дом и мог демонстрировать свое превосходство над  другими. Еще бы, быстро и внушительно. Отрезвление от такой гордости приходит потом. Собственно, это потом уже наступило.
 
- Что вы имеете в виду?
 
- Я имею в виду и то, как соломенные домики рассыпались в декабре 2010. И то, как народные сходы Ивашкевича рассыпались. И бойкот прошлого года. А сейчас добавлю к этим соломенным хижинам Конгресс, праймериз, общественные приемные … далее по списку.
 
«Национальная платформа – это основа новой Беларуси»
 
- Так что же делать?
 
- Вы ведь спрашивали меня не про это! Вы спрашивали, кто что делает. Я вот вам теперь и отвечаю – строят домики из соломы.
 
- Да, на это ответ я получил, хотя и сомнительный. Не могу я вам полностью поверить.
 
- А я и не требую от вас веры. Я хочу, чтобы вы думали, анализировали, делали выводы самостоятельно, и приходили к правильным умозаключениям.
 
- Это хорошо. Это я понял. А делать-то что?
 
- Ну, решайте. Я показываю дорогу. Я строю «каменный дом» - Национальную платформу. Строю не один. Это долго. Но надежно.
 
- А к 2015 году успеете?
 
- Пока строителей очень мало. При таких темпах можем не успеть. Вот если бы Дмитриев не валял дурака, и не нес свою ахинею, а присоединился бы к стройке вместе со всей кампанией «Говори  правду», дело пошло бы быстрее. И «Рух» …
 
- Это я понял. А остальные, Лебедько и другие?
 
- И они тоже. Давайте я продолжу аналогию из сказки про трех поросят. Если всю Беларусь представить, как большой город. Ну, пусть средневековый, укрепленный город, если помнить о режиме, который утвердился сейчас в этом городе. То все мы, вместо того, чтобы обустраивать этот город, строим свои избушки в пригороде, за городской стеной. И почти все эти избушки соломенные, которые простоят до первого сильного ветра, не больше.
 
- Но вы же говорите, что строите каменный дом, который должен устоять против ветра!
 
- Ну, да, я так говорю, и даже строю. Но я реалист, а не сказочник. Даже в детской сказке рассказывается, что двое просят быстро построили свои соломенные избушки, и резвились до появления волка, и когда вол сдул одну и вторую избушки, поросята спрятались в третьем, укрепленном доме. А если бы волк появился раньше, когда каменный дом не достроен, пока там только фундамент возведен? Ничего бы поросят не спасло.  Поэтому у меня нет иллюзий относительно своего «дома» Национальной платформы. Я уж не говорю о том, что одни строят этот дом, а другие под шумок растаскивают кирпичи, разрушают то, что возведено.
 
- С аналогиями все понятно. Красиво, но неубедительно. Даже если допустить, что то, что вы строите, это хорошо и правильно, пока что не видно ни крыши, ни стен, да и фундамент просматривается с трудом.
 
- Согласен.
 
- Хорошо, что согласны. Но, может быть, согласитесь и с тем, что когда вас спрашивают о том, что происходит, вы рассказываете правдоподобно, даже убедительно. Но в этом вы не открываете Америки, примерно так же рассказывают и другие. Вот вы писали, что Бородач в своих оценках прав, и вы с ним согласны. Большинство аналитиков говорят то же самое. Иногда вас называют «капитан очевидность».  А вот, когда вас спрашивают о том, что нужно делать, вы отвечаете уклончиво, говорите, что надо читать ваши книги, старые стратегии или что-то еще. А иногда просто начинаете злиться и ругаться.
 
- И с этим соглашусь.
 
- Тогда можно сделать вывод, что вы не знаете, что нужно делать!
 
- Глупый вывод. Сделать его можно только игнорируя все, что я говорю и делаю.
 
- Мы договорились разбираться. Вот и давайте разбираться! Я вас прямо спрашиваю «Что делать?», а вы мне ничего не отвечаете. Боюсь, что сейчас ругаться начнете.
 
- У меня нет настроения ругаться. И есть время разбираться. Так разбирайтесь! Можете в одиночку разбираться, а можете со мной. Но если со мной, то не игнорируйте все, к чему мы пришли к этому моменту разговора.
 
- А к чему мы пришли? К банальностям. Все строят «соломенные избушки», никто не с кем не сотрудничает, режим контролирует всю страну. Мацкевич обвиняет всех лидеров в том, что они ерундой занимаются, и каждый строит свою «соломенную избушку», но обвиняя других, делает то же самое.
 
- Ну, да. Можно и на этом пока остановиться. Я вас спрошу категорически: «Вы согласны с такой оценкой ситуации?»
 
- Как раз с оценкой уже давно согласился.
 
- Отлично, значит, об этом мы больше не спорим. Не спорим, и не будем возлагать надежд ни на одну из строящихся «избушек», ни на КС, ни на праймериз и «единого», ни на гражданский договор с Дмитиревым, ни на Конгресс, бойкот в песочнице.
 
- Да, да, с этим уже все ясно.
 
- Тогда почему все силы тратятся именно на эти «соломенные избушки»? Вы же понимаете, что не надо всего этого делать! И любой здравомыслящий человек понимает, что вся эта возня ни к чему не ведет!
 
- Ну, а вас-то почему это беспокоит, пусть они занимаются всем этим? А вы делайте то, что считаете нужным, то, что правильно и нужно! Чего вы к ним прицепились?
 
- Да не к ним, а к вам. Я с вами сейчас, а не с ними разговариваю. Вы ж должны понимать, что занятия всей этой суетой лишают нас рабочей силы? Все активные люди, все кто еще сохранил способность что-то делать, заняты! Свободных рук и умов просто не осталось! С кем сейчас можно делать то, что следует делать? Бородач занят своим. Дмитриев с Некляевым своим, Милинкевич своим. Все заняты пустой, ни кому не нужной работой. Они настолько заняты, что даже собраться и обсудить, а что же нужно на самом деле, у них просто времени нет. Потом придут выборы, «площадь», кризис, или что-то там еще, и все бросят свою суету, побегут на площадь, их там разгонят, и все опять займутся своими «соломенными избушками» на пепелище.
 
- Ага, все они заняты суетой, а разговариваете вы со мной, журналистом, и еще претензии какие-то ко мне предъявляете. А я тут причем?
 
- Ну, вы же пишете, то, что все читают. Что-то давно я не читал в независимой прессе об успехах строителей «соломенных избушек», рапортов о перевыполнении производственного плана, о толпах желающих влиться в стройные ряды строителей. Не читал, а почему? Потому, что вы, журналисты, уже хорошо понимаете, что все это пустая суета. Понимаете, но не называете вещи своими именами. А если и называете, то говоря «А», не говорите «В», не продолжаете.
 
- А почему мы, журналисты, должны это делать? Вот я с вами разговариваю – вы и скажите свое веское «В»! И не перекладывайте с больной головы на здоровую. Говорить такое – дело политиков и лидеров, а не журналистов, и даже не аналитиков! А вы уходите от ответа!
 
- А вы слушайте и понимайте! Никуда я не ухожу!
 
- Уходите! Вот сколько мы тут наговорили! Как я это опишу? Где можно найти столько площади в газетах, или времени в эфире? Нет такого места и времени! Даже в интернете так «много букаф» никто не прочитает! Тем более, что еще ничего и не сказано!
 
- Сказано, но не понято!
 
- Опять вы за свое! Что сказано и не понято?
 
- Ну, в двух словах, сказано: «Национальная платформа!»
 
- Ну, сказали вы эти два «волшебных слова»! И что, что тут надо понимать? Чего я в этом не понял?
 
- Вы не поняли, что Национальная платформа - это не соломенная избушка. Наоборот, вы поняли, что НП это одна штука в ряду других штук: ГоП, Рух, ОГП, БНФ и т.д. Хуже того, вы не отличаете этого от АБВГД и прочей абракадабры.
 
- А что я должен отличать? У вас в НП больше людей, чем у других? Вы можете больше, чем другие? Что в НП такого особенного, что вы с ней так носитесь?
 
- Вот, значит я прав! Вот с этого и начнем. Национальная платформа – совершенно бессмысленная затея, если она делается, как еще одна Ассамблея, хартия, партия или что-то локальное. Понимаете? Бессмысленная затея!
 
- Так многие и говорят, про вашу платформу. Тоже мне открытие!
 
- Вот именно. А теперь, скажите, что за дурак этот Мацкевич, что, хорошо понимая, что НП бессмысленная затея, все же ее строит?
 
- Я не говорил, что вы дурак.
 
- Но подразумевали. Отвечайте! Как вы думаете, почему я и другие, строим НП, понимая, что затея бессмысленная?
 
- Ну, надо же что-то делать, кто-то делает ГоП, кто-то Рух, а вы НП!
 
- Вот это и есть ваше непонимание! И ровно так же не понимают и те, кто нам симпатизирует, но иронично остается в стороне, и те, кто с нами конкурирует. Не нужна мне Нацплатформа как еще одна «соломенная избушка». Мне нужна Национальная платформа как общенациональная стройка! Как альтернатива установившемуся в стране режиму. НП не конкурирует с ГоП, ОГП, Рухом и другими, поскольку это глупость, суета, и растрачивание человеческих сил, умов, ресурсов. Нацплатформа только тогда имеет смысл, когда конкурирует с РЕЖИМОМ, установившимся в стране. Национальная платформа – это основа новой Беларуси. Демократической, свободной, модернизирующейся, европейской!
 
- Это пустые слова! Тоже самое могут сказать лидеры Руха, ГоПа, БНФ, Хартии-97!
 
- Правда? А вы пойдите и спросите! Но спрашивайте так, как меня сейчас спрашиваете – с пристрастием, долго, подробно! Докапываясь до сути.
 
- И что? Они скажут мне что-то другое? Что они не за демократию и свободу, не за европейскую Беларусь?
 
- Сначала они скажут вам все это. Но чтобы это не было пустословием (все говорят красивые слова, и часто одинаковые), вы соотносите слова с поступками.
 
- Это как?
 
- Да очень просто. Знаете, когда БНФ утратил влияние на процессы в стране? Когда стал партией. Пока он был общенациональным движением, единым и общим для всех, он побеждал, даже будучи в меньшинстве. Потому, что цели у него были не для себя, а для всех, для всей страны, для нации, для Беларуси. А потом они стали ЧАСТНЫМИ целями. Частными, т.е. партийными. Тогда цели и задачи БНФ нужны только БНФ, поскольку у других другие цели. И они конкурируют между собой, за власть, за людей, за доступ в СМИ, за ресурсы, за любовь избирателей. И в этой конкуренции частные цели и интересы ставятся выше общих. Так было потом с Хартией-97. Я ушел из Хартии, как только Санников и Бондаренко удовлетворились тем, что Хартия стала самой известной политической группой в стране, что под текстом Хартии подписались больше людей, чем под каким-либо еще воззванием, что Хартия смогла стать сильнее любой из партий, существовавших на тот момент в стране. Именно в этот момент я ухожу из Хартии, поскольку мне не нужна еще одна «соломенная избушка» среди других таких же, пусть даже самая «прочная». Я участвовал в создании ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОГО движения, а не одной из многих партий. Потом та же история приключилась с «Рухом за Свабоду», потом с компанией «Говори  правду!». Начинали хорошо, но быстро удовлетворялись синицей в руке, тогда как нужен журавль в небе. Так вот, Национальная платформа это как БНФ в конце 80-х и до 1992 года. Это как Хартия 77 в Чехословакии, и то, чем должна была стать, но не стала в силу эгоизма и мелочности лидеров Хартия 97 в Беларуси. Это как Солидарность в Польше. Вот, что это такое, а не то, что нужно сравнивать с ГоП, с Рухом, с БНФ или любой другой партией. И этого многие не понимают, а некоторые намеренно не хотят понять. Сравнивают НП со своими структурами и радуются, если у них чего-то больше, чем в НП, что-то лучше. А если меньше и хуже, то либо пытаются наверстать в конкуренции, либо путаются под ногами. Это все тоже глупости и суета.
 
- Ну, вы замахнулись! Это мечты и фантазии. А посмотришь на вашу платформу, на конфликты, на количество людей, на действия – ничего этого не видно. Да, вы собрали несколько десятков организаций в Национальную платформу, многие не хотят ничего, кроме участия в Форуме гражданского общества Восточного партнерства, и выступают против политизации. Да, вы теперь сравнимы с ОГП, Рухом и ГоПом, но вы вовсе не Солидарность, не Хартия 77, даже не БНФ начала 90-х!
 
- А я что говорю? Я именно это и говорю, мы только в начале пути. И сравнивать НП надо не с мелкими группками, которые вы перечислили, а с тем, ЧТО ДОЛЖНО БЫТЬ. Вы способны увидеть в вырытом котловане фундамент будущего здания? А само здание? А надо видеть именно это, а не сравнивать с ямами и колдобинами. Национальная платформа сейчас напрягает тех, кто видит в ней конкурента себе. А мы не конкуренты ГоПам, Руху или ОГП. Именно этого не понимают многие в самой Национальной платформе. Именно этого не хочет понимать Дмитриев, Федута, Губаревич, Милинкевич. Но, слава Богу, есть люди, которые это понимают, и делают. И сейчас самое важное – не допустить того, чтобы НП пошла по пути Хартии-97 в 1998 году.
 
- И как же вы собираетесь этого не допустить?
 
- А я один и не могу. Даже с теми коллегами и друзьями. Давайте сначала зафиксируем вот что: Вы понимаете масштаб задачи? Это не просто «каменный домик» построить вместо «соломенного»! Это «стройка века», это почти как адронный коллайдер, только национального масштаба. Его можно построить только напряжением всех сил и ресурсов страны. Конкуренция здесь не уместна, нужны кооперация, сотрудничество, солидарность.
 
- Это я понимаю! Замысел понятен, непонятна реализация.
 
- Не торопитесь. Давайте выясним, при каких условиях возможно решение такой масштабной задачи, тогда станут видны препятствия и помехи, станет понятно, что нужно делать, и чего не нужно.
 
Условия реализации
 
- И каковы же условия решения такой задачи?
 
- В общем виде я уже назвал: кооперация, солидарность. Но это в общем виде. А если ближе к практике, то нужны инвестиции всех наличных ресурсов сопротивления режиму и всей демократической общественности в такую «стройку». Понимаете? Всех ресурсов! Все, что сейчас бездарно тратится на «тараканьи бега» лидеров, с целью выяснения, кто из них круче – все это отнимается от этой, самой важной для страны «стройки». Все, что уходит в песок, пока мы суетимся с праймериз, конгрессами, местными выборами. Все это должно быть направлено на создание общенационального движения сопротивлению диктатуре. Под ресурсами нужно понимать энергию, силы, мужество ум всех людей доброй воли в стране.
 
- Да, это очевидно, но …
 
- Если очевидно, то давайте без «но»! Очевидно, что при сравнении с задачей такого масштаба все амбиции и притязания лидеров, борьба партий и политических групп между собой выглядят мышиной возней. А само поведение, конкуренция и склоки лидеров выглядят мелочными, таковыми они и являются. Президентские амбиции сегодня это куда фантастичнее, чем то, что я описал как Национальную платформу. Никто не сможет стать вторым президентом в нашей стране, пока не будет решена задача создания общенационального движения.
 
- Ну, не преувеличивайте! Лукашенко может умереть внезапно...
 
- Даже если это произойдет, его преемник тоже станет диктатором. Это определяется не личными качествами, а требованиями действующей конституции, раскладом политических сил, структурой экономики и много чем еще. Без общенационального движения за демократию и модернизацию страны мы не избавимся от диктатуры.
 
- Хорошо, убедили. Но вопросы остаются. Скажите, неужели вы один такой умный в нашей стране, что только вы это понимаете?
 
- Почему же? Многие мои коллеги и друзья в Национальной платформе это понимают. Журналисты это понимают, западные аналитики, наши аналитики, даже обыватели. Это понимает Владимир Бородач  и Александр Колядко! Да, вижу ваш скепсис по поводу этих имен! Скажу больше, это понимают все политические лидеры. Понимают, но не хотят признаваться.
 
- А почему, интересно?
 
- Да потому, что понимают, что сами этого сделать не смогут, а признавать приоритет кого-то не хотят. Лидеры хотят быть лидерами. Почти по Цезарю: лучше быть первым в малюсенькой партии, чем вторым в общенациональном движении.
 
- Но вы ведь тоже заявили претензии на лидерство. Вы тоже не уступите своего первенства!
 
- Уступлю.
 
- Кому? Бородачу, например, уступите?
 
- Могу и Бородачу. Я уже говорил, что могу уступить первенство Некляеву, или Милинкевичу. Любому, в ком увижу мужество и решимость, готовность и умении  решить эту грандиозную задачу.
 
- Тогда, еще вопрос: Почему до сих пор не уступили? Или иначе, на каких условиях вы готовы уступить свое первенство? Ведь о вас все говорят, как об очень авторитарном человеке.
 
- Ну, во-первых, не все. Спросите у моих коллег в ЕвроБеларуси, в Национальной платформе, в АГТ-ЦСИ, вам скажут другое. Я легко делегирую полномочия, я принимаю критику и соглашаюсь с разумными предложениями других людей. Я, скорее, попустительский тип управления предпочитаю, а не авторитарный.
 
- Ну, история ваша и биография говорит о другом. Как только Санников стал делать не по-вашему, вы ушли. Вы много откуда ушли.
 
- Да, ушел от Санникова. Но ведь на всем протяжении подготовки Хартии-97 я признавал его первенство, и подчинялся. Никто не может стать лидером не научившись подчиняться. Я умею. А из Хартии ушел именно потому, что Санников, будучи первым, повел Хартию не в том направлении, отказался от решения той задачи, о которой мы говорим. Погнался за синицей в руках, оставив журавля лететь своей дорогой.
 
- Хорошо, даже если я в это поверю, очень трудно будет убедить в этом других.
 
- А не надо убеждать в этом. Вы в другом попробуйте убеждать. Убедите Дмитриева, что он не прав, уходя от обсуждения общего дела, требующего вкладов от каждого, и предлагая каждому строить свою «соломенную избушку». Тогда и мои личные качества и недостатки не будут казаться таким уж существенными. Более того, я ведь постоянно говорю о том, что для решения задачи такой сложности мало одного лидера – нужен пул лидеров. Всем места хватит, и работы всем хватит.
 
- Но ведь если вас не любят, то будь вы трижды правы, вас не признают лидером!
 
- Да, уже признали. И лидеры красиво выглядят только на денежных купюрах. При жизни и у Франклина, и у Линкольна, и у Гавела были враги, были проблемы в коммуникации с партнерами, были большие проблемы. Не в этом дело. Тут, как раз, и проявляется мелочность и эгоизм. Личные качества выдвигаются на первый план только теми, кто не хочет сотрудничать, не хочет работать над решением общей задачи.
 
- Предположим. Но почему вы решили, что именно вы тот лидер, кто может решить эту задачу?
 
- А я этого не решал. Более того, я очень скромного мнения о своих лидерских качествах и потенциале. Я и не могу решить эту огромную задачу один, не могу с друзьями. Эта задача под силу только консолидированным силам всего беларусского гражданского общества и политической оппозиции. Национальная платформа ничего не сможет без ГоПов, Руха, ОГП, протестантских церквей, союза писателей, ассоциации журналистов, профсоюзов и … устал перечислять всех, кто может входить в гражданское общество.
 
- Так, может быть, стоит поискать какого-то другого лидера, кто всех сможет объединить?
 
- Опять вы за свое! Ищите! Я вас не устраиваю, ищите другого. Но ищите для решения этой задачи, а не просто хорошего человека, морально устойчивого и идеологически безупречного. А я вам скажу, что эти поиски тщетны. Таких людей не бывает. Эта задача не под силу никому в одиночку или в составе малой группы единомышленников. Да, я знаю свои скромные возможности. Но берусь за решение этой задачи по простому соображению – А если не я, то кто? Я начну, а тот, кто может лучше, пусть сделает лучше! Вот, за что можно уважать Александра Колядко? Он имеет еще меньший лидерский потенциал, чем я, но он тоже действует по принципу: Если не я, то кто! И не обращает внимания на трудности, на критику, действует, как умеет. И Бородач за это заслуживает уважения!
 
- Так может у Бородача быстрее получится?
 
- Нет. При верном стратегическом решении, Бородач допускает тактические ошибки. Вот здесь как раз полезна демократия. Знаете, сколько ошибок я совершаю? Очень много, а мог бы еще больше, но меня окружают верные друзья и товарищи. Они не дают мне совершать грубые ошибки, они корректируют тактику, они многое делают лучше, чем сделал бы я.  Та задача, о которой мы сейчас говорим, не может быть просто поставлена на уровне идеи и автоматически решена. Для решения нужна стратегия и тактика. Нужна программа действий. Это все нужно уметь делать. А умеют далеко не все. Кто-то умеет одно, а кто-то другое. Многие брались сделать стратегию, альтернативную нашей. И где эти стратегии? Нет их. Поскольку , чтобы это сделать, нужно уметь. Сейчас наша стратегия уже перестала быть нашей. Уже многие приходят к ней самостоятельно. И это хорошо. Но сегодня этого уже мало. Нужна концепция консолидации, нужна программа действий. Есть те, кто могут сделать такие концепции и программы. Но если они будут делать их под другую стратегию (которой нет), или вообще игнорируя стратегические задачи, будет как всегда – т.е., никак не будет. Будут писульки и пачкатня бумаги. Я нужен Бородачу, хотя он этого не очень хочет признавать, а он нужен мне. И не для дружбы и выпивки на троих, а для большой совместной работы.  И это я пока сказал только о стратегии и тактике, упомянул программу и концепцию. А для нашей масштабной задачи нужно логистика, ведь нужно увязывать в пространстве и времени множество потоков информации, людей и ресурсов. Нужен маркетинг, нужен пиар, нужны организация, руководство и управление. Кто справится со всем этим в одиночку? Вдвоем? Малой группой? Одной партией? Союзом двух партий? Это под силу только очень широкому общественно-политическому альянсу и  движению.
 
- М-да! Вы достаточно последовательны и логичны. Пожалуй, в первом приближении, становится понятнее, что вы затеяли. Это надо переварить, получше разобраться, тогда появятся новые вопросы.
 
- Здорово! Появятся новые вопросы, будем искать ответы вместе, договорились?
 
- В каком смысле?
 
- Ну, в прямом. Вы же не хотите, чтобы я был авторитарным диктатором, который знает все ответы, на все вопросы, не правда ли? А если не хотите, то не только требуйте от меня ответов, но и участвуйте в поиске этих ответов. Круг вопросов, проблем, трудностей и противоречий теперь очерчен. Вот и надо решать весь этот комплекс всем вместе. Я пока имею фору, я больше всех об этом думал, я многое умею, чего не умеют другие, меня уже многие знают, и знают, что и как я делаю. Но это первенство временное, догоняйте меня, обгоняйте. До финиша далеко, даже если мы назначим финиш на 2015 год. Все еще может быть, многое еще можно успеть. Только не надо саботировать, не надо попусту тратить силы и ресурсы, выпускать пар в свисток. Давайте перестанем попусту обогревать атмосферу, а сосредоточимся на самой важной для всей страны задаче. Ведь решение этой задачи в интересах большинства граждан страны, независимо от степени их понимания и от степени готовности решать эту задачу.
 

  

 

 

Другие новости раздела «Политика»

Дзе нашая вонкавая палітыка? Аналізуем мапу дыпламатычных кантактаў Лукашэнкі
Дзе нашая вонкавая палітыка? Аналізуем мапу дыпламатычных кантактаў Лукашэнкі
Паспяховы гандаль ідэяй беларускай стабільнасці на Захадзе, крытыка еўразійскай інтэграцыі і хаатычны пошук новых рынкаў — гэтым Аляксандр Лукашэнка займаецца апошні час.
Кризис СНГ в условиях авторитарной солидарности (Видео)
Кризис СНГ в условиях авторитарной солидарности (Видео)
Александр Лукашенко приглашен и в Брюссель, но еще во вторник улетел в Сочи. Там 11 октября прошло заседание Совета глав государств СНГ и Высшего Евразийского экономического совета.
Кіраўнік "ЕўраБеларусі" патлумачыў, чаму ЕС чакае Лукашэнку ў Бруселі (Відэа)
Кіраўнік "ЕўраБеларусі" патлумачыў, чаму ЕС чакае Лукашэнку ў Бруселі (Відэа)
24 лістапада ў Бруселі адбудзецца саміт Усходняга партнёрства, узяць удзел у якім персанальна запрошаны Аляксандр Лукашэнка.
Поедет ли Лукашенко в Брюссель на саммит Восточного партнерства?
Поедет ли Лукашенко в Брюссель на саммит Восточного партнерства?
Лукашенко получил именное приглашение на саммит Восточного партнерства, который состоится 24 ноября в Брюсселе.
Проблемы правового регулирования частных учреждений в Республике Беларусь
Проблемы правового регулирования частных учреждений в Республике Беларусь
Директор Центра правовой трансформации (Lawtrend) Ольга Смолянко подготовила аналитическую записку относительно проблем правового регулирования частных учреждений в Республике Беларусь.
"Заменили винтики винтиками" — исчерпывающая характеристика новых кадровых назначений
"Заменили винтики винтиками" — исчерпывающая характеристика новых кадровых назначений
На прошлой неделе Александр Лукашенко поменял двух министров — культуры и информации, а также ректора ведущего вуза — Беларусского государственного университета.
Политзаключенного Игоря Комлика освободили (Фото и видео)
Политзаключенного Игоря Комлика освободили (Фото и видео)
Вечером 2 октября из СИЗО № 1 Минска был освобожден главный бухгалтер Беларусского профсоюза РЭП и председатель Минской городской организации профсоюза Игорь Комлик.
Марына Дубіна пра вобшукі: Афіцыйная версія можа быць любая і прыйсці могуць да каго пажадаюць
Марына Дубіна пра вобшукі: Афіцыйная версія можа быць любая і прыйсці могуць да каго пажадаюць
Вясной гэтага года экалагічнай актывістцы Марыне Дубінай давялося перажыць і вобшук, і адміністрацыйны арышт, прайсці праз усе бюракратычныя працэдуры па высвятленні абставін і вяртанні ўласных рэчаў.
В Минске проходят обыски у социальных активистов
В Минске проходят обыски у социальных активистов
Утром 26 сентября сотрудники уголовного розыска начали проводить ряд обысков у социальных активистов Минска.
Эксперты: Пасля вучэнняў можа ўзнікнуць прапанова нарасціць расійскія ўзброеныя сілы ў Беларусі
Эксперты: Пасля вучэнняў можа ўзнікнуць прапанова нарасціць расійскія ўзброеныя сілы ў Беларусі
Украінскія ваенныя эксперты распавялі, чаму не так страшныя вучэнні “Захад-2017”, як іх магчымыя наступствы.
Новый посол Швеции: У ЕС четкая позиция по отношению к Беларуси, Беларусь — это европейская страна
Новый посол Швеции: У ЕС четкая позиция по отношению к Беларуси, Беларусь — это европейская страна
6 сентября новый посол Швеции в Беларуси Кристина Юханнессон вручила копии верительных грамот в беларусском МИД, после чего приступила к выполнению своих обязанностей.
Владимир Мацкевич: Идет борьба между группировками внутри режима, а страдают невиновные люди
Все главы государств — в ООН, Лукашенко — на военный полигон
Все главы государств — в ООН, Лукашенко — на военный полигон
Александр Лукашенко предпочел инспектировать военные учения "Запад-2017" на полигоне под Борисовом, а не продвигать официальные идеи Минска с трибуны ООН.
Андрэй Ягораў пра новую ініцыятыву Беларусі ў ААН: гэта не выпадковасць, існуе пэўная стратэгія
Андрэй Ягораў пра новую ініцыятыву Беларусі ў ААН: гэта не выпадковасць, існуе пэўная стратэгія
Мінск плануе правесці рэгіянальную канферэнцыю для нацыянальных каардынатараў ПРААН з Цэнтральнай і Усходняй Еўропы, а таксама СНД. Мяркуецца запрасіць адміністратара ПРААН Ахіма Штайнера.
Аўтапрабег пуцінцаў па Беларусі — спланаваная правакацыя? (Відэа)
Аўтапрабег пуцінцаў па Беларусі — спланаваная правакацыя? (Відэа)
З георгіеўскімі стужкамі і выявамі Пуціна. Аўтакалона з прапуцінскімі актывістамі напярэдадні ўвечары без дазволу праехала вуліцамі Мінска.
Правозащитнице Елене Тонкачевой вновь не разрешили досрочно вернуться в Беларусь
Правозащитнице Елене Тонкачевой вновь не разрешили досрочно вернуться в Беларусь
Судебная власть заняла сторону исполнительной власти, а не гражданского общества, представители которого требуют разрешить высланной из страны правозащитнице Елене Тонкачевой досрочно вернуться домой.
Владимир Мацкевич: До сегодняшнего дня мы не избавились в Беларуси от коммунистических мировоззрений
Владимир Мацкевич: До сегодняшнего дня мы не избавились в Беларуси от коммунистических мировоззрений
В том, что Конгресс исследователей Беларуси еще никогда не проводился на беларусской территории – в этом также виноват коммунизм.
"Inform Napalm" узняў пытанне лаяльнасці беларускіх службоўцаў да беларускай дзяржавы (Відэа)
"Inform Napalm" узняў пытанне лаяльнасці беларускіх службоўцаў да беларускай дзяржавы (Відэа)
Міжнародная выведніцкая супольнасць "Inform Napalm" абнародавала новы маніторынг "Беларусь — суверэнная дзяржава або пратэктарат Расіі?".
Міністэрства абароны хоча замаўчаць тэму Вейшнорыі (Відэа)
Міністэрства абароны хоча замаўчаць тэму Вейшнорыі (Відэа)
Гэтым разам брыфінг Міністэрства абароны абышоўся без гучных тэмаў, Вейшнорыю вайскоўцы не ўзгадвалі ўвогуле.
Андрэй Ягораў: Ажыятаж вакол "Захаду-2017" — інфармацыйная істэрыя
Андрэй Ягораў: Ажыятаж вакол "Захаду-2017" — інфармацыйная істэрыя
Заўтра пачынаюцца сумесныя расійска-беларускія ваенныя вучэнні, падрыхтоўка да якіх выклікала занепакоенасць не толькі ў Беларусі, але і сярод суседзяў.
Уладзімір Дунаеў: Беларусь у Балонскім працэсе ўратуе грамадскі і міжнародны кантроль

Наша краіна да цяперашняга часу павінна была выканаць абавязацельствы, якія ўзяла на сябе, далучыўшыся да Балонскага працэсу. Аднак улады не змаглі нават наблізіцца да выканання іх пераважнай часткі.

Проблемы правового регулирования частных учреждений в Республике Беларусь

Директор Центра правовой трансформации (Lawtrend) Ольга Смолянко подготовила аналитическую записку относительно проблем правового регулирования частных учреждений в Республике Беларусь.

Представители пяти городов обсудили ситуацию с безбарьерной средой (Фото)

23-24 сентября под Минском прошла двухдневная рабочая встреча в рамках кампании "Повестка 50".

Победить дедовщину можно только искоренив советские обычаи и традиции

Можно ли было жить в СССР и не знать о дедовщине? Она была везде: от детского сада до... ну, куда там можно заглянуть — до Политбюро ЦК КПСС.